Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Много ли хорошего в слабом рубле и дешевой нефти
Лента новостей 21:08 МСК
Глава Минстроя может войти в генсовет «Единой России» вопреки закону Политика, 20:45 Пожар в здании НИИ имени Бурденко в Москве ликвидировали Общество, 20:08 Дональд Трамп вступил в должность президента США Политика, 20:00 Евгений Гинер приобрел 49% структуры «Ростеха» Бизнес, 19:59 АФК «Система» отказалась покупать финского производителя домов Honka Бизнес, 19:52 Автор фильмов о допинге в России анонсировал выход нового расследования Общество, 19:35 В Москве загорелось здание НИИ имени Бурденко Общество, 19:33 Положат ли конец войне межсирийские переговоры «нового формата» Политика, 19:26 Протестующие в Вашингтоне начали бить витрины перед инаугурацией Трампа Политика, 19:05 Рост оптовых цен на газ «Газпрома» для населения утвердили на уровне 3,9% Бизнес, 19:03 Деньги на службе Америки: сколько стоит команда Трампа Политика, 19:02 Навечно закрытый RuTracker за год избежал обвального падения аудитории Технологии и медиа, 18:56 Украина весной возобновит строительство стены на границе с Россией Политика, 18:48 Глава воронежского завода уволился после падения «Прогресса» Общество, 18:45 Инвестиции по Трампу: как новый президент США двигает котировки Экономика, 18:21 Шувалов заявил о намерении страховать рубль от «чрезмерного укрепления» Экономика, 18:19 Суд «совести»: как КС принял опасное решение по «делу ЮКОСА» Марат Давлетбаев партнер, руководитель международной практики Nektorov, Saveliev & Partners Мнение, 18:14 Дональд Трамп приехал в Белый дом на чаепитие с Обамой Политика, 18:09 Шувалов ответил Чубайсу об «ужасе» на форуме в Давосе Экономика, 18:01 Активист рассказал о задержании 30 строителей МЦК и московского метро Общество, 17:57 Инаугурация Дональда Трампа. Онлайн-трансляция Онлайн, 17:55 МИД заявил об угрозе «цветной революции» в Венесуэле Политика, 17:44 Главу филиала структуры «Реновы» обвинили во взятке сотруднику ФСБ Бизнес, 17:44 Компанию-владельца турбазы на Сямозере выставили на продажу Финансы, 17:41 Глава гостиничной компании «Системы» покинул свой пост Бизнес, 17:38 Миллер доложил Путину о росте доли «Газпрома» на рынке Европы до 34% Экономика, 17:30 Медведев поручил проработать дополнительную закупку лекарств больным ВИЧ Политика, 17:25 Facebook выплатил россиянину $40 тыс. за выявление уязвимости Технологии и медиа, 17:21
Газета № 219 (1994) (2511) //3284 25 ноя 2014, 00:25
Андрей Чернявский, ведущий научный сотрудник Центра развития НИУ ВШЭ
Много ли хорошего в слабом рубле и дешевой нефти
Фото: Из личного архива

Благодаря падению рубля доходы бюджета даже увеличились, сказал в интервью ТАСС Владимир Путин. Консенсус-прогноз Центра развития ВШЭ это подтверждает: в 2015 году дополнительные доходы могут составить до 550 млрд руб. Но благополучия людям это не принесет.

Прогноз развития экономики, на котором строится проект федерального бюджета на 2015–2017 годы, в свете падения рубля и цен на нефть выглядит чересчур оптимистичным. «Консервативный» прогноз Мин­экономразвития на 2015–2017 годы основан на цене нефти $100 за баррель на этот период, обменном курсе 37,7 руб./долл. на 2015 год, и в нем неявно заложена отмена основных секторальных санкций на российскую экономику уже в 2015 году. Все эти предположения сегодня представляются нереалистичными. На какой же прогноз можно опираться?

Мы будем использовать консенсус-прогноз Центра развития НИУ ВШЭ, рассчитанный на основе опроса 23 экспертов из России и других стран в ноябре 2014 года (см. рисунки). Он также весьма консервативен. Например, на следующие четыре года он предполагает курс 44,5–45,6 руб./долл. и среднюю цену на нефть в 2015 году на уровне $91 за баррель при текущей цене около $80. Эксперты связывали динамику обменного курса не только с нефтяными ценами, но в неменьшей степени с продолжением действия санкций, оттоком капитала и политикой ЦБ РФ по таргетированию инфляции. Ряд показателей прогнозисты представили только на 2015 год.

Как вырастут нефтяные доходы бюджета

Начнем с нефтегазовых доходов, которые главным образом зависят от цены на нефть и курса доллара к рублю. По условиям 2015 года при уменьшении цены на нефть на $1 за баррель и при неизменном курсе рубля нефтегазовые доходы бюджета сокращаются на 80 млрд руб.; рост доллара на 1 руб. приносит в казну в 2015 году дополнительно 193 млрд руб. Но при этом более дешевая нефть ослабляет рубль. Рассчитаем, как меняются нефтегазовые доходы федерального бюджета в 2015–2017 годах по отношению к проектировкам Минфина, если опираться на параметры консенсус-прогноза.

Как видно из рисунков, в соответствии с консенсус-прогнозом в 2014 году федеральный бюджет получит нефтегазовые доходы, близкие к запланированным. Зато в 2015–2017 годах более низкие цены на нефть (по сравнению с заложенными в проекте бюджета), продолжающиеся санкции, отток капитала и ожидаемая политика таргетирования инфляции со стороны ЦБ РФ парадоксальным образом принесут бюджету дополнительные нефтегазовые доходы. В 2015 году они составят 500 млрд руб.

Это, впрочем, не самый вероятный вариант формирования нефтегазовых доходов в 2015–2017 годах. Если средняя цена на нефть в 2015 году сложится на уровне $85 за баррель – близко к современному уровню цен, – а курс рубля будет на уровне, представленном в консенсус-прогнозе, то недобор нефтегазовых доходов по сравнению с уровнем, заложенным в проекте бюджета, составит $80 млрд. Иными словами, оценки доходов бюджета очень чувствительны по отношению к исходным параметрам, и адекватные макропрогнозы сейчас строить сложно.

Вырастут ли другие доходы бюджета

Важнейшие из ненефтегазовых доходов бюджета – это НДС на товары, реализуемые на территории РФ, и НДС на импорт. Налоговой базой для «внутреннего» НДС является добавленная стоимость, или, с определенными оговорками, ВВП в номинальном выражении. Эти показатели на 2015 год в прогнозе МЭР и в консенсус-прогнозе практически совпадают, несмотря на заметные различия в оценках экономического роста. Такой результат обусловлен более высокой инфляцией и дефляторами ВВП в 2014 и 2015 годах, учтенными в консенсус-прогнозе.

С точки зрения макроэкономических параметров сборы «внутреннего» НДС в 2015 году будут соответствовать плану, но нужно принять во внимание и другие факторы. Прогнозируя ненефтегазовые доходы на 2015–2017 годы, Минфин не только использует довольно оптимистичный макропрогноз, но и делает ставку на рост собираемости налогов в результате более жесткого администрирования и «мобилизации доходов бюджетов». Эта ставка может оказаться неоправданной.

Оптимизм Минфина в части роста собираемости НДС виден из графика. Из пояснительной записки к проекту закона о бюджете на 2015–2017 годы следует, что собираемость по НДС должна вырасти в 2015 году на 1%. При более реалистичных предпосылках поступления будут ниже запланированных на 2015 год по крайней мере на 100 млрд руб.

Поступления по НДС на импорт зависят от изменения объема импорта, прогнозируемого в долларах США, и курса доллара к рублю. В соответствии с консенсус-прогнозом, товарный импорт в 2015 году будет ниже соответствующего показателя в прогнозе МЭР на 13%, обменный курс вырастет на 18%. Таким образом, сокращение импорта более чем компенсируется обесценением рубля, и поступления по НДС на импорт вырастают примерно на 50 млрд руб.

Почему от роста рублевых доходов лучше не станет

В итоге с учетом консенсус-прогноза мы получаем дополнительные доходы в объеме 500–550 млрд руб. Разумеется, речь идет только о 2015 годе: при подготовке бюджета на 2016–2018 годы макропрогноз будет серьезно корректироваться. Но в целом, как видно из представленных оценок, рост курса доллара к рублю в ближайшие три года станет мощным фактором увеличения доходов федерального бюджета в номинальном выражении.

В то же время этот рост создаст лишь видимость финансового благополучия. Формально он позволит исполнять обязательства по выплате зарплат и перечислению трансфертов в Пенсионный фонд. Однако и зарплаты, и пенсии обесцениваются из-за быстрого роста инфляции, связанного с обесценением рубля; к тому же более высокая инфляция увеличивает и бюджетные обязательства в части зарплат и пенсий. Между тем в консенсус-прогнозе показатель инфляции на 1,7 процентных пункта превышает показатель МЭР – значит, если реальность окажется ближе к прогнозу, как минимум на столько же придется дополнительно повышать те же пенсии.

Инфляция вызывает и другие чисто фискальные проблемы. Например, государственные заимствования становятся дороже. Уже в 2014 году их объем существенно сократился из-за того, что рынку не нравятся условия Минфина. Возможно, в 2015 году от этих заимствований вообще придется отказаться и замещать их в бюджете то ли дополнительными нефтегазовыми доходами, то ли средствами Резервного фонда.

Далее, из-за инфляции государство будет закупать меньше необходимой ему продукции – и российской продукции, и тем более импортной, которая становится чрезвычайно дорогой из-за обесценения рубля. Если взять, например, здравоохранение, то девальвация приведет к сокращению закупок импортной техники и лекарств, а значит, к снижению качества оказываемых услуг. В общем, номинальный рост бюджетных доходов, к которому приводит ослабление рубля, не компенсирует трудности, возника­ющие в российской экономике из-за падения цен на нефть и других обстоятельств.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.