Лента новостей
World Press Photo назвала снимком года кадр из морга в секторе Газа 14:31, Статья Акции «Мосгорломбарда» снизились после рекомендации дивидендов 14:28, Статья Как 25-летние покупатели выбирают для себя жилье в Москве 14:27 RBI предупредил о требовании ускорить сокращение бизнеса в России 14:26, Статья Цены на какао в Лондоне обновили исторический максимум 14:22, Статья МИД не подтвердил и не опроверг данные о срыве сделки по Черному морю 14:15, Новость В Испании выступавшая за сборную 17-летняя гимнастка умерла от менингита 14:11, Статья Bild узнала о вызове посла России в МИД Германии после ареста «шпионов» 14:10, Статья В Канаде только через год раскрыли кражу 6,6 тыс. слитков золота 14:09, Новость Почему гречку называют суперфудом: все преимущества продукта 14:04 Shkulev Media купил долю в онлайн-сервисе психологии 14:04, Статья «Желтый» уровень погодной опасности объявили в Москве из-за ветра 14:02, Новость Как детские травмы влияют на жизнь взрослого 13:59, Статья Названы города России с самой дорогой и дешевой коммуналкой в 2024 году 13:44, Статья Посольство в Германии не получало информацию о задержании двоих россиян 13:41, Новость Как оценить эффективность складской логистики — 6 показателей 13:39, Статья Из Буркина-Фасо за подрывную деятельность выслали трех дипломатов Франции 13:35, Новость Росздравнадзор проверит частного нейрохирурга после данных о пострадавших 13:33, Новость
Газета
ВАС зашил «карманное» правосудие
Газета № 131 (1664) (2407) Общество,
0

ВАС зашил «карманное» правосудие

Крупному бизнесу придется искать правду на стороне
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС

Третейский суд, созданный при компании, не может рассматривать споры, одной из сторон в которых является эта же компания. Такую позицию занял Высший арбитражный суд (ВАС). Заместитель его главы Артур Абсалямов напомнил, что при третей­ских разбирательствах должен соблюдаться принцип Европейской конвенции о правах человека — никто не может быть судьей в своем собственном деле.

Внимание ВАС привлекло арбитражное дело о споре Сбербанка с компанией «Софид». В августе 2011 года последняя взяла в банке кредит, но уже через полгода не смогла внести очередной платеж за него. Сбербанк обратился в АНО «Центр третейского разбирательства» — третейский суд, в котором сам же и являлся соучредителем. Это предусматривала арбитражная оговорка в договоре займа. Разумеется, очень скоро арбитры вынесли решение о взыскании заложенного по договору имущества «Софида» и его поручителя. Юристам банка оставалось только получить исполнительный лист в арбитражном суде. Ни апелляционная, ни кассационная жалобы компании удовлетворены не были.

Но президиум ВАС во главе с Артуром Абсалямовым отменил все ранее принятые в пользу Сбербанка решения. Он усмотрел в них нарушение принципа беспристрастности судопроизводства. В Сбербанке отказались от комментариев.

Проблема качества отправления правосудия третейскими судами возникла с самого начала становления их системы как альтернативного способа разрешения коммерческих споров, комментирует управляющий партнер адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры» Андрей Корельский. По сути, правильный и нужный правовой институт изначально использовался крупным бизнесом не по назначению, сетует эксперт.

По словам руководителя отдела по сопровождению проектов в сфере энергетики «Центра правовых технологий «Юрком» Дмитрия Нарывского, для крупных компаний разбирательства в государственном суде зачастую неудобны: не всегда их иски подкреплены сильными доказательствами, но главное — госсуды независимы, и это не дает гарантии выигрыша.

Массово третейский арбитраж заработал в кризис 2008 года, когда многие компании перестали исполнять обязательства. Особенно пострадали от этого банки. Именно тогда третейские суды, созданные при крупных компаниях и кредитных организациях, поставили на поток решения в пользу своих учредителей. Соблазну создать собственные третейские суды в свое время поддались «Газ­пром», ЛУКОЙЛ, Уральская горно-металлургическая компания, КамАЗ, Сбербанк и другие крупные и не очень корпорации.

Как правило, практиче­ски все коммерческие споры со своими контрагентами компания направляет в карманный суд, о чем напоминает арбитражная оговорка в контрактах компании. При их подписании мощнейшие корпорации почти никогда не оставляют шанса своим менее влиятельным парт­нерам в выборе суда на случай разногласий. Крупная компания может шантажировать: не согласен с предложенным судом — не подпишем контракт, более сговорчивые компании уже стоят в очереди.

Решение Артура Абсалямова — продолжение политики ВАС по зачистке негосудар­ственной системы разрешения споров от карманных судов. По словам г-на Нарывского, ВАС еще в 2012 году принял два постановления, отменяющие решения третейского суда, если одна из сторон является его учредителем. Тогда крупные компании изменили тактику и стали учреждать третейские суды не напрямую, а косвенно — через некоммерческие организации. Теперь ВАС особо подчеркнул, что третейские суды, прямо или косвенно создаваемые или финансируемые одним из участ­ников спора, не обеспечивают соблюдение принципов независимости и беспристрастности судопроизводства, отмечает г-н Нарывский.

В условиях кризиса доверия к судебной системе очень сложно определять добросовестность того или иного третейского суда, тем более если проигравшая сторона документально обосновывает возможность влияния на процесс другой стороны, констатирует Андрей Корельский.

Эксперты полагают, что для юристов компаний — держателей своих третейских судов теперь два пути: либо продолжать получать отказы в выдаче исполнительных листов на решения карманных судов, либо срочно переподписывать все арбитражные оговорки в дей­ствующих контрактах в пользу неподконтрольных судов. В свою очередь это стимулирует развитие действительно независимого третейского правосудия, не подконтрольного ни государству, ни бизнесу.