Лента новостей
«Коммерсантъ» узнал об интересе «Ростелекома» к покупке «МегаФона» 02:00, Бизнес WSJ сообщила о закупках чипов из США разработчиком ядерного оружия КНР 01:48, Политика Зеленский назвал «очень жесткой» ситуацию под Бахмутом и Угледаром 01:26, Политика В шести областях Украины объявили воздушную тревогу 01:09, Политика Associated Press извинилось за совет не употреблять фразу «the French» 00:58, Общество Bloomberg назвал военную «автономию» Европы от США несбыточной мечтой 00:53, Политика На сирийско-иракской границе обстреляли колонну грузовиков 00:52, Политика Что «Билайн» предложит держателям бондов на фоне проблем с выплатами 00:46, Технологии и медиа FARS показало цех минобороны Ирана после атаки беспилотников 00:40, Политика Власти сообщили об ударах по Харькову и области 00:20, Политика Какие проблемы ждут рынок автомобильных масел. Они уже подорожали на 80% 00:20, Авто Единороссы определили возможные «риски момента» на выборах 00:03, Политика Иран исключил срыв развития мирного атома из-за удара по военному объекту 00:01, Политика ФНС ввела послабления по долгам на фоне нового подхода к взиманию налогов 00:00, Экономика «Аэрофлот» запланировал перевозить половину всех пассажиров в стране 00:00, Бизнес Украинские военные прибыли в Британию для обучения применению Challenger 29 янв, 23:30, Политика FT назвала остывающий Тихий океан угрозой для мирового рынка зерна 29 янв, 23:11, Экономика Эрдоган заявил, что просьбы о Татарстане и Дагестане «находят ответ» 29 янв, 23:01, Политика «Остров Джеймса Бонда» стал поводом для иска саудовского принца 29 янв, 22:36, Бизнес Живу «не свою» жизнь: как найти место для самого себя 29 янв, 22:22, РБК и Газпромбанк В Курской области при обстреле пострадал работник ремонтной бригады 29 янв, 22:20, Политика Олимпийская чемпионка призвала бойкотировать Игры в случае допуска России 29 янв, 22:06, Спорт Хинштейн заявил, что «Голубой щенок» не запрещен как «пропаганда ЛГБТ» 29 янв, 22:00, Политика Эрдоган не исключил шокирующее для Швеции решение по заявке Финляндии 29 янв, 21:45, Политика Платья из пульверизатора, нейросети и дипфейки: 10 громких трендов за год 29 янв, 21:38, РБК и Omoda Минобороны России показало работу расчета гаубицы «Мста-С» 29 янв, 21:28, Политика Футболистка рассказала о краже экс-игроком МЮ ложки на приеме у Путина 29 янв, 20:57, Спорт Жена Ассанжа сообщила о его плохом физическом и психологическом состоянии 29 янв, 20:53, Политика
Газета
Алексей Тулупов — РБК:
Газета № 161 (3654) (0712) Бизнес,
0

Алексей Тулупов — РБК:

«Зачем стране бизнес, который надо поддерживать?»
Алексей Тулупов, сооснователь «Росбилдинга» и владелец главного производителя хлеба в России, рассказал РБК о судьбе бывших заводов финской Fazer, как заработать на нарезном батоне и почему нынешнее время не похоже на 1990-е
Алексей Тулупов
Алексей Тулупов (Фото: Андрей Любимов / РБК)

Про покупку российских активов Fazer

Как Тулупов стал крупнейшим производителем хлеба

Как зарабатывать на хлебе

О ценах на хлеб и госрегулировании

О влиянии санкций на бизнес

Про спрос на жилье и поддержку государства

Про влияние частичной мобилизации на бизнес

Алексей Тулупов стал одним из первых, кто купил активы уходящей из России иностранной компании: в апреле его холдинг «Коломенский» стал владельцем российского бизнеса финской компании Fazer.

Тулупов начал бизнес в 1990-х — вместе с Сергеем Гордеевым (сейчас — основной акционер группы ПИК) они создали компанию «Росбилдинг», которая специализировалась на слияниях и поглощениях. Фактически она скупала предприятия и перепродавала их. В 2007 году партнеры закрыли компанию и стали строить бизнес по отдельности. В конце того же года Тулупов основал компанию Sminex. В начале у нее была широкая специализация — она интересовалась инвестициями в девелопмент, ретейл, пищевую промышленность, нефть. В рознице, например, запустил и через несколько лет продал сеть «хобби-гипермаркетов» «Леонардо». Выкупил Тулупов и булочно-кондитерский комбинат «Коломенский»: предполагалось, что площадка будет разделена на производственный и девелоперский проекты, первый из которых компания продаст профильному инвестору. Но в итоге бизнесмен решил оставить весь бизнес и сделал «Коломенский» крупнейшим игроком хлебного рынка, а Sminex сосредоточилась на строительстве жилья высокого ценового сегмента в Москве.

Про покупку российских активов Fazer

Fazer была основана в 1891 году в Финляндии, она выпускает хлеб и хлебобулочные изделия, шоколад и конфеты. В России Fazer работала с 1997 года. Сумму сделки по покупке этого бизнеса Тулупов не раскрыл, но уточнил, что она была «не номинальной».

«Мы предлагали Fazer продать этот актив еще год назад. Тогда мы, конечно, заплатили бы больше. Но у них был какой-то паралич принятия решений — долго думали и отказались. Потом случился февраль [2022 года], и уже они пришли к нам с предложением купить. Согласились на нашу цену, сказали: «Давайте, только быстро». Насколько я знаю, были и другие претенденты, которые, возможно, были готовы заплатить больше, но позже. И Fazer предпочла нас», — рассказывает Тулупов.

Fazer торопилась избавиться от российских активов не зря — на тот момент для сделки иностранным компаниям еще не нужно было одобрение российской правительственной комиссии. В сделку вошли три фабрики в Петербурге («Смоленская», «Муринская», «Нева») и одна в Москве («Звездная»), на которых в общей сложности работают более 2 тыс. человек. У финской компании нет опциона на обратный выкуп российского бизнеса — актив куплен «сразу и навсегда», подчеркивает бизнесмен.

Бизнес
Комбинат «Коломенский» купил российский бизнес Fazer Фото: Владимир Гердо / ТАСС

По данным Национального союза хлебопечения, Fazer входила в пятерку крупнейших производителей хлеба и хлебобулочных изделий в России: основным для нее рынком были Москва и Петербург, и она была слабо представлена в сегменте социально значимых сортов хлеба (для столицы это батон «Нарезной» и буханка «Дарницкого»), специализируясь на более дорогой продукции. Крупнейшие производители хлеба в России — «Стойленская нива», булочно-кондитерский холдинг «Коломенский», MAKFA и «Каравай».

Четыре факта об Алексее Тулупове

Родился в 1975 году в Москве

С конца 1990-го по 2007 год — топ-менеджер и акционер компании «Росбилдинг»

В 2007 году основал компанию Sminex. По данным агентства недвижимости «Метриум», по итогам первого полугодия 2022 года на компанию пришлось 17% продаж в элитных новостройках Москвы. За 15 лет работы компания построила 25 проектов.

Женат, воспитывает троих детей. Регулярно принимает участие в забегах на марафонскую дистанцию.

Как Тулупов стал крупнейшим производителем хлеба

Булочно-кондитерский холдинг «Коломенский» существует с 1956 года. Он специализируется на выпечке хлеба, сдобных и слоеных хлебобулочных изделий, производстве вафель. У холдинга сейчас 11 производственных площадок. Алексей Тулупов, согласно данным ЕГРЮЛ, контролирует более 99% холдинга (небольшая доля — 0,37% — в компании есть у ее гендиректора Дмитрия Козлова).

Сейчас «Коломенский» — крупнейший по выручке производитель хлеба в России: в 2021 году его выручка составила 14,5 млрд руб., по итогам 2022 года она должна удвоиться, достигнув 31,2 млрд руб., прогнозирует Тулупов. Принадлежащая холдингу площадка «Коломенское поле» в Коледино — крупнейшее в Европе хлебное производство. «Сейчас и по физическому объему, в тоннах, мы стали крупнейшими. У нас со всеми покупками этого года объем производства составит 306 тыс. т — это на 90% больше, чем в прошлом году», — утверждает он.

Помимо активов Fazer у «Коломенского» в этом году было и другое крупное приобретение, расширившее его присутствие в регионах: в сентябре холдинг получил контроль над тверским предприятием «Волжский пекарь», еще одним из крупных производителей хлеба.

Бизнес
Danone откажется от контроля над российским бизнесом Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Тулупов не исключает приобретения новых хлебопекарных предприятий в других регионах: «Мы также приглядываемся к новым для себя регионам, хотя маржинальность там может быть ниже, чем в густонаселенных Москве и Петербурге, где мы развиваемся в первую очередь. Но лично для меня важен не объем производства, а прибыль». По его словам, для того чтобы увеличить объем производства, «много ума не надо».

Производство «Коломенского» автоматизировано, на нем минимум человеческого труда. «Мы можем один раз установить какой-то агрегат, который варит варенье для начинок, и он будет нам давать 1 млн руб. дополнительной прибыли каждый месяц, на много лет вперед. Вот так по миллиону, как курочка по зернышку», — объясняет владелец холдинга.

Идти в новые отрасли, даже смежные с хлебопекарной, Тулупов не планирует. «Мы не хотим покупать смежные бизнесы — ни сельхозземли, ни элеваторы. В себестоимости [хлеба и хлебной продукции] на муку уходит 25%. Купим мы мельницу, элеватор, поля — все равно останутся те же 25%, и мы будем производить муку и продавать ее сами себе. Наша прибыль от этого не увеличится, — говорит Тулупов. — Это просто другой бизнес, с тем же успехом можно купить автопроизводителя. Идти в какие-то непонятные активы — это, скорее всего, способ потерять деньги». У него и так «два с половиной бизнеса», если считать компанию, управляющую домами, построенными Sminex. «Этого более чем достаточно. Распыляться на другой бизнес я не умею», — заключает владелец «Коломенского».

Алексей Тулупов
Алексей Тулупов (Фото: Андрей Любимов / РБК)

О том, как зарабатывать на хлебе

За последние годы затраты пекарей сильно выросли, а доходы, наоборот, сильно упали, говорил в начале 2022 года предправления Национального союза хлебопечения Сергей Щедрин. В 2021 году у производителей выросли расходы на сырье — муку и зерновые, упаковку, транспорт, зарплаты сотрудников и т.д. Из-за беспрецедентного подорожания всех компонентов себестоимости хлеба Fazer в январе 2022 года даже объявляла о намерении повысить отпускные цены на 16–30%.

Бизнес
Производитель багетов предупредил торговые сети о повышении цен на хлеб Фото: Андрей Любимов / РБК

«Я не согласен со словами Толстого о том, что «все счастливые семьи счастливы одинаково, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Я считаю, что ровно наоборот. Так и производители: прибыльные могут по-разному добиться прибыли, а все убыточные убыточны из-за одной причины. У них издержки выше выручки», — говорит Тулупов.

К убыткам хлебопекарных предприятий, по его мнению, приводят прежде всего недальновидные коммерческие решения. К примеру, Fazer закупала сырье и материалы для своего производства в среднем на 10% дороже, чем «Коломенский». «Так происходило потому, что финны не контролировали сотрудников. У меня есть мое мнение, что это было воровство или идиотизм, но оно не доказано судом. И на их производстве, которое в 1,5 раза меньше нашего, работало в 1,5 раза больше сотрудников. Ничего удивительного, что прибыль там была минимальная», — отмечает Тулупов.

Работу российских заводов Fazer «Коломенский» планирует сделать более эффективной — для этого придется в том числе сократить ассортимент выпускаемой продукции. «Мы будем отказываться от продуктов, на которых производство не зарабатывало, а теряло деньги», — говорит он. На бывшем производстве Fazer оказалось в три раза больше так называемых единиц складского учета (stock keeping unit, SKU), чем у «Коломенского». «Но в этом нет смысла, потому что каждый продукт нужно продвигать, чтобы он был узнаваемым. Мы сократим наименования в 2,5 раза, их останется около ста», — рассказывает бизнесмен.

Новый владелец также планирует возобновить на этих предприятиях производство замороженных хлебных полуфабрикатов, которые поставлялись в отели и рестораны: «В свое время у Fazer было 30% рынка замороженной пиццы, от которой они просто отказались. Они производили СТМ (собственная торговая марка. — РБК) для крупной российской сети, вместо того чтобы выпускать под собственным брендом. Оборудование есть, сейчас мы это подсчитываем и планируем развивать заморозку».

Примером успешных продуктов Fazer Тулупов называет десерт «Ягодные лукошки» — их производство планируется увеличить: «У них были мощности загружены только на 24%. Просто какое-то финансовое преступление! Мы слегка улучшим рецептуру и нарастим производство в три раза». РБК направил запрос представителю Fazer.

Бизнес
Логистический партнер McDonald’s уйдет из России Фото: Сергей Коньков / ТАСС

О ценах на хлеб и госрегулировании

Самый продаваемый продукт у «Коломенского» — нарезной батон. «На нашей площадке в Коледино в Подмосковье три линии работают 24/7, и того не хватает. На этом продукте мы, конечно, зарабатываем — его доля в выручке и в марже составляет 13%», — говорит Тулупов.

Но в целом у компании очень мало дешевых хлебов в ассортименте. «Мы готовы побороться за самый вкусный хлеб, это наша ниша», — уверяет ее владелец. По его словам, даже хлеб, произведенный «Коломенским» по государственному стандарту, стоит дороже среднего у других производителей, потому что он натуральный. «Я, честно говоря, мало ем хлеб. Но когда ем, то только наш», — добавляет Тулупов.

Модель потребления продуктов в России — консервативная: у человека есть привычка покупать хлеб конкретного производителя, «выбор тут не поддается логическому объяснению», поясняет бизнесмен. «Кто-то переходит с одного хлеба на другой, но это процесс небыстрый. Не каждый день происходят события, которые могут заставить человека экономить 2,5 или 10 руб. с батона».

Колебание цен на хлеб также существенно не влияет на выбор потребителей, считает владелец «Коломенского». «В какой-то момент, например, вырос в цене мак — булочки с маком стали дороже. А завтра, например, мука подешевеет, и булочка подешевеет. Может быть, это проблема для конкретного человека, а для хлебного бизнеса — неважно. Хлеб — это, наверно, последнее, от чего человек откажется», — уверен он.

В России отдельные сорта хлеба входят в перечень социально значимых продуктов, за стоимостью которых внимательно следят власти. В случае если такой продукт подорожает хотя бы на территории одного региона более чем на 10% в течение 60 дней подряд, правительство может установить для него предельные розничные цены.

Бизнес
ФАС предложила дать новым регионам механизм контроля цен на продукты Фото: Михаил Терещенко / ТАСС

Цена муки, основного сырья для хлебопекарных производств, сейчас более или менее стабильна. Но дорожать могут другие ингредиенты, например кондитерские жиры, какао. «Время от времени, когда что-то из ингредиентов резко дорожает, [власти] просят нас не поднимать цены. Но нельзя сказать, что это сверхмаржинальный рынок. Если завтра мука подорожает на 20%, а цены поднимать запретят, то все разорятся. Просто хлеба не будет ни за какие деньги», — объясняет Тулупов.

Увеличение цен на муку на 20% означает рост себестоимости хлеба на 6%, говорит владелец «Коломенского». «Мы можем себе позволить какое-то время не повышать цены. А есть те, кто не может, потому что просто разорятся», — предупреждает бизнесмен. Он уверен, что государство не пойдет «на такие глупости». В прошлом и в этом году при повышении цен государство предоставляло субсидии производителям, которые не подняли цены. «Это был не запрет, но взаимовыгодный обмен», — считает он.

Алексей Тулупов
Алексей Тулупов (Фото: Андрей Любимов / РБК)

О влиянии санкций на бизнес

На вопрос о том, повлияло ли введение санкций лично на его потребительские привычки, Тулупов отвечает, что ничего из западных товаров не исчезло полностью. «Что-то стало дороже или неудобнее. Магазины Nike закрылись, я купил беговые шорты в Дубае. Естественно, я туда ездил не за шортами. Но все равно товары везут, и их можно купить и в Москве», — уверен он.

В хлебопекарной отрасли из-за западных санкций «никакой катастрофы точно не произошло», уверяет бизнесмен, хотя признает, что поставки оборудования усложнились. «В России давно перестали делать оборудование, а в Китае не научились. Там просто не пекут такой хлеб, как у нас, поэтому все печки, тестосмесители и прочее оборудование европейское», — объясняет он. Производители, по его словам, иногда сами не знают, как трактовать санкции: «Одну линию поставят напрямую, другую на всякий случай через Турцию, хотя вроде запрета нет. Это удлиняет процесс и, наверное, удорожает. Но везем».

Используются импортные материалы и в строительстве. По данным Минпромторга, в целом доля импортных стройматериалов в строительстве жилья в России составляет всего 4%, а в элитном жилье она существенно выше. «Если не брать бетон, арматуру и подобное, то доля импортных материалов и оборудования в наших элитных проектах — 70%, — рассказывает Тулупов. — Мы заменили некоторых производителей, например камня, — португальских на турецких. Турецкий автомобиль, наверно, хуже немецкого. Но камень у них не хуже, он не зависит от места добычи». Но какие-то вещи было тяжелее заменить, например лифты. Компания Sminex, которая также принадлежит бизнесмену, нашла альтернативы премиального уровня, например лифты бренда Mitsubishi, которая она закупает на заводе в Китае.

Про спрос на жилье и поддержку государства

Начало боевых действий на Украине в феврале 2022 года и последовавшее за ними повышение на несколько месяцев ключевой ставки ЦБ негативно повлияли на рынок жилья. Продажи как готовых квартир, так и новостроек снизились. Даже цены на квартиры в Москве, после почти двухгодичного ралли, стали снижаться в среднем по рынку.

«Продажи недвижимости [в Sminex] за этот год просели существенно, раза в два», — отмечает Тулупов. Но, по его словам, это связано в том числе с тем, что у компании штучные проекты в продаже и их сложно сравнивать. «В прошлом году мы очень резво начали продажи в проекте «Достижение», не надо было так много и так дешево продавать, когда рынок рос», — сожалеет теперь бизнесмен. Всего у компании сейчас в стадии строительства три проекта общей площадью 105 тыс. кв. м (1,4 тыс. квартир), компания также реставрирует городскую усадьбу в Орлово-Давыдовском, которую собирается продать единым лотом.

В целом первичный рынок жилья в России поддерживают программы льготной ипотеки, ставку по кредитам на которые субсидирует государство. При этом действует ограничение на размер кредита, поэтому на рынок дорогого жилья программа влияет меньше, чем на жилье массового спроса. «Часть [наших] квартир можно взять под льготную ипотеку. Но глобально мне вообще не нужны меры поддержки государства. Я не понимаю, зачем стране нужен такой бизнес, который надо поддерживать. Если вы хотите кого-то поддержать, снизьте всем налоги и никого не поддерживайте специальным образом. Не мешайте и не помогайте. Если кого-то поддержат, он, скорее всего, потом придет еще раз. Это игла», — уверен Тулупов.

Про влияние мобилизации на бизнес

Объявление частичной мобилизации в сентябре несильно сказалось на бизнесе Тулупова. На «Коломенском» из 6 тыс. сотрудников мобилизовали лишь 47 человек. «Причем не самых незаменимых», — говорит он. К тому же компания потратила много времени, чтобы получить брони на ключевых сотрудников.

Из Sminex, где работает 1 тыс. человек, никого не мобилизовали. «Хотя были ситуации, когда на стройки приходили [для проведения мобилизации], все рабочие разбегались, на следующий день их нельзя было найти. Но через два-три дня они собирались обратно. Кто-то из сотрудников уезжал, кто-то не возвращался из отпуска, просил продлить. Но в принципе все успокоились и вернулись», — рассказывает бизнесмен.

«Объявление частичной мобилизации, как и любая новость, которая всколыхивает людей, мягко говоря, не повысила темпы продаж. Но в целом ситуация радикально не изменилась», — отмечает Тулупов. Он связывает это с тем, что «многие понимали, что подобное может случиться», и с тем, что частичная мобилизация быстро закончилась.

«Но сейчас люди, конечно, не спешат расстаться с деньгами. Для многих людей [покупка квартиры] — это главная инвестиция в жизни. Это не эмоциональная покупка», — объясняет бизнесмен.

На спрос повлиял в том числе отъезд состоятельных россиян, многие из которых уехали еще в феврале и не вернулись. «Люди сейчас думают купить квартиру в Москве, Дубае, Стамбуле или Ереване. Выбирают Дубай либо не покупать ничего. Но рано или поздно эмоции схлынут. Те люди, кто остался жить в России, а их все-таки большинство, начнут опять покупать, потому что жить-то как-то надо, — уверен Тулупов. — Были страны с разными вооруженными конфликтами на протяжении долгих лет. И что, там ничего не строилось?»

Ехать за своими потенциальными клиентами в Дубай и развивать бизнес там Sminex не планирует. «Дубай, безусловно, растущий город. Но там безумная конкуренция на рынке жилья. Сейчас там стоят гигантские жилые комплексы, где много нераспроданных квартир», — считает он.

В текущей ситуации Sminex не повышает цены на квартиры, но и не снижает их. «Спокойно ждем», — резюмирует Тулупов, поясняя, что благодаря переходу на проектное финансирование девелоперы больше не находятся в ситуации, когда им необходимо держать темп продаж, иначе стройка встанет. Застройщики держат цены, поскольку нет смысла «уходить в минус, если рано или поздно рынок восстановится». «Плюс в нашем сегменте люди сейчас стараются купить более готовое жилье, чтобы переехать через полгода-год. Когда мы достроим, люди придут и купят. К тому моменту и этот эмоциональный фон схлынет. Люди в конце концов просто привыкнут, даже если ничего глобально не изменится», — полагает он.

Алексей Тулупов
Алексей Тулупов (Фото: Андрей Любимов / РБК)

«Оптимизм — отличительная черта любого предпринимателя», — считает Тулупов. Поэтому планы по покупке новых участков для строительства жилья у компании в целом не изменились. «Мы рассматриваем несколько новых участков. Покупаем мы взвешенно: закладываем темпы продаж, норму доходности. Это не точная наука, но это то, во что мы верим, наши предпринимательские риски», — поясняет бизнесмен. В следующем году компания планирует начать строительство проектов в 3-м Обыденском переулке и на Тишинке в Москве.

При этом у компании нет планов по покупке участков для коммерческой недвижимости. В начале года Sminex планировал купить участок в Лужниках для коммерческой застройки, но отказался от сделки. «Это был хороший большой проект в хорошем месте. Но коммерческая недвижимость сейчас, мягко говоря, никому не нужна. Единственным драйвером является льгота за смену разрешенного использования земли. Но сейчас для девелоперов это, конечно, обуза», — говорит Тулупов. Однако в ближайшее время Sminex планирует вывести в продажу небольшой бизнес-центр TWIST рядом с Савеловским вокзалом, в который компания начала инвестировать до этого года, говорит Тулупов.

Про 1990-е и инвестиции в Россию

— В 1990-х компания «Росбилдинг», совладельцем которой вы были, занималась тем, что покупала бизнес подешевле, чтобы продать подороже. Сейчас не рассматривали возможность вернуться в эту сферу?

— В 1990-е годы происходил массовый передел собственности, в хорошем смысле слова. Появилось гигантское количество людей, которые не умеют хозяйствовать. Красные директора, которые в рыночных условиях приводили предприятия к банкротному или предбанкротному состоянию. Мы были промежуточным звеном, помогали эффективным собственникам купить неэффективные предприятия.

Но этот навык утерян, и нет смысла переключаться, потому что уже половина, а то и 90% иностранцев, кто хотел уйти с российского рынка, уже это сделали. Кроме того, появились профессиональные инвесторы, люди из отрасли. Поэтому и Fazer пришла сразу к нам, а не в какой-то банк с запросом найти им покупателя.

— Некоторые экономисты сравнивают нынешний год с 1990-ми по масштабу изменений. Как вы считаете, такое сравнение справедливо?

— Мне кажется, они даже по принципу разные. В 1990-е происходило появление частной собственности, смена самой структуры хозяйствования. Появлялось то, чего раньше не было. Сейчас, наоборот, что-то даже сокращается. Мне кажется, совсем другая история. Не знаю, происходит ли огосударствление именно в последний год, но массовой приватизации точно не происходит. Может, приватизировать в таком массовом масштабе нечего.

— А через пять лет, как вы думаете, как экономика России будет выглядеть? Зачем сейчас инвестировать в Россию?

— Во-первых, потому что это привычка. Я понимаю, что кто-то сейчас не будет инвестировать в Россию и, может быть, он окажется и прав. Но есть большой шанс, что инвестиции в Россию окупятся. Представим, что никто сейчас не будет строить новых домов, а мы, допустим, будем. Если спрос восстановится, и я верю, что он восстановится, тогда выиграет тот, кто инвестировал.

Это даже не оптимистичный взгляд, а взвешенный. Экономическая активность в России сохранилась, несмотря на все санкции. Подавляющая часть населения осталась. Количество рублей, которое есть в России, если сейчас абстрагироваться от курса, неизменно. Невозможно вывезти рубли, они все равно остаются здесь, и какие-то превращаются в конфеты и хлеб, а какие-то — в квартиры.