Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Что регионы получат вместо денег
Лента новостей 20:40 МСК
У банка «Югра» возникли трудности с проведением операций из-за сбоя Финансы, 20:26 Против «Победы» возбудили дело после отказа от перевозки ребенка с ДЦП Общество, 20:14 США заявили об отсутствии планов поставить Ким Чен Ына «на колени» Политика, 20:08 США провели учебный пуск баллистической ракеты Minuteman III Политика, 20:05 Лучшие предложения рынка наличной валюты  20:00   USD НАЛ. Покупка 57,00 Продажа 57,10 EUR НАЛ. 61,95 62,05 Путин дал российское гражданство бежавшему с Украины социологу Политика, 19:50 СБУ провела обыски в продававших российские шпионские программы компаниях Политика, 19:36 Одесский горсовет отменил введенные Саакашвили названия улиц Политика, 19:23 Банк Прохорова «Ренессанс Кредит» отдадут в залог Альфа-банку Финансы, 19:22 «Газпром» готовит масштабные сокращения в центральном аппарате Бизнес, 19:21 Суд в ЮАР аннулировал соглашение с Россией по атомной энергии Политика, 19:02 Движение «Аэроэкспрессов» во Внуково восстановили Общество, 19:01 Умер режиссер фильма «Молчание ягнят» Джонатан Демме Общество, 18:58 Ограниченное потепление: что может получить Россия от сближения с Японией Дмитрий Тренин директор Московского центра Карнеги Мнение, 18:54 СМИ назвали причину крушения Ту-154 под Сочи Общество, 18:45 Премьер Венгрии назвал Джорджа Сороса финансовым спекулянтом Политика, 18:44 Варламов опубликовал видео второго нападения на себя в Ставрополе Общество, 18:36 Ходорковский прокомментировал решение по «Открытой России» Политика, 18:32 Движение «Аэроэкспрессов» во Внуково приостановили из-за падения дерева Общество, 18:21 В Казани и Петербурге задержали членов «Открытой России» Политика, 18:19 Акционеры «Юлмарта» и «ЦентрОбуви» запустят совместный проект Бизнес, 18:14 «Почта России» объяснила закрытие пунктов доступа в интернет Общество, 18:07 «Открытую Россию» признали нежелательной организацией Политика, 18:05 Сбербанк и ВТБ24 ограничили число отделений с «народными» облигациями Финансы, 17:53 Блогера Варламова второй раз за день облили зеленкой Общество, 17:46 В Китае и Европе рассказали о переговорах по совместной «лунной деревне» Технологии и медиа, 17:43 Тимакова отказалась вести «заочную полемику» с Левада-центром Политика, 17:35 Сенаторы одобрили запрещающий называть детей цифрами и знаками закон Политика, 17:31
Газета № 012 (2268) (2601) 26 янв 2016, 00:25
Наталья Зубаревич, директор региональной программы Независимого института социальной политики
Что регионы получат вместо денег
Фото: «РИА Новости»

В обмен на сокращение финансирования из центра регионы вряд ли получат больше свободы. Наоборот, на региональные власти переложат ответственность за непопулярные решения и объявят виноватыми во всем.

Привыкание к дефициту

Ухудшение экономической ситуации в России стимулирует апокалиптические прогнозы. Основания для них, безусловно, есть: дефицит федерального бюджета за 2015 год составил почти 2 трлн руб. Риски для регионов возрастают, особенно для тех, кто сильнее зависит от трансфертов из федерального бюджета. В 2015 году трансферты регионам сократились на 3% в номинальном выражении. Хотя не все так плохо: в законе «О федеральном бюджете на 2015 год...» было записано сокращение трансфертов более чем на 12%, а получилось намного меньше. И это хорошая новость: Минфин адекватно оценивает риски дестабилизации бюджетов регионов и пытается их купировать.

Падение нефтяных цен и рубля в конце 2015-го и начале 2016 года выглядит страшным, но для регионов проблемы начались гораздо раньше. Дефицит бюджетов для регионов — уже привычное состояние. В 2013 году он был у 77 субъектов РФ, в 2014-м — у 75, а в 2015 году — у 76. Добавим оптимизма: суммарный дефицит бюджетов регионов уменьшился с 642 млрд руб. в 2013 году до 469 млрд руб. (без учета Крыма) в 2014 году и до 191 млрд руб. в 2015 году. Это означает, что регионы постепенно адаптируются к новой реальности. Способы адаптации разные: и рубка расходов (в 2015 году их сократили 33 региона), в том числе социальных, и наращивание долгов. По данным на начало декабря 2015 года, суммарный долг регионов и муниципалитетов превысил 2,5 трлн руб., и это треть от их собственных доходов без учета трансфертов.

Возврат в 1990-е?

Кризис нарастает, в этом нет сомнений. Как оценивать его перспективы? Мы привыкли мыслить историческими аналогиями, поэтому многие ожидают возврата 1990-х годов с их нестабильностью и ослаблением центральной власти. С одной стороны, это правильно: если нет денег, то дайте хотя бы свободу, чтобы каждый регион выкручивался как может. С другой стороны, в одну и ту же реку нельзя войти дважды: старые схемы не работают. У регионов давно нет свободы маневра, вертикаль власти с карающей дланью прокуратуры никому не дает спуску. Силовикам нужно и кушать, и доказывать свою незаменимость верховной власти. Интересы этой «скрепы» будут всячески тормозить децентрализацию. Но адаптироваться к новой нормальности придется. Вопрос — как?

Ответ уже прорисовывается. Именно на регионы сброшена тяжесть решений по оптимизации расходов на социальные цели, которые составляют 2/3 всех расходов консолидированных бюджетов регионов. Статистика подтверждает этот тренд. По данным за январь—октябрь 2015 года, номинальные расходы на общее образование (школы) не изменились, выросли только расходы на дошкольное образование за счет строительства детских садов. При этом сокращение расходов на образование произошло в 41 регионе. Расходы на стационарную медицинскую помощь, то есть больницы, сократились на 12%, на амбулаторную, то есть поликлиники, — на 5%. Расходы на культуру сократились на 2% — сокращение произошло в 42 регионах. С некоторым запозданием идет оптимизация расходов на социальную защиту населения, властям регионов приходится самостоятельно определять критерии нуждаемости и адресности, чтобы сократить и число получателей пособий, и объем выплат.

Если оптимизация будет сделана неправильно, ждите прокуратуру. Немногим регионам удастся пройти между Сциллой необходимости секвестра расходов и Харибдой бдительного ока силовиков. А тут еще и протесты населения в виде третьего вектора, делающего картину объемной и еще более проблемной. В общем, будет нескучно, но региональные власти в любом случае будут первыми при раздаче оплеух. Царь хороший, а виноваты всегда бояре.

Специфическая децентрализация

В ближайшие год-два мы увидим децентрализацию и даже, не побоюсь этого слова, федерализацию, но очень специфическую. Ответственность за принятие непопулярных решений будет перекладываться на региональные власти. В случае роста напряженности федеральный центр именно их назначит виноватыми за «перегибы на местах», что уже не раз бывало в российской истории.

Это означает, что губернаторам и их управленческим командам придется играть по правилам системы, пока она не изменилась. Не нужно бежать впереди паровоза, даже если в бюджете региона большая дыра. Не стоит принимать региональные законы, ограничивающие круг получателей социальной помощи критериями нуждаемости, к вам может прийти прокуратура. Усиливайте свои лоббистские возможности, чтобы выбить больше трансфертов. И вообще, лучше угождать и ждать развязки, ведь инициатива наказуема. Но если игры по этим правилам будут продолжаться, реализуется самый тяжелый прогноз для страны — деградация. Проблема не в рисках децентрализации — хватит уже их бояться, — а в тяжелых дефектах современных российских институтов и мотиваций элиты, приводящих к управленческому бессилию всей вертикали.