Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Закон о бизнес-омбудсмене Москвы примут в сентябре
Лента новостей 18:15 МСК
МИД рекомендовал россиянам быть осторожными в годовщину операции в Сирии Политика, 17:59 МВД внесло в «черный список» 54 болельщиков Общество, 17:53 Сеть магазинов «Я Любимый» уволила охранников после избиения клиента Общество, 17:36 На Украине запретили трансляцию российского телеканала «Карусель» Общество, 17:30 Глава Минздрава назвала ошибкой место России в конце рейтинга Bloomberg Общество, 17:29 Адвокат заявил об аресте сотрудника ОВД по делу о стрельбе на Рочдельской Общество, 17:18 СМИ сообщили о жертвах при крушении поезда в Нью-Джерси Общество, 17:15 Путин выразил соболезнования Нетаньяху в связи с кончиной Переса Политика, 17:14 СМИ опубликовали видео с места аварии поезда в Нью-Джерси Общество, 17:10 В правление «Роснефти» войдет генерал ФСБ Бизнес, 17:01 Добровольное правосудие: что может сделать международный трибунал по MH17 Марат Давлетбаев партнер, руководитель международной практики Nektorov, Saveliev & Partners Мнение, 16:59 Полиция перекрыла вход на фотовыставку в Сахаровском центре Общество, 16:59 Авария на железнодорожной станции в Нью-Джерси. Фоторепортаж Фотогалерея, 16:53 МИД призвал Вашингтон сообщать о готовящихся в России терактах Политика, 16:41 СМИ рассказали о задержании главы отдела розыска ГИБДД Москвы за взятку Общество, 16:38 В Нью-Джерси поезд врезался в станцию Общество, 16:36 В России начали разработку беспилотников размером со стрекозу Политика, 16:25 Путин поддержал идею «Аэрофлота» не пускать пассажиров из черного списка Общество, 16:24 СМИ узнали о планах S7 создать собственный космодром на орбите Бизнес, 16:23 Верховный суд признал меджлис крымских татар экстремистской организацией Политика, 16:22 Экс-премьер Грузии пообещал Саакашвили «хорошую камеру» в тюрьме Политика, 16:11 Спрос на евробонды РЖД в восемь раз превысил предложение Финансы, 15:51 Город-призрак: как война изменила Алеппо. Фотогалерея Фотогалерея, 15:46 ФСБ заподозрила российского полицейского в службе в разведке США Политика, 15:37 Журналистов НТВ и Life78 задержали на границе Эстонии Общество, 15:27 В Сахаровский центр принесли банку с надписью «Кровь детей Донбасса» Общество, 15:21 Минобороны напомнило США о помогающих боевикам «специалистах» в Алеппо Политика, 15:20
Газета № 152 (1685) (2208) 22 авг 2013, 00:05
Юлия Яковлева
Закон о бизнес-омбудсмене Москвы примут в сентябре
Михаил Вышегородцев написал законопроект «Об Уполномоченном по защите прав предпринимателей в городе Москве» за две недели
Фото: РБК

Претендент на пост уполномоченного по защите прав предпринимателей в Москве, председатель отделения «Гражданской платформы» Михаил Вышегородцев уже подготовил проект закона, учреждающего в столице должность бизнес-омбудсмена, и предложит и.о. мэра Москвы внести его во внеочередном порядке в Мосгордуму в сентябре после выхода депутатов с каникул.

Не прошло и двух недель с момента выдвижения «Гражданской платформой» Михаила Вышегородцева на пост бизнес-омбудсмена, как он успел подготовить законопроект «Об Уполномоченном по защите прав предпринимателей в городе Москве». Быстро написать документ ему помог опыт работы в Мосгордуме, куда г-н Вышегородцев избирался депутатом два срока подряд, в 1997 и 2001 годах.

«Проект закона мы подготовили, — показывает политик пачку свежеотпечатанных листов. — Мы его вычитаем и повесим на сайте «Гражданской платформы», чтобы люди могли почитать и внести свои предложения. Я надеюсь, что и.о. мэра в первоочередном порядке внесет его в Мосгордуму. По моему опыту, понадобится недели две, чтобы принять его в целом». При этом г-н Вышегородцев предположил, что подписывать московский закон будет Сергей Собянин, в победе которого он не сомневается.

Законопроект написан на основе федерального закона о бизнес-омбудсмене, а также использовались положения некоторых региональных законов. «В нашем проекте мы детализировали все с учетом специфики Москвы и прописали нюансы, которые помогут бизнесу более результативно решать вопросы. Одна из задумок — прописать обязанность руководителям московских органов власти принимать персональное участие в тех консультативных органах, которые создает омбудсмен», — рассказывает Михаил Вышегородцев. По его мнению, не должно быть таких ситуаций, когда на важные совещания чиновник направляет экспертов, которые не уполномочены принимать решения, поскольку это «выстрел вхолостую».

В проекте закона прописано право уполномоченного рекомендовать мэру Москвы и федеральному омбудсмену отменять или приостанавливать действие актов органов исполнительной власти Москвы, которые мешают комфортному ведению бизнеса. Также в его задачи будет входить оценка решений власти, которые касаются ведения бизнеса, и согласование их с предпринимательским сообществом.

Уверенность в необходимости должности уполномоченного в столице г-н Вышегородцев подкрепляет случаем из собственного опыта ведения бизнеса. «Я ушел из Торгово-промышленной палаты (в 2011—2012 годах г-н Вышегородцев возглавлял департамент развития малого предпринимательства и инновационной деятельности ТПП. — РБК daily) ради проекта по инвестированию средств чешских предпринимателей в Центр протонной терапии. Они в Праге построили клинику XXI века. Когда я ее посмотрел, понял, это инновационные технологии по лечению раковых больных. И мы вместе с президентом ТПП Сергеем Катыриным приняли решение помочь им в реализации проекта, открытии подобной клиники за собственные средства, — говорит Вышегородцев. — Когда я пришел к руководителям московского здравоохранения, мне было сказано, что они будут строить на бюджетные деньги и им западные инвестиции не нужны. Потом я начал искать другой регион». Когда проект было предложено реализовать в Казани, президент Татарстана Рустам Минниханов «лично прилетел в Прагу, посетил центр, привез огромную команду, которая по кирпичикам разбирала проект. Я не сомневаюсь, что в Казани центр будет построен быстрее, чем в Москве. Я уверен, что если бы тогда был в Москве бизнес-омбудсмен, я бы пошел к нему».

На днях Вышегородцев встретился с федеральным уполномоченным Борисом Титовым, который по закону должен согласовывать кандидатов. «Я рассказал, где и кем я работал, что я занимаюсь бизнесом на данный момент. Он подготовился к этой встрече, потому что у него на столе лежала моя биография. Мне это очень понравилось, — вспоминает он. — Борис Юрьевич сказал, что он рад, что в Москве может появиться уполномоченный».

Об одобрении столичными бизнесменами Михаил Вышегородцев не беспокоится. К нему поступают звонки от московских объединений предпринимателей, которые готовы написать Титову письма в его поддержку: среди них московское отделение «ОПОРА России», Московская палата ремесел, Координационный совет предпринимателей Москвы, ТПП Москвы.

После смены мэра в 2010 году г-н Вышегородцев продолжал в течение полугода возглавлять департамент поддержки и развития малого предпринимательства, но, как он говорит, не увидел у новой команды стремления развивать и поддерживать бизнес, поэтому предпочел уйти из правительства. Однако после решения врио мэра назначить бизнес-омбудсмена отношение к политике Собянина у него изменилось. «Сейчас у меня другой настрой. Почему вообще я дал согласие? Для нас было неожиданно, что предложение сделано именно «Гражданской платформе». Собянин проявил себя как руководитель надпартийный. Все-таки он в высшем совете «Единой России» и мог предложить должность единороссу. То, что Собянин принял такое решение, говорит о том, что он хочет знать о реальном положении бизнеса. Я готов все доносить до него без ретуши, без приукрашивания».

После вступления в должность омбудсмена он планирует начать встречи с предпринимателями, которые зададут ему импульс и озвучат свои проблемы. Впрочем, это уже происходит: вчера Вышегородцеву рассказали, сколько придется заплатить, чтобы выкупить арендованное нежилое помещение без конкурса. «Если это подтвердится — это катастрофа. Это же целый бизнес чиновников департамента имущества! Я все это буду изучать и пытаться донести до соответствующих служб, а если понадобится, то и до правоохранительных органов, — заверяет он. — Эта должность непартийная. Никаких пересечений с моей политической деятельностью не будет. Я полностью встану на сторону бизнеса и сосредоточусь на защите прав предпринимателей».