Лента новостей
Сотрудники Росалкогольрегулирования дали показания на замглавы ведомства 18:17, Общество Юмашев объяснил решение Ельцина уйти именно 31 декабря 18:15, Политика Юмашев оценил в 99% вероятность ухода Путина в 2024 году 18:14, Политика В Крыму опровергли возобновление паромного сообщения с Турцией 18:13, Общество Онлайн-университет: где бесплатно получить знания для развития бизнеса 18:00, РБК и УРАЛСИБ Ирония и минимализм: в IKEA появилась коллекция Вирджила Абло 17:55, Стиль ВТБ предоставит 1 трлн руб. на проекты в Арктике 17:49, Бизнес Приставы арестовали имущество «Анжи» из-за долгов 17:48, Спорт Юмашев рассказал о разговоре с Путиным о слежке за Явлинским 17:41, Политика Лукашенко заявил о «жулье» в банках и поручил им шефство над колхозами 17:37, Политика Синоптики предупредили об ухудшении погоды в Москве на следующей неделе 17:32, Общество С кем лучше всего поехать в спонтанное путешествие. Игра 17:30, РБК и Subaru Путин потребовал нарастить долю современного вооружения в армии до 70% 17:26, Политика Завтра на полках: десять трендов ретейла в 2020 году 17:20, PRO Лидеры Китая и США вселили оптимизм в инвесторов: что стало с акциями 17:12, Quote Хоккеисты белорусского клуба признались в организации договорного матча 17:10, Спорт В работе Telegram произошел глобальный сбой 17:02, Технологии и медиа Как обеспечить рост продаж: четыре элемента в системе вознаграждения 17:01, PRO Личный опыт: я живу в дореволюционном доме 17:01, РБК и Элитная недвижимость Травма Кучерова и победы «Лос-Анджелеса» без Ковальчука. Итоги недели НХЛ 16:59, Спорт Театру «Ленком» присвоили имя Марка Захарова 16:55, Общество Питьевая диета: почему это не стоит пробовать 16:50, Pink Умер основавший бренд Burton «крестный отец» сноубординга 16:38, Общество Минобороны доработает концепцию развития российской армии 16:34, Политика Путин объявил о подготовке новой госпрограммы вооружений 16:30, Политика Роскошь и инвестиции: как состоятельные люди вкладывают в себя и будущее 16:30, РБК и Райффайзенбанк Развали свой бизнес. Тест 16:29, РБК и УРАЛСИБ Экс-главу «Космоса» выдали России по делу о мошенничестве на 17 млрд руб. 16:20, Общество
Газета
Как избежать нового ракетного противостояния в Европе
Газета № 003 (2958) (0602) Политика,
0
Андрей Баклицкий Как избежать нового ракетного противостояния в Европе
После разрыва ДРСМД важно не допустить новых сухопутных ракет средней дальности в Европе
После разрыва ДРСМД важно не допустить размещения новых сухопутных ракет средней дальности в Европе. Но шансы договориться об этом очень малы

Практически сразу после того, как США начали процесс выхода из Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД), Россия симметрично приостановила его выполнение. И хотя у Москвы и Вашингтона теоретически есть еще шесть месяцев, чтобы найти решение, похоже, что обе стороны исходят из того, что действие договора завершится в августе. Впереди нас ждет подготовка к созданию новых ракетных систем и взаимные обвинения в разрушении краеугольного камня «контроля над вооружениями» и «европейской безопасности».

Благими намерениями

Если долгая и запутанная история с взаимными обвинениями США и России в нарушениях ДРСМД и может чему-то научить, так это тому, как не надо вести диалог о контроле над вооружениями. Администрация Барака Обамы на протяжении четырех лет отказывалась сообщать не только миру, но и России подробности обвинений по соображениям секретности, но когда сменившие ее республиканцы максимально подробно изложили американскую версию, оказалось, что секретность не сильно пострадала. Вашингтон назвал предполагаемую ракету-нарушитель в 2017 году, а Москве понадобилось больше года, чтобы обнародовать ее технические характеристики и пойти на демонстрацию 9М729.

Что еще хуже, каждая страна вела и продолжает вести диалог с позиции морального превосходства. Вместо того чтобы сформулировать реалистичный желаемый результат и работать над его достижением с учетом позиции другой стороны, и США, и Россия указывали друг другу на нарушаемые параграфы договора и отметали встречные обвинения. Учитывая жесткую поляризацию на международной арене, и Москве, и Вашингтону не составило труда убедить своих союзников в том, кто прав. Но в результате Россия и США остались без ДРСМД и, если так пойдет и дальше, останутся вообще без контроля над ядерными вооружениями.

Диалог Москвы и Вашингтона мог начаться с признания американской обеспокоенности в отношении российской ракеты, вне зависимости от того, что стороны думают о факте нарушения. В ответ США могли бы признать российскую озабоченность в отношении пусковых установок ПРО в Европе и заинтересованность в прояснении положений договора насчет ракет-мишеней и ударных беспилотников. В идеале за этим последовал бы торг, в котором стороны могли бы выставить свою цену за разрешение перечисленных опасений. Условия могли бы не ограничиваться рамками ДРСМД: например, отмена развертывания ПРО в Польше могла бы произойти в обмен на уничтожение 9М729. Не факт, что стороны согласились бы именно на такой размен, но открытый диалог был бы полезнее, чем ритуальное повторение позиций сторон.

Этот подход, естественно, уязвим для критики. И с российской, и с американской точки зрения его можно назвать уступкой шантажисту. Но распад системы контроля над вооружениями идет с такой скоростью, что, если его не остановить, вопросы соответствия духу и букве договоров сменятся вопросами защиты от реальных развернутых баллистических и крылатых ракет.

Дорога в ад

Но даже выйти из договора можно было бы по более мягкому сценарию — без конфликта. В конце концов договор действительно ограничивал только Россию и США, позволяя другим странам разворачивать ракеты любой дальности. Этот вопрос беспокоил Вашингтон и Москву, что выражалось в неоднократных заявлениях и совместном предложении 2007 года привлечь к участию в договоре другие государства (желающих, правда, не нашлось). В идеальном мире выход из ДРСМД мог бы произойти по договоренности России и США, обе страны получили бы новые военные возможности, в том числе не представляющие прямой угрозы друг для друга. США бы осуществили давнюю мечту и развернули крылатые ракеты средней дальности в Азии для сдерживания Китая. Россия бы смогла воспользоваться преимуществами своей территории и дополнить, а отчасти и заменить крылатые ракеты морского и воздушного базирования более дешевыми и защищенными сухопутными ракетами.

К сожалению, подобный сценарий упирается в высокий уровень недоверия между Москвой и Вашингтоном. У США и России нет скоординированного плана, в котором они бы учитывали вопросы безопасности друг друга. Наоборот, речь идет о цикле ответных действий — идеальной почве для начала гонки вооружений в Европе. Даже если Москва не станет торопиться с созданием новых ракетных систем, развертывание 9М729 будет восприниматься Западом как усиление военного преимущества России, которое потребует ответа Вашингтона.

В худшем случае Россия может получить развертывание возле своих границ крылатых или даже баллистических ракет средней дальности с очень коротким временем подлета. В этом случае Москва также будет вынуждена тратить ресурсы на новые крылатые и баллистические ракеты средней дальности в дополнение ко всем запланированным проектам. Вашингтон, в свою очередь, окажется втянутым в ненужную военную конфронтацию с Россией. Размещение американских ракет в Европе вряд ли пройдет гладко и может вызвать раскол НАТО. Опасение не успеть ответить на атаку и потерять свои силы при первом ударе может привести стороны к решению оснастить ракеты ядерными боеголовками в мирное время и делегировать военным полномочия по нанесению ядерного удара.

Каждая сторона может рассчитывать, что ситуация не будет развиваться по худшему сценарию и она останется в выигрыше. Но даже небольшое увеличение вероятности ядерного конфликта представляется слишком высокой ценой за любые выгоды от выхода из ДРСМД.

Удержаться над пропастью

Поскольку спасти ДРСМД, скорее всего, не удастся, самое время начать договариваться о более узкой возможности — неразмещении новых сухопутных ракет средней дальности в Европе (в ходе выработки договора в 1980-е этот вариант рассматривался, но был отклонен США под давлением азиатских союзников). Владимир Путин сделал правильный шаг, заявив, что «Россия не будет размещать, […] ни в Европе, ни в других регионах мира оружие средней и меньшей дальности до тех пор, пока в соответствующих регионах мира не появится подобное оружие американского производства». Это может найти понимание в Вашингтоне, где ни одна из групп, выступавших за выход из ДРСМД, — противники любых ограничений, сторонники сдерживания КНР и те, кто требуют наказать Россию за нарушения, — не демонстрирует особой заинтересованности в размещении ракет в Европе.

В этом контексте заслуживает внимания предложение двух немецких парламентариев разместить ракеты 9М729 за пределами европейской части России. ​Хотя в Москве предложение депутатов бундестага сразу раскритиковали как «бесперспективное», такой шаг мог бы снять опасение европейских членов НАТО и ликвидировать причины для развертывания американских систем в Европе. А поскольку официальная российская позиция заключается в том, что 9М729 всего лишь одна из нескольких модификаций ракет комплекса «Искандер», урона для обороноспособности страны от размещения ее за Уралом не будет, а мобильность систем позволит легко переместить их к западным границам в случае нарушения Западом договоренностей. Естественно, подобное предложение имело бы смысл только вместе с соглашением о неразмещении американских ракет в Европе. Что касается жесткой верификации, о которой говорится в немецком предложении, то без нее можно обойтись: национальные технические средства разведки США, обнаружившие развернутые дивизионы 9М729, могут использоваться и для наблюдения за их перемещением.

Со времен разработки и подписания ДРСМД мир заметно изменился. Исчез страх неотвратимого ядерного конфликта, практически распалась сложная система баланса между военными возможностями Москвы и Вашингтона. Оставшиеся элементы этой системы, договоры и соглашения о контроле над вооружениями — важные инструменты для поддержания стабильности, заслуживающие сохранения. При этом важно понимать, что договоры существуют не сами по себе, они являются консенсусом их участников. В случае нарушения договора иногда бывает достаточно напомнить сторонам, почему они заключали его в свое время. Но если интересы изменились, прежние договоренности должны быть пересмотрены и дополнены, чтобы остаться релевантными.

Об авторах
Андрей Баклицкий консультант ПИР-Центра
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.