Лента новостей
Биржа Нью-Йорка изучит возможность запуска круглосуточных торгов акциями 17:53, Статья «КАМАЗ» в Москве снес несколько припаркованных автомобилей. Видео 17:50, Новость Фабио Каннаваро на два месяца возглавил аутсайдера Серии А 17:41, Статья Мишустину показали лед возрастом 700 тыс. лет 17:41, Новость Берлин предупредил Москву о мерах после ареста подозреваемых в шпионаже 17:39, Статья Пропавший на Украине координатор атак на «Северные потоки» нашелся 17:31, Новость Владелец сервиса ЦИАН объявил детали плана «переезда» в Россию 17:27, Статья Расписки ЦИАН подорожали на 5% на новости о редомициляции в Россию 17:25, Статья Зеленский допустил возможность переговоров с Россией 17:23, Статья Bild узнал о срыве графика поставки на Украину 400 бронемашин MRAP 17:19, Новость Иллюзия продуктивности: какие последствия ждут многозадачников 17:08, Статья АСТ остановила продажу книги Владимира Сорокина 17:06, Статья ФХР назвала окончательный состав сборной «Россия 25» на майское турне 17:04, Статья Эксперты назвали районы Москвы с наибольшим ростом цен на элитное жилье 17:01, Статья Лучшая российская теннисистка-юниорка перенесла операцию на руке 17:01, Статья Зеленский объяснил снижение возраста мобилизации на Украине 16:52, Статья Французский балкон и окна в пол: какими будут дома в центре Петербурга 16:49 НАМИ показал самый мощный в мире водородный автомобиль на базе Aurus 16:45, Статья
Газета
«Мы устали от страха»
Газета № 42 (3888) (0104)
0

«Мы устали от страха»

Как живут люди, уехавшие от обстрелов в Грайвороне
Как жители приграничного Грайворона уезжали из своих домов под падающими снарядами, прятались от дрона в болоте, различали, «Град» или «Ураган» над головой, и как устраивают свою жизнь сейчас — в репортаже РБК

«Ощущение, что прямо возле дома танки лупят»

Город Грайворон в окрестностях Белгорода и раньше был одним из наиболее пострадавших от обстрелов приграничных пунктов, но многие жители не покидали свои дома. Новые массированные обстрелы городского округа (включает в себя 40 населенных пунктов, численность населения — около 26 тыс. человек) начались в ночь на 12 марта — около полуночи. «Было ощущение, что возле дома стоят танки и лупят, такой стоял грохот. В 6:00 мы встали — начало взрываться где-то рядом с нами, без конца выла сирена. Я даже не знаю, как это передать, когда все летит, взрывается, непонятно даже, с какой стороны», — рассказала

РБК жительница одного из сел в Грайворонском округе Дарья.

«Было очень страшно. Кто-то прятался в ваннах, кто-то — в коридорах, кто-то — в подвалах», — говорит Анжела, жившая в Грайвороне. По ее словам, жители города в это время скупали в магазинах надувные матрасы, чтобы спать в коридорах во время обстрелов. «Вокруг было очень громко. Было настолько громко, что казалось, выйдешь и обнаружишь у порога снаряд. Я утром выходила и сначала выглядывала, ничего ли не валяется во дворе. Мы очень устали от этого страха», — добавила она.

В первые дни обстрелов сирены, предупреждающие о ракетной опасности, выли почти непрерывно, вспоминают местные жители. «Этот звук доходит до каждого нерва», — вспоминает Ольга, живущая в селе Гора-Подол.

Первое сообщение об обстрелах глава Грайворонского округа Геннадий Бондарев опубликовал в своем телеграм-канале в 8:05 12 марта, это было напоминание о необходимости оставаться дома в случае ракетной атаки. Позже губернатор Белгородской области Вячеслав Гладков в ежедневной сводке о последствиях обстрелов в области сообщил, что по Грайворонскому округу 12 марта было выпущено не менее 165 снарядов. Помимо этого, он указал, что в некоторых селах были «множественные прилеты», без уточнения их числа.

Тогда же в Грайворонском округе начались первые отключения электроэнергии и газа. Утром 13 марта глава округа сообщил, что движение рейсовых автобусов в некоторые села Грайворонского округа, в том числе Мокрую Орловку, Дроновку и Горьковский, временно приостанавливается.

На фоне непрерывных обстрелов жители Грайворона и приграничных сел начали спешно выезжать в более безопасные места. «Мы [с сыном] выскочили из дома как были — только в домашнем. Хорошо, что у меня заранее сумки были налажены, еще с мая, мы же живем как на пороховой бочке, — говорит Светлана, которая жила в Грайвороне. — Едем, мимо нас пролетел танк, свалил столб, с той стороны проводами тоже что-то задело, переехал колонку. Мы дальше едем, а по всему асфальту торчат снаряды».

Следы от танков до сих пор видны на шоссе, ведущем из Белгорода в Грайворон. По мере приближения к границе, в районе села Головчино, на обочинах можно увидеть горелые проплешины — по словам местных жителей, это следы от контролируемой детонации неразорвавшихся кассетных боеприпасов, которыми обстреливают приграничье.

Практически у всех жителей, с которыми общался РБК, к началу массированных обстрелов уже были собраны «тревожные чемоданчики» с одеждой, обувью, документами, детскими вещами, необходимыми лекарствами. Грайворонцы в большинстве собрали их еще в прошлом мае.

«Муж между сиренами посадил меня с детьми в машину, я перекрестилась и на одном дыхании выскочила из Грайворона, — рассказала Дарья. — Даже не знала, куда мне ехать, куда деваться. Выехала за Борисовку (поселок городского типа в 30 км от Грайворона. — РБК) и остановилась у магазина. Приехал муж, и мы еще час думали, куда нам поехать. В итоге поехали к знакомым в Борисовке».

По словам собеседников РБК, они уезжали самостоятельно, на личных машинах или на такси. Как рассказала Анжела из Грайворона, некоторые из ее знакомых по сарафанному радио узнавали, что в грайворонском Доме культуры есть пункт временного размещения, а также возможность выехать на организованном автобусе. Те, кто воспользовался такой возможностью, говорят, что их на несколько часов размещали в ПВР, а затем, во время затишья между обстрелами, вывозили в Борисовку. Инвалидам и пожилым помогали эвакуироваться бойцы территориальной обороны — на руках заносили коляски в автобусы.

15 марта Гладков сообщил в телеграм-канале, что проехал села Гора-Подол, Глотово, Козинка (это ближайшие к границе села в Грайворонском округе). «Вместе с бойцами территориальной самообороны и священником вывезли жителей в безопасное место и отправим, если будет желание, к родным или в ПВР», — написал он. В телеграм-канале Бондарева 19 марта был репост записи Гладкова о том, что власти продолжают вывозить жителей округа «через подомовой обход» в безопасные места, в первую очередь в Старый Оскол.

Фото: Яндекс.Карты
Фото: Яндекс.Карты

Тогда же Гладков опубликовал видео, в котором перечислил меры по обеспечению безопасности жителей округа. С 19 марта заработала горячая линия; с 20 марта ограничили въезд в Грайворон и ряд близлежащих сел; с 21 марта началась выдача жителям продовольственных наборов (кроме тех, кто живет в ПВР), также отменили коммунальные платежи за март.

Жители Грайворонского округа были уверены — ухудшение обстановки временное и через пару дней интенсивность обстрелов снизится. Многие не уехали в первые дни обстрелов, пытались дождаться затишья дома. Но к середине марта, когда в России проходили выборы президента, ситуация ухудшилась.

14 марта российские пограничники сорвали «попытку прорыва подразделений ВСУ» на территорию России в районе села Козинка, сообщало Минобороны. По данным ведомства, десант высадился со стороны Украины недалеко от границы и зашел в несколько домов на окраине села. Их продвижение остановили, в том числе с помощью артиллерии, авиации и управляемых авиационных бомб.

«В первый день выборов к нам приехали, [чтобы мы могли] проголосовать. К вечеру — страшный обстрел. У нас в огородах грохотало, яблони поразрывало. Мы сидели, криком кричали, что ж мы раньше не уехали. Ночью не спали, ховались за креслами. Наутро мужу говорю: заводи машину. Только документы с собой взяли. Провода лежат, столбы лежат. Выскочили — и вперед», — рассказала РБК Екатерина из Козинки.

О попытках прорывов в районе Козинки Минобороны сообщало также с 16 по 19 марта. 20 марта ведомство отчиталось о полной зачистке села от украинских военных.

Некоторые жители округа отказались покинуть свои дома, несмотря на обстрелы, сообщали Бондарев и Гладков. Они неоднократно призывали людей выехать в более безопасное место.

Жертвы и пострадавшие при обстрелах с 12 марта

12 марта ранение получил охранник одного из сельхозпредприятий.

13 марта снаряд попал в частный дом в Грайвороне. Пострадали две женщины, одной из них оторвало ногу.

14 марта в момент прилета снаряда рядом с продуктовым магазином в Грайвороне мужчина получил ранение. Позже был еще один обстрел города, пострадали четыре человека. Кроме того, был ранен один человек в Козинке. В селе Глотово дрон-камикадзе атаковал легковой автомобиль, пострадали два человека.

15 марта в результате обстрела Грайворона погиб участник теробороны. Кроме того, при обстреле города пострадали две женщины, при обстреле села Заречье-1 — мужчина.

16 марта дрон-камикадзе атаковал легковой автомобиль, пострадали пять человек.

17 марта в селе Гора-Подол ранение головы получила женщина, в Грайвороне осколками был ранен мужчина.

18 марта в поселке Горьковский в результате атаки дрона-камикадзе погиб мужчина, еще один был ранен. В селе Головчино пострадала женщина.

19 марта в Козинке погиб пожилой мужчина — автомобиль, на котором его пытались вывезти, был атакован дроном.

20 марта в Грайвороне погибли два мирных жителя, которые в момент прилета снаряда находились на улице, еще два человека были ранены. Также в городе было разрушено «социальное учреждение», под его завалами погибла женщина.

25 марта дрон-камикадзе атаковал легковой автомобиль, в результате один пассажир получил баротравму и контузию.

26 марта в результате обстрела села Головчино пострадали три человека, в том числе двое пожарных МЧС.

Где сейчас живут грайворонцы

Значительная часть выехавших из округа осталась в Борисовке: кого-то приютили знакомые, кто-то успел снять квартиру, кому-то помогли найти жилье неравнодушные жители, кому-то — социальные учреждения. Люди не хотят уезжать далеко.

Борисовка — тихий поселок городского типа с населением 12,5 тыс. человек. Застройка в основном малоэтажная, много частных домов. До Белгорода около часа езды на маршрутке, они ходят каждые час-полтора. В Борисовке размеренная жизнь. О том, что в 30 км постоянные обстрелы, в поселке напоминают бетонное модульное укрытие, остановки, укрепленные мешками с песком, изредка — звуки работы ПВО.

Для грайворонцев в Борисовке был организован пункт выдачи гуманитарной помощи. В одни руки выдают два набора: с бытовой химией и с продуктами. Пункт выдачи открывается в 8:00, но люди приходят и раньше, поясняют сотрудники. Ко времени открытия на полу уже стоит расфасованная по пакетам гуманитарная помощь: в черных пакетах — продукты, в белых — бытовая химия. Доносить тяжелые пакеты до машин помогают волонтеры. «Люди приходят с паспортом, мы проверяем их прописку, вносим их в систему, регистрируем и после этого выдаем наборы», — рассказала Галина Малахова, заместитель главы Борисовки по социально-культурному развитию. Помощь начали выдавать в четверг, 21 марта. В этот день временным переселенцам выдали первые 400 наборов, затем в субботу, 23 марта, еще 600 наборов.

«Пока четких сроков, когда можно прийти за вторым набором, нет. Сейчас есть задача — обеспечить всех. Думаю, по мере необходимости мы будем выдавать [наборы] по второму разу», — пояснила Малахова.

Такой же пункт выдачи гуманитарной помощи развернут в Грайвороне для тех, кто не захотел покинуть город.

Собеседники РБК говорят, что на фоне обстрелов и перетока людей из одних районов в другие выросли цены на аренду жилья в окрестностях Белгорода. «Мы хотели снять дом в Старом Осколе, на него стоит цена — 27 тыс. руб. в месяц. Звоним, нам говорят — уже 65 тыс. руб. В Борисовке квартиры посуточно сейчас стоят 3 тыс. руб. Такого никогда не было», — рассказала Виктория, жившая в Грайвороне. Она приехала в Белгородскую область в 2014 году из Донецкой области после того, как там начались обстрелы. «Бросили там три дома. Здесь начали с нуля, построили дома. Сейчас в Грайвороне новый дом — брошенный, техника, только что купленная, новая, тоже брошенная», — перечисляет она.

По состоянию на 27 марта доступного для аренды жилья в Борисовке на сервисах ЦИАН и «Авито» не было.

Местные жители жалуются, что последние несколько дней в продуктовых магазинах не всем хватает молочных продуктов, мало привозят и курицы. Корреспондент РБК зашла в две «Пятерочки» и в «Магнит» в Борисовке. В молочном и мясном отделах этих магазинов действительно некоторые полки были практически пустыми.

В X5 Group (управляет магазинами «Пятерочка») РБК сообщили, что фиксируют рост спроса на молочную гастрономию, напитки, мясо и птицу, хлебобулочные изделия, фрукты и овощи. «Часть прямых поставщиков отказались от поставок по соображениям безопасности, в связи с чем в некоторых магазинах может наблюдаться краткосрочный недостаток скоропортящихся товаров», — пояснили там. При этом в X5 Group подчеркнули, что дефицита товаров нет, компания увеличивает заказы у производителей и принимает другие меры для обеспечения магазинов продукцией.

В сети «Магнит» сообщили, что поставки в торговые точки ведутся регулярно, в компании не фиксируют заметного изменения покупательского спроса в магазинах, находящихся в Белгородской области.

Как власти помогали жителям после захода ДРГ в Козинку 22 мая 2023 года

22 мая в село Козинка Грайворонского округа зашла украинская диверсионно-разведывательная группа. Одновременно под обстрел попали соседние села Глотово и Гора-Подол. Вечером того же дня в Белгородской области ввели режим контртеррористической операции (КТО). Параллельно шли обстрелы и других приграничных районов. На это время были отселены жители девяти населенных пунктов в пяти районах или округах, включая Козинку, Глотово, Гора-Подол, Грайворон. 23 мая режим КТО отменили, и жители начали возвращаться в свои дома.

В начале июня губернатор Вячеслав Гладков анонсировал две единоразовые выплаты жителям отселенных на время КТО сел: по 10 тыс. руб. и по 50 тыс. руб. за частичную утрату имущества первой необходимости. К 16 июня выплаты по 10 тыс. руб. получили около 45 тыс. жителей, выплаты за частичную утрату имущества первой необходимости — еще 10 тыс. человек.

Кроме того, власти пообещали восстановить поврежденные в результате обстрелов и боев дома. В Грайвороне было повреждено 117 домов. К 25 июня в городе были восстановлены 96 домов, сообщал Гладков. Ситуация с Козинкой оказалась сложнее — там были повреждены 177 домов, семь из которых не подлежали восстановлению, их нужно было отстроить заново. Из-за продолжающихся обстрелов приступить к восстановлению строений стало возможно только в июле.

«Дрон нас гонял полтора часа»

Несмотря на то что Грайворонский округ продолжают атаковать ежедневно, люди ездят домой, чтобы забрать вещи и покормить домашних животных. «Мы только во двор вошли — как бабахнет! Ты сразу теряешься. Вещи видишь, но не можешь сообразить, что брать», — делится Светлана из Грайворона.

«Мы два дня назад ездили домой, хотелось хоть что-то взять. Попали под обстрел. В одну сторону едешь — нормально, обратно — уже снаряды торчат, над головой «Грады» или «Ураганы», — рассказала Виктория из Грайворона.

Собеседники РБК рассказывают, что при попытках попасть в приграничные села машины нередко начинают преследовать украинские дроны, пытаясь сбросить на них снаряды. «Вчера дрон нас гонял полтора часа. Мы выскочили из машины в посадку, а там болото. В болоте зависли. Я потом еще долго отмывался от этого всего», — рассказал Михаил, житель села Гора-Подол.

По словам местных жителей, в селах, откуда выезжали люди, были случаи мародерства, в том числе в Козинке и Гора-Подоле. У одного из местных угнали машину, которая стояла у дома, у другого обворовали сарай — вынесли инструменты и бензопилу, рассказывают они.

В видеообращении 19 марта губернатор Гладков обещал, что власти района и области будут «обеспечивать безопасность и сохранность имущества», которое оставляют эвакуировавшиеся жители.

Те, кто не смог остановиться у родственников и знакомых или просто решил уехать в более спокойные места, отправились в ПВР в Старом Осколе. Адреса ПВР, а также количество проживающих в них беженцев власти не раскрывают из соображений безопасности. В одном из таких пунктов РБК рассказали, что начали принимать людей 12 марта, а самые массовые заезды были 14, 15, 16 марта. Людей привозили организованно автобусами из Грайворона. В ПВР их регистрируют, расселяют по комнатам, выдают новое постельное белье, при необходимости — средства гигиены. Питание — трехразовое, есть медицинский кабинет, прачечная, детские уголки. В столовой на большом экране показывают фильмы или мультики. Администрация ПВР организует приезд представителей Соцфонда, банков, МВД, которые консультируют грайворонцев. Несколько дней у ПВР стоял «Поезд здоровья», в котором переселенцев принимали врачи.

В отдельной комнате в ПВР хранится гуманитарная помощь. «Люди, которые у нас живут, оставляют заявки, если им чего-то не хватает, и мы им собираем необходимое. Здесь есть все: средства личной гигиены, памперсы, детское питание, ванночки для купания, игрушки, одежда и так далее. Гуманитарную помощь привозят все желающие: школы, благотворители, рынок, цементный завод, обычные люди. Все наши заявки на нужные нам вещи аккумулирует у себя ЕДДС (единая дежурная диспетчерская служба)», — пояснила старший администратор ПВР Татьяна Русанова.

У беженцев из Грайворонского округа были возможности уехать в ПВР в других регионах. Так, чуть больше 50 человек временно отправились в Воронежскую область, еще 383 жителя Белгородского и Грайворонского районов приехали в Ярославскую область. Среди них 178 детей. «Для детей будет организован образовательный процесс для успешного завершения учебного года. Если будет потребность у взрослых, мы подключаем работодателей, которые предложат имеющиеся вакансии. При необходимости будут работать психологи, которые окажут психологическую помощь и помогут адаптироваться на новом для них месте», — рассказывала начальник управления по социальной и демографической политике правительства Ярославской области Марина Башмашникова.

19 марта губернатор Гладков объявил, что из-за обстрелов около 9 тыс. детей могут быть вывезены в другие регионы. По состоянию на 29 марта более 3,5 тыс. детей выехали в Липецкую, Тамбовскую, Пензенскую, Калужскую области, ХМАО.

Что происходит с работой и зарплатами

Многие из тех грайворонцев, с которыми поговорил РБК, сетуют — про них забыли. «Это маленький кусочек России, который далеко от всего. И очень мало кто понимает, что у нас здесь происходит. У нас идет война, а там Масленицу празднуют», — говорит одна из жительниц Грайворона. «Про нас все забыли», — говорит другой выходец из города.

Одна из основных проблем для тех, кто выехал из Грайворонского округа, — деньги. Большая часть людей лишились работы, многие вместе с ней — и зарплаты. Кому-то обещали выплатить зарплату за март, но последующие выплаты не гарантировали, кого-то вывели в простой, сохранив треть зарплаты, рассказывают собеседники РБК. Одной из женщин, работающей в госучреждении, посоветовали искать подработку.

«Даже если сейчас все закончится и мы вернемся в свои дома, будет ли нам где работать? У меня знакомая работала в школе, ее разбили — чем она теперь будет зарабатывать на жизнь?» — задает вопрос одна из собеседниц РБК.

Проще всего тем, кто работал в сетевых структурах, поясняют грайворонцы, поскольку они могут перевестись в другой филиал своей компании. Однако и здесь есть сложности. Так, например, Виктория работала в Грайвороне в сетевом магазине. Ее могли бы перевести в другой магазин этой же сети, но для этого надо найти жилье, с которым сейчас огромные проблемы, пояснила она.

Не понимают грайворонцы и того, что делать с кредитными обязательствами в условиях потери жилья и источника заработка. 26 марта Совкомбанк и Хоум Банк опубликовали заявление, в котором пообещали единоразово списать все кредиты пострадавшим от обстрелов приграничных районов. Однако мера касается только погибших и получивших тяжелые ранения заемщиков, а также их ближайших родственников. В ВТБ также сообщали, что кредитные задолженности погибших клиентов списываются, в отношении пострадавших решение принимается в зависимости от конкретной ситуации. В Альфа-банке также говорили, что индивидуально рассматривают подобные обращения.

Отсутствие понимания того, как скоро можно будет вернуться в свои дома, не позволяет планировать будущее, отмечают грайворонцы. Их беспокоит, что пока о мерах поддержки в связи с обстрелами последних недель, например о финансовой помощи или компенсациях, ничего не сообщалось. Большинство на вопрос о планах разводят руками — люди не понимают, оставаться ли им во временном жилье или искать другое, устраиваться ли на новую работу или ждать финансовой помощи от государства.

В среду, 27 марта, Вячеслав Гладков на встрече с председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко заявил, что власти Белгородской области выйдут с предложениями по оказанию региону необходимой помощи после того, как сократится количество обстрелов и станет возможным оценить нанесенный ущерб. «Безусловно, мы сейчас готовим предложения по оказанию помощи, они в различных отраслях», — добавил Гладков.