Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Закон небожий
Лента новостей 15:08 МСК
Глава ДНР Захарченко назвал условие встречи с Савченко Политика, 14:35 Медведев предложил ратифицировать соглашение об авиабазе в Сирии Политика, 14:20 ФАС допустила возвращение к регулированию тарифов в портах Бизнес, 14:15 Британский суд отказался разморозить активы экс-владельца банка «Траст» Финансы, 14:07 ЦБ назвал четыре причины сохранения ключевой ставки Финансы, 14:02 ФАС изучит возможные планы «Роснефти» по приватизации «Башнефти» Бизнес, 14:00 Приток средств в инвестирующие в Россию фонды сменился оттоком Финансы, 13:46 Артем Чайка стал владельцем одного из крупнейших производителей соли Бизнес, 13:43 Microsoft уволит почти 3 тыс. сотрудников Технологии и медиа, 13:40 ЦБ оставил ключевую ставку без изменений Финансы, 13:30 Прокуратура начала проверку после ЧП с Airbus в аэропорту Симферополя Общество, 13:18 Официальный курс доллара впервые с 25 мая поднялся выше 67 руб. Финансы, 13:05 Лидера Партии пенсионеров сместили после заявлений о давлении Кремля Политика, 12:59 ЛУКОЙЛ открыл новое нефтяное месторождение в Пермском крае Бизнес, 12:55 На Украине назвали причины приведшего к гибели представителя НАТО взрыва Политика, 12:50 С небес на землю: зачем Путин отправляет силовиков в регионы Аббас Галлямов политолог Мнение, 12:44 Цена нефти Brent впервые с апреля упала ниже $42 Экономика, 12:32 Курс евро на завтра  12:31 EUR ЦБ 74.3799 +0.9752 Курс доллара на завтра  12:31 USD ЦБ 67.0512 +0.9387 В Госдуму внесли кандидатуру нового посла России на Украине Политика, 12:26 Яровая попросила проверить слова финансового директора сети «Магнит» Экономика, 12:25 СК возбудил дело после гибели трех рабочих на месторождении «Роснефти» Общество, 12:11 Google вернул прежние названия городов на карте Крыма Общество, 12:02 В Кельне вынесли приговор российским футбольным фанатам Общество, 11:55 Роскомнадзор проверит соблюдение законов России игрой Pokemon Go Технологии и медиа, 11:53 Украина ввела ограничения против 243 российских компаний Политика, 11:43 «Роснефть» заинтересовалась строительством электростанций в Венесуэле Бизнес, 11:41
Газета № 10 (1544) (2301) 23 янв 2013, 00:05
Ася Паноян, Александр Литой
Закон небожий
РБК daily узнала, как верующие разных конфессий относятся к намерению государства защищать их чувства
Фото: ИТАР-ТАСС

Сегодня состоится заседание Совета при президенте по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ), на котором будет обсуждаться законопроект о защите чувств верующих. СПЧ до 1 марта представит свои предложения по этому вопросу. Интерес к разработкам правозащитников подогревается тем, что именно на встрече с ними в ноябре Владимир Путин предложил доработать данный законопроект. Аналитики оценивают это как знак снижения влияния клерикального лобби, вызванного негативным резонансом от процесса над Pussy Riot. РБК daily обсудила с верующими разных конфессий, как они относятся к инициативе государства по защите их чувств, а также выяснила у юристов, какие подводные камни таит в себе этот закон.

Члены Совета по правам человека о повестке дня

Николай Сванидзе, Политический обозреватель:

Мы выйдем с предложением отвергнуть законопроект и направить президенту тезисы, которые позволили бы либо улучшить нынешние статьи путем каких-то поправок, — этот вариант мне лично не очень нравится, — либо создать новый законопроект, значительно адекватнее нынешнего. Хотелось бы обойтись без криминализации этой темы и внесения дополнительных статей в УК — не очень определенных и предполагающих очень широкое толкование — и без возбуждения общественного мнения.

Ирина Хакамада, Публицист:

Нужно убрать из закона все чувства и наказание за них. Оставить наказание за осквернение святых мест и соответственно охранять места проведения обрядов.

Иосиф Дискин, Заместитель председателя научно-экспертного совета Всероссийского центра изучения общественного мнения, сопредседатель межрегиональной общественной организации «Совет по национальной стратегии»:

СПЧ сейчас не будет обсуждать тему оскорбления чувств патриотов, пацифистов и гомофобов. Было сказано, что если я хочу, то могу разрабатывать более общий закон. Не исключаю, что вернусь к этому. Скорее всего, ближе к лету.

Эксперты по понятиям

РБК daily попросила специалистов в вопросах юриспруденции и судебной экспертизы объяснить, кто такие верующие и представители каких религиозных конфессий попадают под защиту нового закона

Куликова Мария, Судебный эксперт, специалист в области автороведческой, лингвистической и фоноскопической экспертизы центра «Судебный эксперт»:

«Верующие» — только те, кто исповедует крупнейшие конфессии. Определенная логика в этом, полагаю, есть. Разделяются конфессии не про признаку малочисленности или многочисленности, а по признаку историчности, близости, значимости для народов страны. Это достаточно полемичный вопрос. Статус некоторых современных организаций, даже зарегистрированных в качестве религиозных, не определен и противоречив. Включение в перечень защищаемых законом всех религиозных организаций может иметь серьезные последствия.

Рыбаков Георгий, Руководитель департамента искусствоведения и историко-культурной экспертизы, судебный эксперт:

У каждой религиозной организации, даже самой малочисленной, есть свои памятники культуры. Они могут быть как движимыми, так и недвижимыми. Исходя из законопроекта, потенциально каждая религиозная организация может обратиться в суд и потребовать «защиту своих чувств». Главное, чтобы организация смогла обосновать свой иск, подтвердить ценность, например, испорченного памятника и доказать факт порчи.

Роман Лункин, Религиовед, сотрудник Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН, ответственный редактор научно-популярного журнала «Религия и право»:

Я уверен, что в том виде, в каком законопроект есть сейчас, он принят быть не может. Большое поле для толкования дает простор для произвола. Закон в таком виде может привести к массовым злоупотреблениям. Прежде всего предполагается, что защищать он должен чувства всех, как и в Конституции написано. Но нет, только «исторические религии», а кто это такие — неизвестно, четкого списка нет. Свидетели Иеговы ведь тоже существуют в России с начала ХХ века, и они были узниками за веру вместе с православными в сталинских лагерях. И это только один пример. Другая проблема — что считать чувствами верующих? Определения нет и быть не может. Или органы чувств есть только у верующих? Думаю, что будут ужесточены санкции за оскорбление в КоАПе, которые уже есть, а также в УК РФ. Но под чувствами будут понимать только «православные чувства». Очевидно, что проект написан под влиянием РПЦ и это отец Всеволод Чаплин продвигал проект в Общественной палате и говорил, что на руках тех, кто против, будет кровь всех священнослужителей.

Трактовать чувства можно как угодно. Главное, что у нас есть для наказания жесткого оскорбления — ст. 282 УК РФ за разжигание межрелигиозной и межнациональной розни и вражды. С правовой точки зрения проект чисто идеологический и волюнтаристский. По идее ведь те, кто девочек в хиджабах выгоняет из школ, тоже оскорбляют чувства.

Александр Шемякин, Помощник адвоката юридической компании «Хренов и партнеры»:

Я считаю, защите подлежат только основные религиозные направления (конфессии). Если смотреть внимательно, новая статья в УК конкретизирует, указывая: «...хранителями идей национального суверенитета, духовной и культурной идентичности всегда выступали христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России». Даже если в конечном тексте останется подтекст защиты всех верующих, то суды с удовольствием подкорректируют данную ситуацию практикой, именно акцентируя внимание на «историческое наследие народов России». Что касается малочисленных народов, исповедующих нетрадиционные религии, то важно понимать, что на сегодня однозначного ответа на поставленный вопрос нет. На бытовом уровне я понимаю, что за разрушение барханов будет куда сложнее привлечь, чем за танцы в мечети или часовне.

Верующие готовы к обороне

Анатолий Соколов, Представитель Централизованной религиозной организации «Российская ассоциация буддистов Алмазного пути традиции Карма Кагью»:

По закону если речь идет о памятниках культуры, то в УК уже существуют статьи и наказания за вандализм (ст. 214 УК РФ), причинение имущественного ущерба и так далее. Здесь не требуется дополнительного закона. Если речь идет об «осквернении объектов и предметов религиозного почитания, мест религиозных обрядов и церемоний», то очень важно четко описать, что есть «осквернение», поскольку нечеткость этого понятия, как и субъективность понятия «оскорбление чувств», может привести к избирательному применению подобного закона. Кроме того, подобного рода законы часто используются для защиты религий от критики, необходимой любому явлению.

Таким образом из-под конструктивной критики выпадают как целые религии или секты, под прикрытием которых часто в истории творилась несправедливость по отношению к тем, кто не относился к этим религиям, так и люди, именем религии творящие все, что угодно. Кроме того, если уж принимать закон о защите чувств верующих, необходимо законодательно защитить и чувства атеистов, которым зачастую не дают высказать свою позицию по отношению к богу или вере, например. Что касается «оскорбления чувств», то буддисты умеют посмеяться и над собой, и над другими и не считают, что чьи-то чувства можно оскорбить, поскольку главной проблемой в буддизме считается неведение. И если кто-то действует, не зная, что творит, он заслуживает скорее сочувствия, нежели наказания.

Алексий Уминский, Настоятель храма Святой Троицы в Хохлах, протоиерей РПЦ:

Есть еще опасность, характерная для нашей страны: даже самый хороший закон может начать работать избирательно и, вместо того чтобы быть средством защиты, станет средством нападения.

Вадим Останин, Председатель Совета Барнаульского общества сознания Кришны:

Памятников культуры может быть огромное количество наименований (само храмовое здание, священные книги и предметы культа, религиозная атрибутика, наконец, культовые скульптурные изображения). Конечно, мы обратимся в суд в случае причинения серьезного ущерба. По-видимому, такой ущерб может быть двух типов: ущерб чувствам верующих — например, осквернение культовой скульптуры Бога. Хотя здесь, казалось бы, в денежном эквиваленте ущерб будет не велик. Второе — ущерб материальный — будет зависеть от размера ущерба — например, если уничтожено храмовое здание, сожжен склад со священными книгами, конечно, мы обратимся в суд.

Дмитрий Амосов, Представитель Зороастрийской общины Санкт-Петербурга:

К счастью ли, к горю ли, но на известной нам территории России объектов и предметов религиозного почитания, относящихся к зороастрийской религии, не зафиксировано. Организация не располагает ни недвижимостью, ни почитаемыми артефактами. Исключение составляет только небольшое количество репродукций и утвари, используемых для украшения помещения и при богослужении. Соответственно, и имущественных притязаний у организации быть не может, в отличие от исков по мотиву дискредитации и злонамеренного искажения информации о сути религии.

Людмила Граченкова, Община последователей Веры Бахаи в России:

У меня есть понимание, что чувства верующих не надо защищать. Вера — это взаимоотношения с Богом, и тот, кто верит, уже защищен. В случае порчи каких-либо памятников культуры необходимо вмешательство суда по статье «вандализм».

image_2 (original)