Лента новостей
Попробуй: как сесть на шпагат 22:52, РБК и «Билайн» Умер татарский певец Ильгам Шакиров 22:43, Общество Криштиану Роналду завоевал первый трофей в составе «Ювентуса» 22:30, Спорт Следователи не нашли следов взрывчатки в многоэтажном доме в Шахтах 22:25, Общество Правительство Мэй пережило голосование по вотуму недоверия 22:22, Политика Минтранс предложит выделить 5,2 млрд руб. на полеты на Дальний Восток 21:54, Общество Сенат заблокировал резолюцию против снятия санкций с компаний Дерипаски 21:51, Политика Кредиты из мобильника: зачем Сбербанк выходит на рынок краудлендинга 21:37, PRO Уберизация рынка грузоперевозок: персональный подход 21:30, РБК и Scania Украинская журналистка Бойко рассказала о депортации из России 21:29, Общество Послание Трампа к конгрессу оказалось под угрозой срыва из-за шатдауна 21:25, Политика Мутко пообещал «не влезать в экономику» уже строящегося долевого жилья 21:11, Политика США объяснили неудачу женевских переговоров по договору о ракетах 20:53, Политика В аэропорту Калининграда трап задел крыло самолета «Победы» 20:51, Общество «Манчестер Юнайтед» предложит €28 млн за футболиста сборной Голландии 20:50, Спорт Электросамокат и моноколесо: каким будет транспорт будущего 20:46, РБК и «Ингосстрах» Вопрос доверия: сможет ли Мэй сохранить свой пост во главе правительства 20:42, Политика Сбербанк обошел «Роснефть» по капитализации 20:36, Бизнес Эрдоган сообщил о 20 жертвах взрыва в сирийском Манбидже 20:28, Политика «Роскосмос» назвал версии причин потери связи с телескопом «Спектр-Р» 20:08, Технологии и медиа Госдеп напомнил о начале процесса выхода из ДРСМД в феврале 19:55, Политика Рослесхоз предложил запретить скупку китайцами леса у жителей Сибири 19:47, Бизнес Стабильности не существует: как создать сеть бургерных в Санкт-Петербурге 19:46, РБК и «Билайн» Бизнес Россия вошла в тройку лидеров по росту турпотока в Японию 19:43, Общество ОКР попросит Зубкова уйти из Федерации бобслея после допингового скандала 19:41, Спорт «Газпром» сообщил о росте добычи газа в начале 2019 года 19:18, Бизнес В Ripple ответили на сообщения о подготовке уничтожения блокчейн-проекта 18:49, Крипто НОВАТЭК увеличил добычу газа после двух лет падения 18:48, Бизнес
Газета
«Пока мозг выдерживает, я, в принципе, все помню»
Газета № 143 (2160) (1208) Общество, 12 авг 2015, 00:25
0
«Пока мозг выдерживает, я, в принципе, все помню»
Президент Crocus Group Арас Агаларов — об участии в государственных стройках
Фото: Алена Кондюрина/РБК

Президент Crocus Group Арас Агаларов рассказал РБК, почему в России нельзя экономить на строительстве дорог за счет новых технологий и как строители стадионов ЧМ-2018 уложатся в жесткую государственную смету.

«Я лично отсмотрел порядка 60 стадионов»

— Ваша Crocus Group строит два из шести стадионов, которые примут матчи чемпионата мира по футболу 2018 года — в Ростове-на-Дону и Калининграде. При этом калининградский проект, наверное, один из самых сложных: в правительстве нам сказали, что финансирование строительства в размере 17 млрд руб. — это окончательное решение, исходя из этого придется корректировать проект и смету. То есть получится — без раздвижных крыш и с меньшим количеством лифтов, но построите?

— Когда мы говорим про раздвижные крыши — это даже не 17, не 25, стоимость уходит за 30 млрд руб.! Раздвижная крыша — сложнейшее инженерное сооружение на стадионе, требующее больших временных и денежных затрат. Если рассмотреть историю строительства последних стадионов, к примеру, Леонид Федун потратил на арену «Открытие» около $450 млн [около 29 млрд руб. по курсу ЦБ на 11 августа], и это в Москве, не на болоте, экономя каждую копейку, подписывая каждый счет, потому что это его личные деньги. Если у Рината Ахмедова посмотрим стадион [«Донбасс Арена» в Донецке], там тоже сумма была за $500 млн, и тоже человек строил на свои личные деньги. Идем дальше — «Альянц Арена» [стадион в Мюнхене] и так далее, все проекты обходились в $600 млн. Поэтому сегодня все строители стадионов, не только я, и Геннадий Тимченко [его структуры возводят стадионы в Волгограде и Нижнем Новгороде], и Рустем Минниханов [глава Татарстана; подразумевается стадион «Казань Арена», сданный в 2013 году и модернизируемый для чемпионата], находимся в жесточайших финансовых условиях. Когда нам поручают за 17 млрд руб. построить стадион — хорошо если удастся уложиться в предусмотренную смету. Когда стройка идет в таком режиме, надо считать каждую копейку, каждую тонну арматуры, металла, бетона!

— Вы сами лично смотрели на стадионы? Какие вам больше всего понравились?

— Куда-то специально я не летал. Я уже до этого был на многих стадионах мира. Но мои сотрудники были в Лондоне, смотрели, изучали там стадионы. Сейчас уже куда-то специально летать необязательно, ведь можно почти все в интернете посмотреть. Я лично отсмотрел порядка 60 стадионов, построенных за последние 10 лет. Все подборки у нас собраны в специальном каталоге.

— Вы участвовали в проектировании?

— Мы всегда участвуем. Все концептуальное проектирование происходит у меня в кабинете. Все эти фермы на вантах — вы видите [показывает на кровлю макета стадиона в Калининграде], будут очень элегантными. Красота стадиона — это когда ты поднимаешь голову, и над тобой нет груды железа. Это и лишние деньги, и дискомфорт, ведь ты как будто сидишь на металлургическом заводе или складе с балками. По проекту предусмотрена кровля, которая будет снизу и сверху подсвечиваться. Будет элегантно и красиво. Люди приходят на стадион за атмосферой и духом футбола, спортивного соревнования, поэтому должны находиться в приятной среде.

Мы построим антивандальный стадион. Я специально сделал так, чтобы там, где человек может рукой достать, — делаем без фасада, который начинается только с четырех метров. Ведь фасад — это перфорированный оцинкованный крашеный металл: его гвоздем можно пробить, поцарапать.

— Сложно согласовывать проекты с FIFA?

— Каждый шаг требует согласования.

— Они быстрые?

— Оперативно работают. Дело в том, что у нас проектировщики уже надрессированы, я это называю таким несимпатичным словом, — они знают все требования. И у меня лично все требования FIFA лежат в кабинете. В них указано, на сколько каждое следующее кресло должно быть выше предыдущего, какие должны быть уклоны, роза ветров, как сориентирован стадион, требования по кровле, на сколько первый ряд трибуны выше поля — целая книга на 600 страниц.

— Вы уже оценивали, сколько сможете своих средств вложить в стадионы?

— Надеюсь, обойдемся без этого.

— Когда вы получаете из бюджета деньги на стадионы — заранее, по факту сдачи?

— Нам выделяют 50% авансом. Когда будем сдавать выполненные работы госорганам, то по факту выполненного 50% будет списываться в счет аванса, 50% доплачиваться. Это стандартная схема.

— Когда вы закончите строительство, будете иметь какое-то отношения к стадионам? К примеру, управлять?

— Управление нам неинтересно.

— Вас позвали строить или вы сами захотели?

— Стадионы распределяло правительство, там не было конкурса. В связи с тем что бюджеты ограниченны, стройки очень ответственны и их распределяли.

— Вам позвонили и спросили: возьметесь?

— Не позвонили, а пригласили на совещание в правительство.

«Даже если рентабельность — нуль, мы не умрем»

— Госкомпания «Автодор» собирается заменить подрядчика по строительству Центральной кольцевой автодороги, ЦКАД, которая станет платным дублером подмосковной «бетонки». Вместо «Стройгазконсалтинга», предупредившего, что не сможет исполнить контракт, возведение первой секции могут доверить Crocus Group. Это решение уже принято?

— По ЦКАД, как вы знаете, мы участвовали в конкурсе [в 2014 году], но не прошли. Сейчас, в связи с тем что СГК трансформировался и у него новые собственники [сообщалось, что Газпромбанк и инвестфонд UCP приобрели 100% СГК у его акционеров, крупнейшим из которых был Руслан Байсаров], сделали переуступку прав. Вопрос долго обсуждался в ФАС, может ли Crocus получить объект: год назад был аукцион — сейчас другая форма. Вопрос тянется с ноября, но мы уже приближаемся к подписанию контракта.

— Когда рассчитываете подписать?

— Обещали в августе.

— Вы собрали специальную команду под ЦКАД?

— Команду не надо собирать, она вся здесь. У нас свое архитектурное бюро, где работают 60 архитекторов, управление по строительству — 161 человек, свои сметный, транспортный отделы — 664 человека, отдел технического надзора, служба главного инженера — 970 человек, 3,5 тыс. непосредственно самих строителей. Все в полной боевой готовности, ничего собирать не надо. У нас очень серьезный боевой кулак, знаете, как у Красной армии в 1945 году. Сейчас мы строим стадион, океанариум, третий [торгово-развлекательный центр] Vegas в Кунцево площадью 287 тыс. кв. м, высотную башню — 158 тыс. кв. м, проектируем две гостиницы — Holiday Inn на 1050 номеров и Mariott на 500 номеров.

— Эта махина поможет вам найти поставщиков материалов для дорог по сходной цене?

— Правильный вопрос, потому что в смете [по ЦКАД] — цены прошлого и даже позапрошлого года. Песок, по-моему — 250 руб. [за тонну], щебень — тоже ниже текущих цен. Проблема решается двумя путями.

Первый путь самый плохой — это обратиться в правительство и сказать, что в смете не те цены. Второй путь — обратиться в правительство с предложением оптимизации проекта. Допустим, в проект заложено 22 км эстакад, но при ближайшем рассмотрении во всех точно нет необходимости. Развязки и эстакады можно делать, но не 22 км из 48 км. За счет этого — оптимизировать проект и уместиться в смету, чтобы еще хватило на щебень и песок.

Третий путь — использовать новые технологии, но у нас с этим проблемы — их не очень воспринимают организации, которые будут принимать работы. На западе, к примеру, есть технологии, когда берут грунт и отправляют на химическую экспертизу. Затем под него делают специальную жидкость: идет гребенка, на ней стоит лейка с капельником, и она проливает грунт особым составом. Потом по обработанному пути едет виброкаток, и грунт превращается в бетон. Такие технологии есть, но в России вы их не сможете применить, потому что куда тогда девать щебень, песок, который все хотят продавать?

— Откуда такая технология?

— Она применяется в Канаде. Они занимаются валкой леса — для этого вот таким способом в лесах прокладывают «временные» дороги. Они думали, что эти дороги будут служить 3–5 лет и потом разобьются, но выяснилось, что они стоят в отличном состоянии по 30–40 лет. Есть и другие решения. Но у нас в стране есть так называемое «корыто», есть слой, который надо срезать, и количество песка, которое нужно засыпать, плюс щебень, бетон, дорожная одежда, два слоя асфальта и так далее. Если вы не будете так делать — дорогу не примут. Потому что никто не знает, что будет с этим пролитым грунтом в наших погодных условиях, а дорогая должна служить много десятилетий.

— Вы не обсуждали этот вопрос с «Автодором»?

— Это надо провести эксперимент где-то, 10 лет этим попользоваться и потом внедрять в производство. Непроверенную технологию на участке в 50 км вот так с ходу применять не будут.

— В целом, вы хотите выйти на рынок строительства высокоскоростных дорог?

— Да.

— А этот рынок, на ваш взгляд, не умрет года через 3–4? Достроят дорогу на Питер, условно, потом какие-то участки ЦКАД, а дальше что — бюджетные деньги не закончатся?

— Со времен Петра I в России всегда не хватало денег, но все строится. И еще понимаете: волков бояться — в лес не ходить. Если из такой идеологии исходить, то ничего вообще делать не надо.

— Какие у Crocus Group сейчас основные источники дохода?

— У нас три источника дохода. Выставочная индустрия приносит 30%, и оставшиеся 70% — сдача в аренду торговых площадей и наша розничная сеть.

— Вы держите все под контролем, это не утомляет?

— Пока мозг выдерживает, я, в принципе, все помню. Если сейчас вы спросите меня: размеры каждого здания, высоту и толщину колонн, — все могу рассказать. В «Крокус Сити Молле» — колонны по 55 см шириной, толщина перекрытия между первым и вторым этажами — 72 см, высота этажа «пол-пол» — 5,03 м, длина молла — 254 м, ширина — 105 м, размер стекла 2×1 м и т.д.

Полную версию ​читайте на www.rbc.ru