Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
«С нами, например, хотят слиться все»
Лента новостей 16:57 МСК
Раскрывшего «карусель» на выборах в Петербурге журналиста будут судить Общество, 16:45 Неформальная встреча участников ОПЕК пройдет без России Политика, 16:25 Московское метро заключило контракт на размещение рекламы на десять лет Бизнес, 16:18 Врачи допустили выписку президента Киргизии из ЦКБ к концу недели Политика, 16:17 Компанию Илона Маска обвинили в краже интеллектуальной собственности Бизнес, 16:12 Лучшие предложения рынка наличной валюты  16:00   USD НАЛ. Покупка 64,09 Продажа 64,11 EUR НАЛ. 71,88 71,91 В Старом Осколе водители выстроили автобусы в надпись «Путин, помоги» Общество, 15:52 В Грузии завели дело о заговоре из-за аудиозаписи «разговора Саакашвили» Политика, 15:44 Погибших при пожаре на складе пожарных представили к орденам Мужества Общество, 15:35 Следствие отказалось амнистировать владельца SPI Group Юрия Шефлера Общество, 15:23 Путин призвал не спешить наращивать объемы экспорта зерна Экономика, 15:22 Альфа-банк заключил мировую по долгу с производителем танка «Армата» Бизнес, 15:19 Avito стала владельцем портала Domofond.ru Технологии и медиа, 15:05 «Роснефть» и Сбербанк создали совместное предприятие для газовых проектов Бизнес, 15:01 Медведев обсудил с премьером Турции совместные энергетические проекты Политика, 14:56 КНДР объявила о завершении разработки ядерного оружия Политика, 14:54 Куда идет Америка: о чем Клинтон и Трамп спорили на первых дебатах Политика, 14:47 После отравления 14 детей в реабилитационном центре Томска возбудили дело Общество, 14:43 Жители Азербайджана проголосовали за увеличение президентского срока Политика, 14:33 Мировые рынки признали победу Клинтон над Трампом на дебатах Экономика, 14:28 В Госдуме предложили отстранять учителей от работы за подлог на выборах Политика, 14:08 Война за мир: почему России не удалось стать арбитром в Сирии Леонид Исаев арабист, старший преподаватель Высшей школы экономики Мнение, 14:08 Хворостовский отменил выступление в Вене из-за курса химиотерапии Общество, 13:58 В Москве назвали «фантазиями» сближение Ту-160 с гражданским лайнером Политика, 13:58 Губернатор Петербурга попросил прекратить разговоры о его отставке Политика, 13:31 Министр образования запретила произносить слово «услуга» в школах Общество, 13:21 Мосгорсуд отказался освободить полковника Захарченко Политика, 13:15
Газета № 218 (1993) (2411) //3283 24 ноя 2014, 00:25
Роман Асанкин
«С нами, например, хотят слиться все»
Генеральный директор «Рольфа» Татьяна Луковецкая – о том, как расти на падающем рынке
Фото: Олег Яковлев/РБК

Падение продаж автомобилей продолжится еще долго, а многие дилеры уже оказались на грани банкротства. Сколько из них могут уйти с рынка в ближайшее время, почему государству выгодно поддерживать автодилеров и как надо строить бизнес, чтобы он рос, когда рынок падает, РБК рассказала генеральный директор крупнейшего российского автодилерского холдинга «Рольф» Татьяна Луковецкая.

«Люди с деньгами никуда не делись»

– Когда возобновится рост продаж автомобилей?

– Если бы у меня был хрустальный шар, я бы ответила на этот вопрос. Падение авторынка продолжается со второй половины прошлого года. Сейчас оно немного замедлилось из-за запуска в сентябре программы утилизации. Очевидно, что в 2015 году снижение продолжится. По нашим прогнозам, оно будет стремительней, чем в этом году.

Улучшение могло бы произойти в середине следующего года, если совпадут сразу несколько факторов. К примеру, закончится политический кризис, нефть будет стоить $100 за баррель. С уверенностью могу заявить только одно: мы еще не достигли дна.

– У «Рольфа» как обстоят дела с продажами?

– Мы идем против рынка. Прошлый год рынок закончил на отметке минус 8%, у нас было плюс 18%. Продажи «Рольфа» растут до сих пор. За десять месяцев рынок упал на 11,6%, у нас продажи выросли почти на 10%, в октябре рост составил 16,5%.

– Почему так?

– Начиная с 2011 года мы защитили новую стратегию, которая была основана на уроках предыдущего кризиса. Тогда мы поняли, что необходимо трансформировать собственный ретейл. Розница стала стратегическим направлением развития компании. Мы стали наращивать долю премиальных брендов, поскольку они более устойчивы в кризисных ситуациях. Время показало, что мы выбрали правильную стратегию. Несмотря на то что в этом году рынок упал почти на 12%, продажи «Рольф» автомобилей премиальных брендов выросли на 36,7%. Люди с деньгами никуда не делись. А еще премиальные бренды расширяют свои модельные линейки, приближаясь к верхней границе массового сегмента. Клиент, который раньше мог позволить себе только массовый сегмент, получил возможность покупать премиальный. Это тоже послужило триггером роста продаж. В массовом сегменте мы стали концентрироваться на тех брендах, которые производятся в России.

– Почему только с местными, они дают большую маржу?

– Нет, степень маржинальности примерно одинаковая. Вопрос в устойчивости производителя. Когда вы построите завод стоимостью $200 млн, вы, скорее всего, не уйдете с рынка только потому, что неожиданно изменились экономические условия. Плюс локализация моделей подразумевает снижение себестоимости и адаптацию к российским условиям эксплуатации и обслуживания. Все это приводит к повышению спроса на такую модель.

– Вообще маржа снижается?

– Конечно. И уже не первый год. Хотя что понимать под маржой и как ее считать. Есть маржа от отгрузки, есть от бонусной составляющей, которую платит производитель при выполнении дилером определенных условий. Прежде всего это выполнение плана отгрузок и качественных показателей, таких как удовлетворенность потребителя, соответствие стандартам, проведение ребрендинга, соответствие политике производителя и пр. Таким образом, если говорить о железной марже как о торговой наценке – да, безусловно, она снижается. Поэтому дилеры вынуждены делать какие-то интересные акции для того, чтобы подогреть слабеющий спрос. Рынок неуклонно движется в сторону западных моделей бизнеса, где маржа почти равна нулю. Даже есть отрицательная. Они зарабатывают на дополнительном оборудовании, финуслугах, на trade-in и сервисе. Мы в «Рольфе» назвали это кумулятивной маржой.

– Как снизилась торговая наценка?

– Все индивидуально. Есть бренды, по которым она выросла. Но консолидированная торговая маржа падает.

– Когда приблизится к нулю?

– Надеюсь, в следующем году этого не произойдет.

«Пока не ясно, где дно»

– Чем отличается кризис 2008–2009 го­да от текущего?

– Скоростью. Тогда было резкое падение и отскок наверх, сейчас – медленное, но неуклонное сползание. И пока не ясно, где дно.

– Программа утилизации подержанных автомобилей помогает дилерам?

– В определенной степени. Но запустили ее слишком поздно. Весь год дилеры работали над тем, чтобы вернуть программу субсидированного кредитования. В кризис растут ставки, сейчас мы наблюдаем жесткое падение продаж в кредит, что в массовом сегменте является критичным. Автопром – большая отрасль, ей нужно помогать. В прошлом году российский потребитель потратил почти $74 млрд на покупку автомобилей. На прошлую программу субсидирования автокредитования государство выделило 8,6 млрд руб., а вернулось в бюджет в виде налогов 28 млрд руб. Программа льготного кредитования была выгодна всем.

– Что лучше – утилизация или льготное кредитование?

– Кредитование. Ведь это поддерживало и финансовый, и страховой рынки. Но при нынешнем падении экономики и уровня жизни потребителей не уверена, что локальных мер поддержки будет достаточно. Необходимо вытаскивать всю экономику.

– Сейчас многие крупные дилеры развивают сегмент автомобилей с пробегом. Это перспективное направление?

– Прошлый кризис нас также научил тому, что автомобили с пробегом нуждаются в срочной ревизии, и на них нужно делать ставку как на стратегический продукт. За прошлый год в России было продано 5 млн подержанных машин против 2,7 млн новых. За годы автомобильного бума с начала 2000-х в стране сформировался огромный парк подержанных автомобилей. Это очень хороший бизнес. При этом в прошлом году через официальных дилеров было продано только 7% подержанных автомобилей, остальное продолжает находиться в зоне «из рук в руки». В 2012 году, когда мы начали программу, у «Рольфа» на подержанные автомобили приходилось 11% всех продаж, сейчас – 30%.

– Какой ориентир?

– Как в Европе – 50 на 50.

– Когда рассчитываете выйти на этот показатель?

– Трудно сказать, когда мы достигнем европейского уровня. Но я вам так скажу. В 2012 году у нас в стратегии было прописано выйти на долю trade-in в 25% в 2015 году. Мы достигли этого показателя уже в 2013 году. Мы развиваемся очень быстро. Но, к сожалению, не все зависит от нашей эффективности. Многое зависит и от определенных изменений в законодательстве, в частности, от установления единой системы оценки вторичного рынка автомобилей. Это когда по номеру VIN вы сможете узнать всю историю приобретаемого автомобиля. В Европе и США есть такие справочники, у нас – нет. Пока мы пользуемся собственным справочником, который ведем с 2007 года. Но в стране 3 тыс. дилеров, и важно создать единую базу. Речь идет не только о сервисе и истории автомобиля, не стоит забывать и о базе кредитных автомобилей. Сейчас мы совместно с ассоциацией «Российские автомобильные дилеры» (РОАД) работаем над созданием единого языка, который позволит нам цивилизовать этот рынок.

– Хотите исключить частников с рынка?

– Когда заработает система, многие частники сами уйдут. Или им придется вкладывать средства, чтобы подключиться к системе. Но полностью убрать перекупщиков не получится. Рынок конкурентный и слишком большой, работы хватит всем. У клиента всегда будет выбор.

«Деньги дорожают, а бизнес у нас низкомаржинальный»

– Как изменятся объемы поставок в Россию тех брендов, с которыми вы работаете?

– Не знаю, мы только начали процесс переговоров. Ближе к концу года станет понятно.

– В 2015 году машины подорожают?

– Несомненно. Уже в этом году был рост цен почти по всем моделям. Если продолжится падение рубля, это отразится на ценах на автомобили.

– Финансовые показатели за 2014 год сильно будут отличаться от пла­новых?

– Мы идем с опережением планов и выше прошлого года. Точные цифры смогу дать, только когда закроем год.

– Долговая нагрузка увеличивается?

– По прошлому году долг «Рольфа» составлял 2,3 EBITDA, сейчас ниже. Точную цифру до годовой отчетности сказать не могу.

– Рынок авторетейла сильно изменится из-за кризиса?

– В 2008–2009 годах из 2,8 тыс. дилеров ушло примерно 400. Сейчас тоже будут изменения. Трудности в основном будут испытывать монобрендовые автоцентры, торгующие автомобилями массового сегмента. А также дилеры, у которых большая задолженность и кризис ликвидности. Деньги дорожают, а бизнес у нас низкомаржинальный.

– Сколько дилеров уйдет с рынка?

– Зависит от глубины кризиса. Не исключаю, что до 30%.

– Дилеры просят поддержку у государства?

– Правительство не идет на диалог с авто­бизнесом. Я не помню, чтобы хоть одно решение Министерства промышленности и торговли обсуждалось с РОАД. Я даже не уверена, что министр [Денис] Мантуров знает названия автодилеров. Во всяком случае, на неоднократные обращения РОАД о возвращении программы льготного кредитования на новых условиях, выгодных для государства, не было ответа и тем более – обсуждения с нами. Напомню, дилеры предлагали расширить ценовой коридор стоимости автомобилей до 1 млн руб., при этом субсидировать только половину ставки кредитования. Под такие критерии подпадали более 80% собираемых в РФ автомобилей. Просто для сравнения: в Европе невозможно принятие ни одного закона без консультаций с профессиональными ассоциациями.

– Консолидация дилеров будет?

– Она уже происходит. Недавно «Автоспеццентр» купила «Эла», потом была сделка «Автодома» с петербургским «Олимпом». Да, рынок созрел для консолидации. С нами, например, хотят слиться все.

– Сами думаете о покупках?

– Планы такие есть, но сделок пока не ведем. Сейчас все присматриваются друг к другу.

– Региональный бизнес интересен?

– Нет. Это не наш сегмент.

– С учетом волатильности рынка изменилось планирование?

– У нас – нет. Как и раньше, целевое планирование идет на год, дальше каждый месяц план корректируется. Но мы можем экстренно менять производственный план.

– Как часто меняете?

– Крайне редко. Иначе с нами никто не захочет работать.

– Штрафы предусмотрены?

– Нет. Это нормальная ситуация, все всё понимают.

– Работа производителей и дилеров изменилась?

– У части производителей стали меньше бонусы, но не у всех. У кого-то бонусы перегруппировали: больше стали платить за качественную составляющую, но меньше за объем.

– Есть ли проблемы с импортом автомобилей и комплектующих из-за санкций?

– Пока нет. Надеюсь, что и не будет.