Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
«То, что происходит с «Дождем», — плохой сигнал»
Лента новостей 4:36 МСК
Власти США передали в ОАЭ последнего россиянина из Гуантанамо Политика, 03:10 Ассанж рассказал о готовности сдаться властям США при соблюдении его прав Общество, 02:46 Власти Мексики экстрадировали наркобарона Коротышку в США Политика, 02:17 Пентагон сообщил об уничтожении одного из лидеров «Аль-Каиды» в Сирии Политика, 02:02 Обама смягчил 330 приговоров о наркотиках в последний день президентства Общество, 01:25 Джордж Сорос предрек диктатуру Трампа на посту президента США Политика, 00:58 В Бразилии потерпел крушение самолет с судьей по делу Petrobras Общество, 00:36 В Лондоне завершились слушания по долгу Украины перед Россией на $3 млрд Политика, Вчера, 23:53 Доходы «молчунов» в 2016 году сократились на 19% Финансы, Вчера, 23:29 США выразили поддержку вводу армии Сенегала на территорию Гамбии Политика, Вчера, 23:28 Медведев заявил о разрушении отношений США и России при Обаме Политика, Вчера, 23:24 Сенегал ввел войска на территорию Гамбии Политика, Вчера, 22:27 Кандидат в главы Минфина США заявил о «стопроцентной» поддержке санкций Политика, Вчера, 22:05 В Москве на антифашистском шествии задержали семь человек Общество, Вчера, 21:57 Русский день в Давосе: санкции, реформы и новая бизнес-культура Экономика, Вчера, 21:56 Михельсон подтвердил переговоры с «Газпромом» по участкам на Ямале Бизнес, Вчера, 21:51 Глава НОВАТЭКа не увидел перспектив скорой либерализации рынка газа Экономика, Вчера, 21:34 В Минобороны заявили о скором появлении у России гиперзвукового оружия Политика, Вчера, 21:02 Горбачев отказался участвовать в процессе по событиям 1991 года в Литве Общество, Вчера, 20:59 Под Новосибирском задержали руководителя обрушившегося конного клуба Общество, Вчера, 20:50 Крупнейшая российская гостиничная сеть потеряет треть номерного фонда Бизнес, Вчера, 20:40 В Москве подозреваемый в краже обстрелял полицейских Политика, Вчера, 20:32 «Роснефть» подала апелляцию на решение суда по иску против РБК Бизнес, Вчера, 20:31 Для чего Россия и Турция начали совместную операцию против ИГИЛ Политика, Вчера, 20:28 В Тульской области сотрудница почты совершила самоубийство на работе Общество, Вчера, 20:27 В Facebook прокомментировали временную блокировку страницы телеканала RT Технологии и медиа, Вчера, 20:10 На Украине остановили строительство «Стены» на границе с Россией Политика, Вчера, 20:03 Обама написал американцам прощальное письмо Политика, Вчера, 19:56
Газета № 026 (1801) (1702) 17 фев 2014, 00:05
РБК daily
«То, что происходит с «Дождем», — плохой сигнал»
Майкл Макфол — об итогах своей работы на посту посла США в России
Фото: ЕРА

Майкл Макфол покидает пост посла США в России сразу после Олимпиады. В интервью РБК daily он рассказал, что думает о гражданском обществе, за кого болеет на Играх в Сочи, а под конец пообещал в следующие свои визиты в Россию использовать накопившийся опыт в сфере деловых переговоров.

Об Олимпиаде

Это было на самом деле классно! Могу сказать от лица нашей делегации, что олимпийские объекты, организация самого мероприятия, настроение, атмосфера и церемония открытия произвели на нас большое впечатление. Кроме того, мы были впечатлены уровнем безопасности и теми усилиями, которые предприняло российское правительство для ее обеспечения. Мне повезло, что такое значимое для России событие выпало на период моего пребывания в стране. Я болею за всех американских спортсменов, особенно слежу за выступлением женской и мужской хоккейных сборных. Много узнал о фигурном катании, поскольку в нашу делегацию входил золотой медалист по этому виду спорта. Он был моим персональным комментатором, и, конечно, мы стали свидетелями фантастического успеха вашей команды. Мои поздравления!

О бойкоте Игр в Сочи

Я знаю, что идея бойкота Олимпиады обсуждалась в политических кругах в Вашингтоне. Я разговаривал на эту тему с членами правительства США, и президент Обама четко дал понять, что не поддерживает идею бойкота. К сожалению, он не смог присутствовать на Олимпиаде, хотя мы с ним обсуждали потенциальные варианты, как можно решить этот вопрос. Однако мы не собирались бойкотировать Олимпиаду и рады, что приняли такое решение.

О «перезагрузке»

Идея «перезагрузки» была очень проста: нам нужно было больше сотрудничать с российским правительством и обществом. Оглядываясь назад, на пятилетнюю историю «перезагрузки», я думаю, что нам удалось многого добиться. Мы подписали новый договор об ограничении вооружения СНВ-3, очень плотно сотрудничали по Северной Корее и над тем, чтобы не допустить создания ядерного оружия Ираном. Развивали маршруты доставки грузов в Афганистан, которые были крайне важны для наших военных действий там, а теперь и для вывода войск из этой страны. Очень плотно работали по договору о вступлении России в ВТО. Я могу еще долго перечислять достижения «перезагрузки». Конечно, были вопросы, по которым у нас оказывались противоположные точки зрения, но я считаю, главное достижение «перезагрузки» в том, что теперь у нас более тесные отношения и мы можем продолжать сотрудничать по ряду вопросов.

О Путине и Обаме

Президент Обама и президент Путин во многом похожи. У обоих аналитический склад ума. Оба много думают о своей стране, оба весьма прямолинейны.

Президент Обама не любит пустые разговоры, после которых все пытаются понять, что за ними стоит. Некоторые дипломаты используют такой стиль общения. Слушая их, не можешь понять, что именно они хотят сказать. Президент Обама так не разговаривает, так же как и президент Путин. Я думаю, что это очень полезный подход, даже если имеются разногласия.

О России

Я много раз посещал вашу страну начиная с 1993 года, и то, что происходит в течение всего этого времени, можно охарактеризовать словом «прогресс». Россияне сегодня богаче, чем когда-либо в истории. Конечно, были определенные проблемы в сфере демократии и соблюдения прав человека, особенно в последнее время. Это не только моя точка зрения, но и администрации Обамы. Мы надеемся, что нанесенный ущерб будет в итоге краткосрочным. Я большой оптимист в отношении России.

Об оппозиции и Навальном

Начало моего пребывания здесь совпало с приездом в Россию заместителя госсекретаря США Уильяма Бернса, одного из наиболее опытных дипломатов Госдепартамента, и я сопровождал его на встречах. Я еще даже не успел толком освоиться на новом посту. Так что та встреча с оппозицией [состоявшаяся в январе 2012 года и раскритикованная депутатами Госдумы. — РБК daily] была его, а не моей. Мне жаль, что это было неверно истолковано. Но его встреча с оппозицией — выражение нашей политики. Мы встречаемся с представителями правительства, гражданского общества, бизнесменами, оппозицией. Мы проводим такие мероприятия во всех странах мира, будь то Канада, Великобритания или Россия. Мы думаем, это соответствует нормам дипломатии. Кроме этого одна из задач на посту посла — объяснять боссам в США, что происходит в России. Если вы не встретитесь с представителями бизнеса, вы не сможете понять, что происходит с бизнесом в России. То же самое с гражданским обществом и правительством. Сам я не так много контактировал с оппозицией. Намного больше я общался с представителями правительства, бизнеса, международных НКО. Я, например, никогда не встречался с Навальным.

Об инвестклимате

У многих американцев остаются старые взгляды на вашу страну. Например, некоторые продолжают верить, что все здесь контролирует мафия. Мафия играла роль в определенные периоды истории вашей страны, но все-таки это преувеличение, и я стараюсь объяснять это людям. Теперь о том, что происходит в самой России. Если вы большая компания, например нефтяная или другой крупный производитель (сталь, алюминий и т.д.), вы имеете возможность наладить прямые отношения с российским правительством. Но если вы представляете малый или средний бизнес, у вас нет ресурсов, чтобы работать напрямую с властями, вы вынуждены полагаться на экономические институты, судебную систему, общие правила игры. Институты, поддерживающие инвестклимат в стране, должны быть усилены. Я знаю, что мои коллеги из российского правительства согласятся с этим. Но одно дело давать оценки, а другое — проводить реформы. Мы поддерживаем их усилия.

О Ходорковском и «Дожде»

Я приветствую решение об освобождении Ходорковского и рад, что он воссоединился со своей семьей. Но на каждый шаг вперед приходится шаг назад. То, что происходит, например, с телеканалом «Дождь», — это плохой сигнал для рынков. Многих бизнесменов не волнует демократия, но их волнует уровень коррупции, возможность доступа к информации. Безусловно, все детали того, что происходит, — это не наше дело. Это внутренние дела «Дождя», правительства и операторов. Однако мы считаем, что наличие независимых СМИ важно для общества. Чем сильнее медиасектор, тем меньше коррупции. Во всем мире так, не только в России. И когда люди говорят, что хотят победить коррупцию, СМИ — важный инструмент в этой борьбе.

О ситуации на Украине

Я бы повторил слова нашего президента вашему на их первой встрече в апреле 2009 года о том, что понятия «сфера влияния» или «блок» были актуальны в XVIII и XIX веках, но с тех пор уже устарели. Мы не считаем, что Украина должна обязательно становиться частью ЕС или быть с Россией. В XXI веке это ошибочный подход. Но мы исходим из того, что для России выгодно, чтобы Украина была экономически развита. Больший товарооборот, более крепкие торговые связи — это win-win стратегия. Возможна также обратная ситуация, когда обе страны проигрывают. Политический кризис ведет к экономическому, из-за чего проигрывает и Украина, и Европа, и Россия, и мы в том числе.

Об «акте Магнитского»

Я считаю, что он будет действовать достаточно долго, ведь моя страна не может допустить присутствия на своей территории нарушителей прав человека. Но в будущем количество людей в этом списке может снизиться. Не думаю, что это будет большой проблемой в российско-американских отношениях.

О прослушке

Россия обладает большими технологическими возможностями, и всех приезжающих в Россию американцев предупреждают о том, что не следует ожидать конфиденциальности информации при пользовании электронными приборами. В этом нет ничего нового. Я думаю, об этом знают все, кто задействован в дипломатических отношениях.