Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Лента новостей
В Мосуле уничтожили крупный завод ИГ по производству взрывных устройств 01:13, Политика BMW опровергло сообщения СМИ о картельном сговоре 00:59, Технологии и медиа В столице Иордании произошла перестрелка в израильском посольстве 00:41, Общество Бастрыкин поручил проверить инцидент с протащившим девочку автобусом 00:09, Общество Россия сократит расходы на продвижение внешнеполитической повестки 00:02, Экономика Без шума и пыли: чего хотят и боятся жители пятиэтажек и их соседи 00:01, Политика В Грузии националисты забросали яйцами и бутылками марш «евродемократов» 23 июл, 23:42, Политика Украина заявила о размещении Россией трех «ударных» дивизий на границе 23 июл, 23:13, Политика СК начал проверку сообщения о жестоком обращении в интернате под Брянском 23 июл, 22:35, Общество СМИ назвали причину смерти первого легального миллионера СССР 23 июл, 21:49, Общество NYT ответила на обвинения Трампа в срыве попытки уничтожить главаря ИГ 23 июл, 21:46, Политика СМИ узнали о поручении Рогозина отремонтировать «Ё-мобиль» Жириновского 23 июл, 21:20, Политика Застрявшие на трое суток в Бодруме россияне вылетели в Москву 23 июл, 20:30, Общество На авиасалоне МАКС-2017 заключили контракты на 400 млрд руб. 23 июл, 19:58, Политика Роспотребнадзор предложил приравнять вейпы к сигаретам 23 июл, 19:10, Общество Роспотребнадзор заявил о необходимости «гигиенического воспитания» детей 23 июл, 19:03, Общество Переговоры между Неймаром и «Барселоной» провалились 23 июл, 18:52, Спорт Каррера объяснил отсутствие в основе капитана «Спартака» в матче с «Уфой» 23 июл, 18:32, Спорт Герман Греф посоветовал юристам «забыть профессию» 23 июл, 18:19, Бизнес Белый дом заявил о поддержке законопроекта о новых санкциях против России 23 июл, 18:09, Политика В Мосуле попала под обстрел корреспондент агентства Sputnik 23 июл, 18:08, Политика Спецпредставитель США заявил о «горячей войне» в Донбассе 23 июл, 17:16, Политика Глава Роспотребнадзора назвала города — лидеры по заболеваемости ВИЧ 23 июл, 17:09, Общество «Спартак» сыграл вничью во втором матче подряд в чемпионате России 23 июл, 17:05, Спорт Прокуратура начала проверку после задержки вылета 300 туристов из Бодрума 23 июл, 16:45, Общество «Почта России» начала проверку после найденных у Дона коробок от посылок 23 июл, 16:21, Общество В Норильске автобус протащил ребенка по дороге несколько метров 23 июл, 15:42, Общество В центре Москвы прошел марш «За свободный интернет» 23 июл, 15:37, Политика
Будет ли осужден Владимир Евтушенков
Газета № 174 (1949) (1909) //2680 Общество, 19 сен, 2014 01:25
0
Будет ли осужден Владимир Евтушенков
Фото: ИТАР-ТАСС

Решение о возбуждении уголовного дела против того или иного человека – это ключевое решение в российской практике уголовного преследования, которое, как правило, не имеет обратного хода. Суды играют в этом смысле минимальную роль: процент оправдательных приговоров в России стремится к нулю. То есть все основные решения, которые в итоге определят судьбу обвиняемого – о самом возбуждении дела, о статье Уголовного кодекса, по которой деяние будет квалифицировано, и так далее – принимаются следователями еще на стадии доследственной проверки. И потом не отменяются: на практике российский уголовный процесс устроен так, чтобы не допускать прекращения дел.

Эти правила работы следствия распространяются и на дело против основного акционера АФК «Система» Владимира Евтушенкова. Хотя само дело не типичное по статусу подозреваемого и сумме ущерба, с точки зрения техники репрессий против предпринимателей оно вполне типично. Едва ли ему будет дан обратный ход. Нет никаких сомнений, что обвинение было заранее тщательно проработано, а решение о возбуждении дела согласовано на высшем уровне. О серьезности ситуации говорит и выбранная мера пресечения (домашний арест) – возможности покинуть страну у владельца АФК «Система» уже не будет. Скорее всего, он будет признан виновным и осужден.

Евтушенков, разумеется, понимал, что на АФК «Система» ведется атака, связанная с нефтяной компанией «Башнефть». По поводу продажи «Башнефти» возбужден ряд уголовных дел, в том числе против бывшего руководителя «Башнефти» Урала Рахимова и Левона Айрапетяна, который предположительно выступал посредником при ее продаже. Самого Евтушенкова допрашивали как свидетеля, и он наверняка был в курсе, кто именно проявляет интерес к его активу. Возможно, в месяцы, когда принималось решение о возбуждении дела, шел торг, но значит, эти переговоры ни к чему не привели. А теперь сделать шаг назад уже трудно, тем более что и представитель СКР Владимир Маркин заявил, что «неприкасаемых для нашей системы нет» и что все обоснованно, поставив на кон репутацию Следственного комитета.

Мы не знаем в деталях, как соотносятся бизнес-практика Евтушенкова и законодательство РФ, перешел ли он какую‑либо черту или оставался в рамках допустимых нарушений закона. У закона всегда огромный люфт в способах применения. Очевидно, что Евтушенков все это время надеялся отстоять свою компанию. Он никогда не был ключевой фигурой нефтяного сектора и владеет активами в разных отраслях – в телекоммуникациях, транспорте, промышленности, энергетике, медиа. И в этом смысле он напоминает владельцев южнокорейских чеболей – многопрофильных конгломератов. С точки зрения экономической логики пестрый набор активов мало объясним, но как средство снижения политических рисков в период диктатуры конгломераты логичны. Когда предприниматель владеет множеством крупных компаний в разных отраслях, политическая атака на него создает слишком большую угрозу для национальной экономики. Возможно, Евтушенков, подобно собственникам Samsung и LG, полагал, что диверсификация спасет его от преследований, однако пока выходит иначе.

Можно также предположить, что в деле Евтушенкова сыграла роль и амбиция Следственного комитета, который в последнее время стремится расширить сферу своего влияния и играть роль чуть ли не налогового органа, пополняющего бюджет якобы похищенными деньгами. Глава Башкортостана Рустэм Хамитов уже заявил, что Башкортостан недополучил денег от продажи «Башнефти». Возможно, Следственный комитет пытается доказать свою полезность и в этом отношении.

В Кремле уже заявили, что делу не нужно придавать политическую окраску. Действительно, Евтушенков не ходил на митинги на Болотной площади, не выступал со смелыми высказываниями на политические темы, и нам, во всяком случае, не известно о каком‑либо конфликте с Владимиром Путиным. Однако по своим масштабам и последствиям любое дело будет политическим, если оно направлено против одного из крупнейших собственников страны.

Скорее всего, в ближайшее время президент выскажется в том духе, что есть закон и есть следствие, что вмешиваться нельзя и что нужно строго соблюдать закон. Разрешение ситуации, несомненно, затянется: экономические дела вообще расследуются очень долго. Дело надо будет еще передавать в прокуратуру, которая теперь отделена от следствия. Вообще уголовные статьи об экономических преступлениях очень гибкие и открывают много пространства для толкования, квалификации и переквалификации коммерческих сделок в терминах уголовного права. Теоретически любая совокупность сделок при определенном искусстве следователя может быть квалифицирована по той или иной статье УК – это мы видели много раз.

Станет ли дело Евтушенкова вторым делом ЮКОСа, приведет ли к очередной волне давления правоохранительных органов на бизнес, пока говорить трудно. Но оно еще больше сдвигает баланс сил в отношениях государства и предпринимателей и подает сигнал правоохранительным органам. Можно трактовать его как окончательную отмену политики «не кошмарить бизнес», которая была центральной для президентства Дмитрия Медведева. В нынешней экономической ситуации это очень рискованно.

Сам факт уголовного дела против Евтушенкова – плохой знак для всего российского бизнеса. При этом во всем мире уголовное преследование, особенно в сфере бизнеса, вполне легитимно включает практику торга: сделки со следствием, компенсации ущерба, помощь следствию и другие действия могут быть обменяны на прекращение преследования. У нас такие сделки очень слабо легализованы, все происходит тайно. Что может подвигнуть к таким переговорам? Только солидарная позиция и активные действия бизнес-сообщества. Вопрос в том, может ли российский бизнес действовать солидарно и в защиту коллективных интересов или уже поздно?

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.