Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Мнение: Почему слабый рубль не поможет
Лента новостей 0:57 МСК
Лучшие предложения рынка наличной валюты  00:00   USD НАЛ. Покупка 65,48 Продажа 65,41 EUR НАЛ. 71,89 71,81 СМИ опубликовали видео двойного убийства на парковке в Москве Общество, Вчера, 23:33 Боевики ИГ заявили о сбитом в Ираке американском военном самолете Политика, Вчера, 23:26 Расследование РБК: как ввозили контрабанду через петербургскую таможню Бизнес, Вчера, 23:21 Бомба, мачете, топор: чем обернется для Меркель всплеск насилия в ФРГ Политика, Вчера, 23:06 На контрольный пакет «Башнефти» появился новый претендент Бизнес, Вчера, 22:39 Улюкаев опроверг подготовку альтернативы программе Кудрина Экономика, Вчера, 22:08 Информатор WADA Юлия Степанова попросила МОК пустить ее на Олимпиаду Политика, Вчера, 22:00 Пятеро за стеклом: чего ждать от стартовавшего процесса по «делу Немцова» Политика, Вчера, 21:49 Захватившие полицейский участок в Ереване сожгли автобус Политика, Вчера, 21:34 Минобороны опровергло нарушение воздушного пространства Болгарии Политика, Вчера, 21:11 Правообладатели собрались подать в суд на Российское авторское общество Бизнес, Вчера, 21:07 После нападения на сотрудника полиции на юге Москвы возбудили дело Общество, Вчера, 20:43 Акционеры ЮКОСа отказались от борьбы за «православный» участок в Париже Экономика, Вчера, 20:16 Биржевой курс евро вырос до 72 руб. впервые с 27 июня Финансы, Вчера, 20:15 Минтранс подготовил предложения по возвращению чартеров в Турцию Общество, Вчера, 20:13 В Милане закрыли центральную станцию метро из-за подозрительного пакета Общество, Вчера, 19:44 Мутко попросил главу IAAF допустить «чистых» легкоатлетов до Олимпиады Общество, Вчера, 19:44 Розничная сеть «Магнит» проведет редизайн своих магазинов Бизнес, Вчера, 19:34 МИД Украины направил ноту протеста после поездки Медведева в Крым Политика, Вчера, 19:29 Трамп высмеял заявления о российском следе в утечке документов демократов Политика, Вчера, 19:25 ФСБ отвела приближенному Бастрыкина ключевую роль в «деле Шакро» Политика, Вчера, 19:22 СМИ назвали версию убийства пары на парковке в Москве Общество, Вчера, 19:10 Рынок нефти вступил в новый цикл спекулятивных продаж Экономика, Вчера, 19:00 На МКАД загорелся ТЦ «Вэйпарк» Общество, Вчера, 18:59 Китайский производитель солнечных батарей подал иск к «Роснано» Бизнес, Вчера, 18:57 Лаврову оказалась мала рубашка для торжественного приема на саммите АСЕАН Политика, Вчера, 18:53
Газета № 199 (1974) (2410) //3049 24 окт 2014, 00:25
Ярослав Лисоволик, главный экономист Deutsche Bank в России
Мнение: Почему слабый рубль не поможет
Ярослав Лисоволик
Фото: РИА Новости

За последние 15 лет в России были три крупные попытки импортозамещения. Чем нынешняя отличается от предыдущих и чем опасна теперь опора на ослабление рубля?

Россия к осени 2014 года выработает свою стратегию в области импортозамещения, заявил в мае президент Владимир Путин. Речь шла о производстве программного обеспечения, радиоэлектронного оборудования, продовольствии. Вернуть рынок национальным производителям, сократив импорт, планировалось за счет «модернизации промышленности, строительства новых предприятий, локализации конкурентного производства в России».

О результатах пока судить сложно. При сокращении импорта почти на 10% по отношению к предыдущему году рост промышленного производства в России незначителен (например, в сентябре промпроизводство ускорилось на 2,8% против снижения в августе). В целом по экономике картина к лучшему пока кардинально не меняется, и неясно, изменится ли.

На протяжении последних 15 лет в России можно выделить три основных периода импортозамещения. Кроме сегодняшних попыток было еще две. Они следовали за кризисами 1998 года и 2008 года. Во всех случаях их важным фактором было масштабное ослаб­ление рубля. Кстати, в этом году оно усиливается воздействием импортных ограничений на продовольствие.

Реакция экономики на сокращение импорта и протекционизм, кажется, постепенно убывает со временем. Если в 1998 году экономика реагировала быстро и масштабно, в 2008–2009 годах этот эффект был гораздо более сдержанным, то в этом году заметного ускорения роста производства как-то не наблюдается. Сдерживающим фактором является недостаток инвестиций в экономике за последние пять-шесть лет. В результате износ оборудования крайне высок, в то время как загрузка производственных мощностей существенно выше, чем в 1998 и 2008 годах. Да и безработица сегодня близка к историческим минимумам. То есть ресурсы для ускоренного роста производства ограничены: не хватает людей, мощностей и оборудования.

Насколько вообще политика поддержки национальных производителей имеет право на существование в условиях рынка? В статье Latin America’s Korean dream в The Economist авторы обращают внимание, что после долгих десятилетий критики «государственного вмешательства в дела рынка» оказалось, что такая политика все-таки приносит результаты, хотя и не всегда однозначные.

Журнал приводит Бразилию и Аргентину 60–80-х годов прошлого века как пример, где стратегия промышленной политики реализована неудачно. Основной проблемой стала чрезмерная фиксация на протекционизме и импортозамещении. Это привело к тому, что национальные компании фактически превращались в получателей госпомощи и снижали финансовые показатели и эффективность работы.

А вот Южную Корею The Economist считает примером для подражания. Страна ориентировала своих производителей в 1960–1980-е на экспорт продукции за рубеж и требовала принимать меры по повышению конкурентоспособности. Кроме того, корейцы ставили определенные условия и временные ограничения для предоставляемой национальным компаниям поддержки. В отличие от латиноамериканской модели такие условия помощи не оставляли иллюзий, что поддержка возможна без повышения эффективности бизнеса.

Южнокорейский опыт промышленной политики давно и часто обсуждался в России. Чтобы быть успешной, политика импортозамещения должна быть дополнена комплексом мер по повышению эффективности российских компаний. Именно такие меры могут восполнить недостаток мощностей, которые присутствовали в изобилии в предыдущие периоды импортозамещения в России.

Что точно России не нужно, так это опора на политику слабого рубля как средство стимулирования роста экономики и бюджетных доходов. Такого рода политика чревата подрывом доверия к национальной валюте, ростом инфляции и двойной зависимостью бюджета и экономики – не только от высоких цен на нефть, но и от все более слабого рубля.