Лента новостей
Анонимный донор покрыл все расходы на похороны жертв стрельбы в Техасе 00:43, Общество Россиянин Хачанов обыграл первую ракетку Британии на «Ролан Гаррос» 00:43, Спорт Создатель разрушенного Ан-225 «Мрия» опроверг его вывоз на утилизацию 00:37, Политика В Грозный впервые запустят чартерные рейсы из Москвы 00:29, Бизнес Верховный суд Индии признал проституцию профессией 00:21, Общество Путин поблагодарил пограничников за пресечение диверсий у границ Украины 00:15, Политика В Севастополе простились с военным, погибшим при обороне острова Змеиный 00:01, Политика Сможет ли Клопп помешать Анчелотти войти в историю. Главное о финале ЛЧ 00:00, Спорт Как менеджмент по «методу собаки Павлова» сделал американца миллиардером 00:00, PRO ЦБ разрешил вносить средства в капитал компаний из дружественных стран 27 мая, 23:44, Финансы Минюст внес в список иноагентов томскую организацию «Женский голос» 27 мая, 23:37, Политика Настоятеля храма Летающего Макаронного Монстра осудили на 1,8 лет колонии 27 мая, 23:33, Общество Суд обратил в доход государства $750 млн братьев Магомедовых 27 мая, 23:16, Общество Силуанов пообещал механизм оплаты в рублях к июньской выплате по госдолгу 27 мая, 23:11, Финансы Минобороны напомнило о двух коридорах в Черном и Азовском морях 27 мая, 22:48, Политика Кадыров сообщил о контроле над линией соприкосновения в Северодонецке 27 мая, 22:41, Политика Хабаровский край возьмет шефство над Дебальцево 27 мая, 22:34, Политика Знакомьтесь, «Альфа»: почему это поколение психически самое устойчивое 27 мая, 22:29, Совместный проект Организаторы «Ролан Гаррос» оштрафовали Рублева на $8 тыс. 27 мая, 22:16, Спорт В США заявили, что не намерены вступать в конфликт с Россией из-за Одессы 27 мая, 22:14, Политика В УПЦ заявили о сохранении отношений с Русской православной церковью 27 мая, 22:09, Общество Иран задержал два греческих танкера в Персидском заливе 27 мая, 21:56, Политика Белгородский глава сообщил о пострадавшем в результате обстрела села 27 мая, 21:55, Политика Болезненные решения: как облегчить жизнь родственникам с инвалидностью 27 мая, 21:48, Партнерский проект США ввели санкции против двух российских банков за связи с КНДР 27 мая, 21:37, Финансы Захарова объяснила попадание Киссинджера в базу «Миротворца» 27 мая, 21:33, Политика Пентагон не подтвердил сообщения о готовности США поставить РСЗО Украине 27 мая, 21:11, Политика В Минстрое России создали спецдепартамент по восстановлению ЛНР и ДНР 27 мая, 21:11, Бизнес
Газета
Почему силовикам все легче вмешиваться в частную жизнь
Газета № 140 (2157) (0708) Общество,
0

Почему силовикам все легче вмешиваться в частную жизнь

Фото: Екатерина Кузьмина/РБК
Фото: Екатерина Кузьмина/РБК

За последние годы контроль за вмешательством силовых органов в частную жизнь практически прекратился. Суды выдают разрешения почти автоматически, а отчетности требуется все меньше.

Аппетиты растут

В России неуклонно растут масштабы вторжения силовых органов в частную жизнь граждан и практически сходит на нет судебный контроль над такими решениями. Как показывает статистика решений российских судов, с 2008 года более чем вдвое выросло количество удовлетворенных судами ходатайств «об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи» в рамках оперативно-разыскной деятельности. Следственные органы отстают ненамного.

В 2014 году силовики запросили 513 тыс. таких разрешений и получили 509 тыс. разрешений: судьи удовлетворили 99% ходатайств.

Если в конце 2010-х, несмотря на растущие аппетиты силовиков, суды начинали смотреть на подобные требования чуть строже, то за 2011–2014 годы судебный контроль над вмешательством в частную жизнь практически прекратился: разрешения выдаются только что не автоматически.

Несколько иначе обстоит дело с уголовными делами на относительно «непростых» подсудимых: бизнесменов, госслужащих. Там, где подозреваемый в состоянии защищаться, суды подходят к делу чуть осторожнее. По запросам на арест корреспонденции и выемку документов с 2011 года разрешения стали выдаваться чуть с большим трудом.

В рамках оперативно-разыскных действий (полицейских мероприятий, которые проводятся до начала официального расследования) можно лезть в секреты граждан, никому не отчитываясь. Полиция в принципе склонна сдвигать основные следственные действия на период до формального возбуждения уголовного дела, когда закон подозреваемого практически не защищает. Это же и освобождает их от ответственности, если сведения не подтвердились или дело не выглядит легкорасследуемым. За закрытое вследствие реабилитации фигуранта дело силовиков больно «бьют» как за незаконное преследование невиновного. Поэтому в России практически никого не реабилитируют на следствии и не оправдывают в судах. Открытое и не доведенное до суда дело, в котором виновника так и не нашли, портит статистику раскрываемости.

Секретно по умолчанию

Оперативно-разыскная деятельность защищена законом о государственной тайне — ее материалы засекречены по умолчанию. Материалы следственного дела, наоборот, по умолчанию открыты и должны быть доступны уж по крайней мере обвиняемому и его адвокату.

Силовики ни перед кем не отчитываются за прослушивания, просмотры корреспонденции и телефонные распечатки. Вернее, они могут отвечать за то, что решат включить в состав уголовного дела, если дело будет передано в суд. Оперативник сам решает, что из своих секретных материалов отдать следователю, не имеющему, как правило, допуска к секретным данным. А следователь сам решает, что вложить в уголовное дело для прокурора и судьи.

Мало того, разрешения на ОРД в силу той же секретности выдает судья со специальным допуском к секретным материалам. Обычно на весь рядовой районный суд приходится один такой судья, проверенный спецслужбами, и даже председатель суда не может вмешаться в его отношения с силовиками по этим вопросам, если сам не имеет допуска. Удивительна ли на этом фоне почти стопроцентная лояльность судов к подобным запросам?

Вечерний звон

В России официально возбуждается в год чуть больше 2 млн уголовных дел и доводится до суда чуть менее миллиона. Если посмотреть на те, которые через суд прошли, то результаты обысков можно увидеть практически в каждом деле. Это часть стандартного следственного «джентльменского набора», то, без чего прокурор вряд ли примет у следователя работу: экспертизы, протоколы допросов, протокол обыска. Менее 200 тыс. разрешений на обыск в год — при всей солидности этой цифры — маловато. Разгадка проста: следователи предпочитают не тратить драгоценное время, не писать лишних бумажек и не обращаться к судам за разрешениями.

Вместо этого обыски проводятся ночью, после рабочего дня, когда суды закрыты. Закон дает следователю такое право в экстренных случаях, когда медлить нельзя, — вот почему большинство обысков объявляются экстренными. После этого суд извещается задним числом и в случае несогласия может принять меры. Причем решение может принимать любой судья, право допуска судьи к секретным материалам совершенно не нужно.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.