Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Экзамен по английскому
Лента новостей 7:30 МСК
СМИ узнали о начале поставок в Мексику собранных в России Volkswagen Бизнес, 05:26 К аресту губернатора Сахалина привела попытка избавиться от генерала ФСБ Политика, 05:20 СМИ сообщили о штрафах Роскомнадзора за использование глушилок на ЕГЭ Политика, 05:19 Резню в японском пансионате для инвалидов устроил бывший сотрудник Общество, 04:14 Солнцелет Solar Impulse 2 завершил кругосветное путешествие Технологии и медиа, 03:57 Ассанж опроверг причастность России к сливу переписки верхушки демократов Политика, 03:34 Генпрокуратура предложила поставить под контроль доходы бывших чиновников Политика, 03:07 Правительство Турции начало разработку новой конституции Политика, 01:48 Глава Тверской области останется без главного оппонента на выборах Политика, 01:24 СМИ узнали о возможном сокращении сборной России до 40 человек Общество, 01:21 Пентагон опроверг информацию о сбитом в Ираке самолете американских ВВС Политика, 00:39 Израильская авиация нанесла удар по Сирии Политика, 00:23 В Японии преступник с ножом убил 15 человек в доме инвалидов Общество, 00:10 СМИ опубликовали видео двойного убийства на парковке в Москве Общество, Вчера, 23:33 Боевики ИГ заявили о сбитом в Ираке американском военном самолете Политика, Вчера, 23:26 Расследование РБК: как ввозили контрабанду через петербургскую таможню Бизнес, Вчера, 23:21 Бомба, мачете, топор: чем обернется для Меркель всплеск насилия в ФРГ Политика, Вчера, 23:06 На контрольный пакет «Башнефти» появился новый претендент Бизнес, Вчера, 22:39 Улюкаев опроверг подготовку альтернативы программе Кудрина Экономика, Вчера, 22:08 Информатор WADA Юлия Степанова попросила МОК пустить ее на Олимпиаду Политика, Вчера, 22:00 Пятеро за стеклом: чего ждать от стартовавшего процесса по «делу Немцова» Политика, Вчера, 21:49 Захватившие полицейский участок в Ереване сожгли автобус Политика, Вчера, 21:34 Минобороны опровергло нарушение воздушного пространства Болгарии Политика, Вчера, 21:11 Правообладатели собрались подать в суд на Российское авторское общество Бизнес, Вчера, 21:07 После нападения на сотрудника полиции на юге Москвы возбудили дело Общество, Вчера, 20:43 Акционеры ЮКОСа отказались от борьбы за «православный» участок в Париже Экономика, Вчера, 20:16 Биржевой курс евро вырос до 72 руб. впервые с 27 июня Финансы, Вчера, 20:15
Газета № 087 (1620) (2205) 22 мая 2013, 00:05
Евгений Новиков
Экзамен по английскому
Аудиторы обвиняют Минфин в лоббировании иностранных интересов
Фото: РБК

Аудиторы бьют тревогу: рынок почти полностью контролируется «большой четверкой» — PricewaterhouseCoopers, Deloitte, Ernst & Young и KPMG, небольшие же компании и индивидуалы сидят без работы. В доведении до такой ситуации они винят Минфин и лично директора профильного департамента Леонида Шнейдмана. В знак протеста аудиторы объявили забастовку — в течение 20—21 мая они не выдавали заключений.

Леонид Блинков — председатель исполкома Межрегионального профсоюза аудиторов и бухгалтеров. Именно он руководит инициативной группой по проведению забастовки. По его оценке, в ней приняли участие около 350 аудиторских фирм и более 2 тыс. индивидуальных аудиторов.

Рынок независимого аудита в России разрушается, констатируют профсоюзные активисты. «Он находится даже не в стагнации, а в глубоком кризисе. Судите сами: в 2008—2012 годах рынок аудита вырос всего на 1,3%, и то в основном за счет деятельности «большой четверки», — приводит пример г-н Блинков. — Число аудиторских фирм снизилось с 8,5 тыс. до 4,5 тыс., число аудиторов — с 35 тыс. до 23 тыс.». Только за последние два года аудиторы потеряли пятую часть своих клиентов (около 18 тыс. организаций), при этом все 400 крупнейших компаний страны являются клиентами «большой четверки», продолжает собеседник газеты. Это результат протекции Минфина и лично главы профильного департамента Леонида Шнейдмана, не сомневается он. На момент подписания номера в печать на официальный запрос РБК daily г-н Шнейдман не ответил.

В «большой четверке» ситуацию оценивают по-другому. «Количество аудиторских компаний в России необоснованно велико, — говорит партнер, руководитель департамента аудиторских услуг KPMG в России СНГ Андрей Швецов. — Рынок не может нормально функционировать, где в среднем на одну организацию приходится десять клиентов». Он не согласен с тем, что отрасль монополизирована. Даже KPMG ощущает жесткую конкуренцию на рынке, уверяет г-н Швецов. «Все аудиторские компании находятся в одинаковой конкурентной среде, хотя и на разных стартовых позициях — с точки зрения опыта, методологий, репутации и качества персонала», — добавляет он.

Совет по аудиторской деятельности при Минфине организаторы забастовки обвиняют в предвзятости. «В него входят 17 членов, в том числе два представителя Минфина (сам г-н Шнейдман и замминистра Сергей Шаталов. — РБК daily) и десять так называемых независимых членов, которые все раньше работали в «большой четверке», — продолжает профсоюзный деятель. Сам г-н Шнейдман также перешел в Минфин в 2004 году с должности партнера PwC, в которой работал с 1992 года.

«Особым цинизмом» Леонид Блинков называет тот факт, что конференция по стратегии развития отрасли была проведена на прошлой неделе в Лондоне. Она была организована при поддержке Минфина, а в качестве модератора встречи был заявлен г-н Шнейдман. «Дожили! — возмущается г-н Блинков. — Российской аудиторской деятельностью руководят «добрые люди» из Лондона!»

По его словам, иностранные конкуренты не чураются и «партизанских» методов борьбы. «На сайты нашего профсоюза и инициативной группы регулярно проводятся DDoS-атаки, наша почта вскрывалась, и от нашего имени рассылались письма нехорошего содержания», — говорит лидер забастовки. Он уверен, что к этим акциям приложили руку и компании «большой четверки».

Он считает, что мощный удар по независимым игрокам рынка нанес так называемый «упрощенный экзамен» — аудиторы были обязаны сдавать его в течение 2011—2012 годов. Почти все аудиторы жалуются, что он чрезвычайно сложный, а большая часть заданий далека от реальной практики. Один из вопросов по лизингу касался термина, который Евгения Дарбека, имеющая опыт аудита лизинговых компаний с 1995 года, видела впервые в жизни. «Потом я не смогла найти его в справочных системах. Сейчас даже не могу вспомнить этот термин», — признается г-жа Дарбека. Успешно испытания прошли лишь 13% аудиторов. Большая же часть попала во «второй сорт», им нельзя заниматься аудитом финансовых, страховых, инвестиционных и некоторых других организаций, рассказывает глава профсоюза.

В «большой четверке» строгость экзамена приветствуют. «России важно быть включенной в глобальные процессы, а российским компаниям — быть конкурентоспособными на международных рынках капитала, — рассуждает партнер, руководитель департамента аудиторских услуг KPMG в России и СНГ Андрей Швецов. — Поэтому требования к квалификации аудиторов, их знанию международных стандартов будут только усиливаться».

Впрочем, успешная сдача экзамена не гарантирует вала новых заказов. «Я, с первого раза сдав «упрощенный экзамен», не имею клиентов, которым был бы нужен мой единый аттестат, — рассказывает гендиректор Центра экономики и аудита Марианна Шалабанова. — Выживаем на консалтинге и аутсорсинге. Число наших проверок упало на 80%».

Не все малые аудиторские фирмы поддержали забастовку. «Некоторые испугались участвовать сами и заняли нейтральную позицию. Чисто отрицательных отзывов пришло всего два», — говорит г-н Блинков. Но многие просто не верят в результативность акции. «Обычно бастуют профессии, от которых напрямую зависит жизнедеятельность общества: транспортники, диспетчеры, бюджетные работники, — говорит аудитор из Калининграда Виталий Авдеев. — А забастовка аудиторов — это наказание самих себя». Другие иронизируют: их забастовка длится уже полгода — за это время ни одного заключения они не выдали, поскольку клиентов нет.

Пока эффект от забастовки оценивать рано, заявил г-н Блинков. Кроме отказа выдавать заключения, аудиторы организовали «точечную рассылку» буклетов с изложением сложившейся ситуации по 25 адресам, сообщил он. Письма были направлены в администрацию президента, аппарат правительства, комитет по финансовым рынкам Госдумы и в ФСБ.