Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Лента новостей
Земан назвал выступление Трампа в ООН выставлением оценок плохим ученикам 22:37, Политика Пентагон отверг обвинения в поддержке наступления террористов в Идлибе 22:36, Политика Задорнов раскрыл размер кредитной линии ЦБ для «ФК Открытие» 22:17, Финансы Пенс и Порошенко покинули Совбез ООН перед выступлением Лаврова 22:12, Политика В Карачаево-Черкессии 19 человек пострадали в ДТП с автобусом 21:54, Общество Педагог в кармане: как технологии станут конкурентами живым учителям 21:49, Свое дело Украина ввела санкции против 18 российских компаний 21:43, Бизнес СМИ опубликовали видео ударов по окружившим российский взвод боевикам 21:30, Политика Фонд Ди Каприо пожертвовал рекордные за свою историю $20 млн 21:29, Общество За день в Москве эвакуировали восемь торговых центров 21:21, Общество Новак рассказал об интересе ЛУКОЙЛа к месторождениям в Алжире 21:16, Бизнес Экологическая политика Китая спровоцировала «стальной бум» в России 21:03, Бизнес ФРС США оставила неизменной процентную ставку 21:02, Деньги «Спартак» одержал первую выездную победу в сезоне 21:00, Спорт СМИ узнали об экстренной посадке в Перми самолета китайской авиакомпании 20:52, Общество Порошенко показал в ООН российские военные билеты 20:52, Политика Дуров рассказал о гражданстве Сент-Китса и Невиса 20:36, Общество В Венесуэле запустился обратный отсчет до наступления дефолта 20:26, Экономика СК проверит бизнес расстрелянного делового партнера Марины Сечиной 20:16, Общество Правительство потребовало от госкомпаний отчетов об иностранных «дочках» 20:05, Экономика МВД опровергло связь ареста поджигателей авто юриста Учителя с Поклонской 20:03, Общество Hyundai вернула в Россию модель Sonata 20:02, Бизнес Боевики в Сирии попытались захватить взвод военной полиции России 19:50, Политика СМИ сообщили об эвакуации четырех торговых центров в Москве 19:42, Общество ЦСКА вылетел из Кубка России по футболу 19:34, Спорт В Эрмитаже отказались проводить реконструкцию штурма Зимнего дворца 19:26, Общество Генштаб заявил о трех раненых российских военных при наступлении в Идлибе 19:19, Политика Порошенко в Совбезе ООН попросил ввести миротворцев на границу с Россией 19:19, Политика
Мы не хотим расширять долю российских денег в Runa Capital II
Газета № 013 (1788) (2901) Общество, 29 янв, 2014 01:05
0
Мы не хотим расширять долю российских денег в Runa Capital II
Управляющий партнер Runa Capital об инвестиционной политике второго фонда IT
Фото: РБК

В декабре фонд Runa Capital начал формировать второй фонд инвестиций в IT. О том, почему в нем будет больше иностранных средств и проектов, чем российских, корреспонденту РБК daily ЕЛЕНЕ КРАУЗОВОЙ рассказал управляющий партнер Runa Capital ДМИТРИЙ ЧИХАЧЕВ.

— Почему вы решили запустить второй фонд?

— Еще создавая первый фонд, мы понимали, что сделаем несколько фондов по классической модели. Успешные западные структуры работают серийно, у некоторых из них число фондов уже превысило десяток. Мы закрыли первый фонд для притока нового капитала еще в конце 2012 года: для инвесторов, которые хотели тогда присоединиться к нам, вставал бы вопрос оценки активов. Новый фонд мы создаем для консолидации денег новых инвесторов. В первом фонде мы в основном инвестировали в компании ранней стадии (у нас было и несколько посевных сделок, инвестиции до 1 млн долл.), а инвестиции в компании поздней стадии (от 10 млн долл. и больше) составили около 10%. Во втором фонде мы увеличим объем средств, направляемых в компании поздней стадии, до 20—30% от общей суммы капитала. Соответственно, средний размер инвестиции фонда вырастет до 5 млн долл.

Число проектов в портфеле второго фонда, по нашим планам, составит около 30. Первый фонд Runa Capital I проинвестировал 42 компании. Предполагаемый объем второго фонда — более 200 млн долл. (под управлением Runa Capital I находилось 135 млн долл.).

— Кто станет инвестором нового фонда?

— Деньги российских инвесторов, думаю, обеспечат не более четверти капитала нового фонда. Во-первых, в России не так много людей, готовых вкладывать деньги в венчурные фонды. Многие российские частные инвесторы — бывшие или активные предприниматели, они хотят контролировать «жизнь» актива, в который вкладываются, а не оставаться в стороне. Во-вторых, мы не хотим расширять долю российских денег в Runa Capital II из-за страновых рисков.

Текущая стоимость активов Runa Capital I на конец 2013 года выросла в 1,6 раза по отношению к общей сумме проинвестированных нами средств. Многие наши компании уже показали эффективность бизнес-модели и привлекли следующие раунды, так что их будущую стоимость мы можем достаточно точно прогнозировать. Через 5 лет возврат инвестиций будет в пять-шесть раз больше суммы вложений.

Полагаю, во втором квартале этого года мы уже сможем объявить о начале работы и первых инвестициях второго фонда Runa Capital.

— Изменится ли соотношение российских и зарубежных проектов в портфеле Runa Capital II?

— Думаю, доля зарубежных проектов во втором фонде вырастет до половины или даже до 60%. В первом фонде у нас уже около 40% инвестиций в Европе и США.

Несколько лет назад преимуществом российских проектов можно было считать эффективность использования капитала, предоставленного инвестором. Сейчас уровень зарплат программистов в крупных российских городах вырос до уровня европейских. Конечно, у отечественных стартапов помимо сильной технологической составляющей есть и преимущество нахождения в единой культурной среде с национальными инвесторами. Однако общая ментальность менее важна для инвестора, чем объективное качество проекта и темпы развития бизнеса.

— Каковы будут отраслевые предпочтения инвестиций Runa Capital II? Какие сегменты вам кажутся наиболее привлекательными?

— Во-первых, мы будем вкладываться в облачные технологии для малого и среднего бизнеса. Именно за счет востребованности хранения и обработки данных в облаке, например резервного копирования, и растет в последние годы IT-рынок.

Во-вторых, нам интересны инвестиции в сервисы и сложный софт для крупных компаний. Наша команда — в основном выпускники МФТИ, технологические предприниматели — может хорошо разобраться в технологиях, которые многим другим фондам покажутся слишком сложными.

В b2c нам интересны финансовые технологии и онлайн-образование, мировой рынок которого растет ежегодно на 20 млрд долл. В эти сегменты мы направляли деньги и первого фонда. Также мы планируем рассматривать инвестиции в IТ-проекты для здравоохранения и информатизации госуслуг.

— Планируете ли вы активно инвестировать совместно с государством?

— 10 компаний в первом фонде имеют статус резидентов «Сколково», компания Jelastic получила грант 30 млн руб. от фонда «Сколково». Я думаю, что работа «Сколково» в IT-отрасли очень полезна — гранты на предпосевных и посевных стадиях позволяют стартапам создать прототипы, а налоговые льготы для резидентов позволяют эффективно использовать привлеченный капитал. Мне лично было обидно за команду фонда, когда в прошлом году разгорелись скандалы вокруг «Сколково».

Чтобы инвестировать в те же проекты, что и государство (в таком формате работает, например, Moscow Seed Fund), мы должны видеть конкретную выгоду от такого партнерства. Для расширения воронки проектов нам это точно не нужно — те стартапы, которые присылают заявки в тот же Moscow Seed Fund, «стучатся» и к нам. Мы соинвестировали с фондом «ВЭБ инновации», который обеспечил нам выгодные условия сотрудничества. Возможность работать с той или иной государственной структурой индивидуальна.

— Runa Capital I много инвестировал совместно с другими российскими венчурными фондами (Almaz, Prostor Capital) — новый фонд также будет активен в синдицировании сделок?

— В Runa Capital I у нас около десяти синдицированных сделок, если считать работу и с российскими фондами, и с зарубежными. Мы хорошо понимаем, что одна голова хорошо, а две — лучше. Если за столом на совете директоров сидят представители нескольких венчурных фондов, вероятность уберечь стартап от ошибки выше. Мы не синдицируем сделки, руководствуясь необходимостью увеличивать размер чека. У нас нет понятия «не хотим давать так много»: мы либо инвестируем сколько нужно, либо не инвестируем вообще.