Лента новостей
Глава ЦППК объяснил замену экспрессов обычными электричками в Подмосковье 18:09, Бизнес СМИ узнали о росте доходов Порошенко за год в 12 раз 17:51, Политика Швеллер в один клик: как компании осваивают b2b-продажи в интернете 17:41, PRO Порошенко связал создание единой церкви на Украине с ее независимостью 17:38, Политика Искусственный интеллект написал трогательный сценарий рекламного ролика 17:35, РБК и Lexus 13 млн устройств пострадали от скрытых майнеров в 2018 году 17:32, Крипто Росстат зафиксировал замедление роста промышленного производства в стране 17:32, Экономика Le Monde узнала об участии Пригожина во встречах с лидерами боевиков ЦАР 17:26, Политика В Индии оппозиционер получил пожизненный срок за беспорядки 1984 года 17:24, Общество Суд утвердил мировую в споре обладателя прав на Ждуна с «МегаФоном» 17:21, Бизнес Вера в надежность денег: почему нужно уходить от депозитов к инвестициям 17:08, РБК и FW Raiffeisen Лидер «Шалтая-Болтая» — РБК: «Посмотрите, где я, а где тайные знания» 16:54, Общество Синод УПЦ запретил священнослужение двум уклонившимся в раскол архиереям 16:54, Политика 10 благотворительных магазинов, где стоит покупать подарки 16:54, Стиль Совет директоров Nissan не смог выбрать сменщика Гона 16:54, Бизнес Лидер «Шалтая-Болтая» опроверг связь с обвиняемыми в госизмене из ФСБ 16:54, Общество Чек-лист: 5 лайфхаков для дома в сезон простуд 16:50, РБК и Philips Суд смягчил приговор модели Кире Майер за нападение на полицейского 16:38, Общество ​В ДТП в Подмосковье пострадали трое детей 16:28, Общество «Спартак» объявил о первом зимнем трансфере 16:21, Спорт Экс-глава «Оборонлогистики» получил 4 года тюрьмы за мошенничество 16:15, Общество Facebook заблокировал аккаунт сына премьера Израиля 16:07, Технологии и медиа Суд взыскал ₽63 млн вместо запрошенных ₽3,3 млрд с подрядчика Восточного 16:07, Общество Как четвертая промышленная революция повлияет на транспорт в России 16:05, РБК и ГТЛК Как заработать на Litecoin: криптовалюта подорожала на 9% 16:04, Крипто В Москве из квартиры экс-замглавы Росрезерва украли пятеро часов Rolex 15:48, Общество Энди Уорхол и поп-арт: как найти вдохновение на дне консервной банки 15:46, Совместный проект «Зенит» и «Краснодар» узнали соперников по 1/16 финала Лиги Европы 15:40, Спорт
Журнал
Империя «Динамо»: почему будет реформировано главное спортобщество России
Журнал №06, Июнь 2018 Общество, 30 мая, 10:43
0
Империя «Динамо»: почему будет реформировано главное спортобщество России
У «Динамо» есть 1 млн членов, около 670 объектов недвижимости, 50 охотничьих хозяйств и потоки наличности в виде взносов. Но, по сути, все это держится на еще советской системе, которая постепенно сдается под натиском капитализма
Фото: Александр Вильф / МИА Россия Сегодня

Конец апреля 2018 года, лыжный стадион на окраине подмосковных Химок. Несмотря на сильный дождь, здесь проходят соревнования в беге по пересеченной местности между коллективами спортобщества «Динамо». На листочках, приклеенных к стенду скотчем, — список участников забегов со своеобразным шифром. Вместо названия организации — номер, за которым скрывается название силового ведомства. Например, «Динамо-19» — это ФСО, а «Динамо-24» — ФСБ. У бегунов из «Динамо-21» (Служба внешней разведки) вместо фамилии из соображений секретности указаны отчества.

«Спортсмены с 1-го по 8-й приглашаются на старт, просьба получить чипы», — в микрофон говорит судья, произнося «чипы» с ударением на «ы». Рядом уже разминается атлетически сложенный мужчина в синей куртке с надписью «ФСО России». Компанию ему в забеге составят сотрудники Росгвардии («Динамо-34»), МВД («Динамо-25») и Службы специальных объектов при президенте РФ («Динамо-29»). Чипы призваны точно зафиксировать время и удержать спортсменов от соблазна срезать дистанцию.

В советское время «Динамо» объединяло работников госбезопасности и МВД, которому тогда подчинялась и противопожарная служба. В 1990-е годы поддержка со стороны силовиков резко снизилась, из «Динамо» отозвали прикомандированных сотрудников — действующих офицеров, которые получали зарплату в правоохранительных органах, но были целиком погружены в дела спорта. Последовали и неизбежные проблемы с финансированием: например, в 1995 году доходы общества в целом по России составили всего лишь 66 млн деноминированных рублей — $14 тыс. по курсу (данные из книги «Энциклопедия «Динамо»).

Однако силовики не просто отстояли свое спортивное общество, но и постепенно собрали под его эгидой все ведомства, которые некогда были лишь подразделениями внутри КГБ СССР и МВД СССР, а потом выделились в отдельные организации. Еще при президенте Борисе Ельцине в конце 1996 года в «Динамо» вернули прикомандированных сотрудников: сейчас в каждом региональном объединении работают по одному представителю от МВД и ФСБ, рассказали журналу РБК руководители двух местных обществ.

При Владимире Путине встраивание «Динамо» в государственную систему продолжилось. В 2003 году правительство РФ передало в безвозмездное пользование «Динамо» свыше 80 объектов по всей стране, включая стадионы и охотничьи хозяйства, притом что на конец 1990-х у него и так оставалось более 400 единиц недвижимости. В 2009 году Путин, будучи премьер-министром, утвердил перечень служебно-прикладных видов спорта, которые обязаны развивать силовые ведомства, а Министерство спорта закрепило за «Динамо» функции по подготовке правил соответствующих соревнований. В 2013 году Путин подписал указ о праздновании 90-летия общества «Динамо», поручив правительству отметить юбилей за государственный счет.

Смена председателя общества в 2016 году произошла после письма президенту от руководителей силовых ведомств, недовольных работой организации, рассказал журналу РБК собеседник, близкий к руководству «Динамо». Экс-главу пограничной службы Владимира Проничева тогда сменил другой выходец из КГБ СССР Владимир Стржалковский, который в разное время возглавлял петербургскую турфирму «Нева», был заместителем министра экономического развития, главой Ростуризма и даже гендиректором ГМК «Норильский никель». Задачи перед новым председателем «Динамо» — оптимизировать расходы и навести порядок в управлении имуществом — Путин ставил лично, добавил источник РБК.

Постепенно «Динамо», которое принято ассоциировать с силовиками, вышло за пределы правоохранительных органов. В него официально входят Федеральная таможенная служба («Динамо-20»), «Росатом» («Динамо-22»), Федеральная налоговая служба («Динамо-28»), Министерство юстиции («Динамо-30»), Росфинмониторинг, министерства финансов и экономического развития, а также Банк России, Агентство по страхованию вкладов и Пенсионный фонд (все — «Динамо-33»).

В 2018 году в «Динамо» планирует войти Федеральная антимонопольная служба. Общество становится все больше похоже на спортивное объединение всех государственных органов. Журнал РБК разобрался в экономике общества, которое застряло на полпути между социализмом и капитализмом.

Добровольно-принудительное «Динамо»

Ради эксперимента корреспондент журнала РБК позвонил в московское городское общество «Динамо» с вопросом, как вступить в организацию для участия в соревнованиях. По уставу для этого совсем не обязательно быть сотрудником одного из многочисленных силовых ведомств. На второй день безуспешных звонков на другой стороне провода уже раздавался сдавленный смех. Итоговый вердикт: простому гражданину стать динамовцем в столице нельзя, а в брянском «Динамо», например, готовы принять человека без погон.

«Динамо» представляет собой разветвленную сеть из 82 региональных и 14 «номерных» организаций. На местах все ведомства замыкаются на региональных обществах «Динамо», во главе которых стоит либо руководитель УФСБ, либо ГУ МВД, либо республиканского МВД. «Номерные» — «Динамо-19», «Динамо-20» и т.д. — подчиняются конкретному ведомству и объединяют работников из центрального, московского аппарата. По традиции в случае ликвидации ведомство уносит с собой в архив номер своего «Динамо», поэтому, например, все числа первого и большей части второго десятка уже не могут быть присвоены: их носили спортобщества ведомств, которых сегодня уже нет, рассказал журналу РБК Олег Шабуневич, руководитель «Динамо-33» (финансово-экономические органы власти).

Сейчас в «Динамо» состоят 1,02 млн человек, рассказали журналу РБК в центральном совете общества. В крупных регионах с широкой сетью силовых структур насчитывается свыше 10 тыс. динамовцев: в Красноярском крае их более 18 тыс., в Удмуртии — около 16 тыс., в Татарстане — 30 тыс. Ведомственный состав организаций также серьезно варьируется по мере движения по карте России: где-то в «Динамо» входят местные управления Следственного комитета, прокуратуры, Судебного департамента и Росреестра, хотя на федеральном уровне они не вступили в спортобщество. Есть и экзотические примеры: в сочинской ячейке «Динамо» числится местное казачье общество, в Красноярской — государственный Центр профилактики и борьбы со СПИДом.

Реконструкция стадиона в Петровском парке в Москве ведется с 2008 года, за это время «Динамо» практически лишилось арены: его доля в соответствующей управляющей компании — лишь 7,7%   (Фото: Сергей Бобылев / ТАСС)

В некоторых регионах количество динамовцев практически идентично числу работников силовых ведомств. «Существует разнарядка. Например, начальник местной полиции говорит «всем вступить», и все вступают», — рассказывает собеседник в одной из организаций «Динамо». Для сравнения: в «Локомотиве», объединяющем работников РЖД, состоят 15 тыс. человек, рассказал журналу РБК начальник пресс-службы общества Андрей Лиджиев, подчеркнув, что в общество вступают лишь те, кто активно занимается спортом.

Зачисление в «Динамо» происходит в «добровольно-принудительном» порядке, подтвердили журналу РБК сотрудники одного из региональных управлений ФСБ и службы исполнения наказаний. «Всех новых сотрудников мы сразу же стараемся принять в «Динамо», — не стал скрывать замруководителя башкирского общества Рамиль Набиев. К 100-процентому членству близко и «Динамо» по Республике Алтай, рассказал зампредседателя Михаил Ощепков. Но такая система действует не везде. «У нас такого нет, [система разнарядок] мало что дает для общества», — говорит собеседник в Московской областной организации «Динамо».

Занимаются служебно-прикладными видами спорта и выступают за свое ведомство далеко не все динамовцы. Так, в Алтайском крае в 2017 году бегали и стреляли из пистолета около 1 тыс. силовиков при общей численности местного общества в 20 тыс., следует из информации на сайте местного общества. При этом в соответствии с уставом динамовец — не просто тот, кто написал заявление и получил взамен значок со знаменитой буквой Д. Во всех ведомствах, состоящих в «Динамо», проходит кампания по сбору членских взносов. Их размер устанавливается местными организациями и варьируется в среднем от 100 до 500 руб. в год. Часть денег — от 30 до 70% — оставляют себе ведомственные ячейки «Динамо», остальное отвозится в офис региональной организации.

Сотрудники сдают в «Динамо» наличные, рассказывает сотрудник одного из региональных управлений ФСБ. А в главное управление ФСИН по Пермскому краю деньги привозили сотрудники окрестных колоний, они хранились в коробке в сейфе, следует из приговора в отношении инспектора отдела Юлии Тяжченко. Она отвечала за сбор средств с динамовцев своего ведомства, но не справилась с соблазном и потратила деньги на оплату кредита, лечение матери, отпуск и iPhone. На заседаниях в Индустриальном районном суде Перми она вспоминала, что, когда ее не было, пачку со взносами просто клали к ней на стол. Суд приговорил ее к штрафу 500 тыс. руб. по статье УК РФ «Присвоение или растрата».

При среднем взносе 200 руб. в год все динамовцы могли бы сдавать в кассу общества около 200 млн руб., но собираемость не везде одинаковая. Во Владимирской области она не превышает трети, в Красноярском крае — находится на уровне 90%, в Татарстане — 100%, рассказали журналу РБК заместители руководителей этих организаций. В соцсетях сотрудники правоохранительных органов активно жалуются на давление при сдаче взносов. «Жена работает в кадрах. Сегодня начальник прессовал ее, что она на «Динамо» с «погонников» собрать не может», — пожаловался в конце апреля сотрудник полиции из Вологодской области в паблике «ВКонтакте» «Омбудсмен полиции».

В итоге в 2015 году динамовцы сдали в сумме 140 млн руб., в 2016-м — 145 млн, рассказали в центральном совете общества. Волгоградское «Динамо» в 2016-м получило со своих членов 4,1 млн руб., кемеровское — 5,3 млн руб., пермское — 3 млн (данные СПАРК). Алтайская краевая организация в 2017 году собрала 2,7 млн руб., что составило 100% от плана (годовой отчет). Взамен силовики и чиновники, не участвующие в соревнованиях по служебно-прикладным видам спорта, могут пользоваться инфраструктурой «Динамо» со скидкой, рассказывают руководители обществ. Правда, в регионах она, как правило, есть только в административных центрах или ее просто недостаточно для нормальных занятий спортом. «У нас только один небольшой зал, а взносы — 500 руб.», — сетует зампредседателя «Динамо» по Республике Алтай Михаил Ощепков.

Чтобы стимулировать к уплате взносов, в некоторых регионах действуют скидочные программы для членов общества. В Удмуртии такая работает в магазинах местных ретейлеров «Вкусный дом» и «Радамир», на заправках «Газпром нефти» и «Татнефти». До введения скидочной программы собираемость взносов составляла 60%, потом выросла до 99%, рассказывает Ощепков. Но взносы не главный источник дохода «Динамо». Основной денежный поток генерирует многочисленное имущество, сохранившееся за ним с советских времен.

«Динамо» как рантье

Не доезжая до города Покрова Владимирской области, на 97-м км трассы Москва — Нижний Новгород, стоит заброшенный одноэтажный пост ГИБДД. В 2003 году тогдашний начальник УВД по Владимирской области передал недостроенный пункт и прилегающую территорию местному обществу «Динамо» под коммерческие цели. Но кипучая предпринимательская деятельность так и не развернулась: муниципальные власти через суд попытались забрать пост себе, тяжба дошла до Верховного суда. «Думаем, стоянку там оборудовать, например, под битые машины», — делится планами зампредседателя местного общества Игорь Цыкин.

На излете СССР в 1991 году у общества «Динамо» было свыше 1100 спортивных объектов, в том числе около 600 спортивных залов и 57 полноценных стадионов с футбольными полями (данные из «Энциклопедии «Динамо»). После распада Союза часть недвижимости осталась в бывших союзных республиках, часть отошла к местным властям, часть потихоньку продавалась. В итоге «Динамо» потеряло значительную часть активов, в 2000-е приватизация продолжилась. В частности, в этот период «Динамо» лишилось зала на Цветном бульваре в центре Москвы — первого спортивного объекта, выделенного обществу в 1923 году.

Сейчас в собственности или пользовании у общества находятся около 670 объектов недвижимости, из них крупных — 184, рассказали журналу РБК в центральном совете общества «Динамо». Для сравнения: у Центрального спортивного клуба армии — около 170 объектов, рассказали в пресс-службе объединения. Правда, в этом случае правильнее говорить о спортивной недвижимости Министерства обороны, которое является единственным учредителем ЦСКА. «Динамо» же объединяет более 20 федеральных ведомств, каждое из которых выступает совладельцем раскиданных по всей стране спортивных сооружений.

Общество «Динамо» было основано руководством ОГПУ в 1923 году, впоследствии в него вошла и милиция. «Динамо» в современной России объединяет не только «силовиков», но и Минфин, МЭР и ФАС. ​ (Фото: Александр Демьянчук / ТАСС)

В 184 крупных объекта входят 30 стадионов, в том числе в исторических частях областных центров (стадион в Петровском парке Москвы не входит и не будет входить в это число). Отличное местоположение у стадионов в Архангельске, Владивостоке, Волгограде, Махачкале, Кирове, Липецке, Орле, Ростове и Уфе. По стране разбросаны также 76 спортивных комплексов и свыше 20 лыжных и биатлонных баз, 30 тиров, восемь бассейнов и семь гребных баз. Бывшие общежития для спортсменов (13 объектов) используются как гостиницы. Наконец, обществу принадлежит право использования 50 охотхозяйств общей площадью 1,5 тыс. га — на аналогичной территории около 50 раз поместится Московский кремль.

Состояние объектов разное, признают собеседники в региональных обществах. Например, отзывы о гостиницах «Динамо», размещенные в интернете, обычно резко негативные, в них постоянно проскальзывает слово «совок». Часть стадионов, несмотря на удобное расположение, непригодны для проведения серьезных матчей: например, в Нижнем Новгороде, где арена «Динамо» находится в 20 минутах от местного кремля, до сих пор установлены деревянные скамейки, нет навеса. Но во Владивостоке, например, на «Динамо» проходят матчи ФНЛ, второго по силе российского футбольного первенства.

Доходы региональных обществ напрямую зависят от количества и качества спортивной инфраструктуры. Выручка башкирского «Динамо», у которого в центре Уфы есть стадион, спортивный комплекс, бассейн и гостиница, в 2016 году составила почти 49 млн руб. (данные СПАРК). Красноярское, имеющее спорткомплекс, лыжную и биатлонные базы, получило лишь 19 млн руб. «Я пришел в конце 2011 года, объекты были полуразрушенные, в них никто не вкладывался, а МЧС выдало предписание по 205 нарушениям», — вспоминает первый замруководителя общества Роман Черняев.

На постоянной основе спортивные объекты «Динамо» используют силовики, причем аренда зачастую оплачивается из бюджета, а не за счет уже внесенных членских взносов. Например, УМВД по Курской области в 2018 году арендовало у местного «Динамо» тир и спортзал за 1,5 млн руб., а УФСБ по Омской области в 2017 году потратило более 700 тыс. на организацию соревнований по служебно-прикладным видам спорта (данные сайта госзакупок).

Но инфраструктура «Динамо» не всегда устраивает его членов: например, ГУ ФСИН по Пермской области искало альтернативный спортивный комплекс, так как услуги «Динамо» обходились «дорого», следует из приговора Юлии Тяжченко. Помимо силовиков объекты общества могут посетить и простые граждане — правда, зарабатывает на них часто уже не «Динамо», а связанные с ним люди.

Родственное «Динамо»

Июнь 2017-го, северо-восток Москвы, берег Химкинского водохранилища. В ресторане Royal Bar проходит фестиваль «Каннские львы» при поддержке журнала Playboy, среди гостей прогуливаются девушки в откровенных нарядах и с характерными заячьими ушками, а в бассейне расположенного рядом комплекса «Водный стадион» как ни в чем не бывало тренируются спортсмены. И комплекс, и здание ресторана принадлежат московскому «Динамо» (данные Росреестра).

В советское время «Динамо» построило здесь целый ряд объектов для занятия водными видами спорта с соответствующим названием «Водный стадион». В 2000-е общество затеяло его реконструкцию, лишившись в итоге части территории. Отдельный инвестконтракт был заключен на модернизацию нежилого одноэтажного здания с размещением в нем «душевых, раздевалок, медпункта, общественных туалетов и пунктов питания», следует из материалов арбитражного суда. Но после проведения работ в нем разместился ресторан Royal Bar. В 2013 году его выкупила Юлия Тихомирова — дочь руководителя службы обеспечения деятельности ФСБ Михаила Шекина и руководитель Центра подготовки и проведения спортивных мероприятий при дворце спорта «Динамо» в Москве, писали ранее «Ведомости».

Выходцы из силовых структур и функционеры «Динамо» зарабатывают на имуществе общества не только в Москве. Башкирское «Динамо» создало для управления прибыльным имуществом несколько юрлиц. Так, услуги фитнеса в спортивном комплексе оказывает ООО «Клуб здоровья «Динамо», в котором самому обществу принадлежат лишь 20%, остальные 80% — у экс-начальника районного УВД Уфы Петра Мельникова. Часть мероприятий в залах проводится через ООО «Спортивный комплекс «Динамо РБ», где у Мельникова — 50%, а у заместителя председателя башкирского «Динамо» и бывшего командира местного ОМОНа Рамиля Набиева — 25%. Сам Набиев заявил журналу РБК, что участие его и Мельникова в структурах «Динамо» — «формальное».

В Воронеже с «Динамо» связан бизнес семьи полковника внутренней службы и руководителя местного спортобщества Александра Володина. Его жена — соучредитель АНО «Охотничье и рыболовное хозяйство «Динамо», которое имеет отношение к угодьям, официально закрепленным за местным «Динамо»: именно АНО, а не спортобщество проверял в конце 2017-го Россельхознадзор для недопущения эпидемий среди кабанов. А брат Володина вместе с «Динамо» до конца 2017 года владел магазином охотничьего оружия, также работавшего в помещениях «Динамо».

В Рязани местное общество получило от регионального правительства эксклюзивное право по выдаче патентов иностранным гражданам для работы в России — эти специфические для спортивного объединения услуги оказывает ООО «Коммерческо-производственная фирма «Динамо» (КПФ). Оно же управляет центром техосмотра и штрафстоянкой, расположенными рядом со зданием Воронежского ГИБДД и базой отдыха под Касимовом. В 2016 году выручка фирмы составила почти 43 млн против 5,4 млн руб. у самого «Динамо». Спортобществу в многопрофильной компании принадлежит 75%, 25% — у предпринимателя и советника главы местного «Динамо» Владимира Попова.

«Динамо» и раньше выступало как соинвестор в коммерческих проектах, в том числе девелоперских. Нередко условия оказывались невыгодными для него: например, во дворце спорта в Крылатском в Москве, титульным инвестором строительства которого выступало «Динамо», ему в итоге достались вентиляционные камеры, лифтовые холлы, туалеты и теннисный зал без окон, рассказал журналу РБК Владимир Стржалковский. Хотя имущество, полученное при реализации таких проектов, могло бы приносить прибыль для общества, постоянно балансирующего на грани убыточности.

Убыточное «Динамо»

Арбитражный суд Москвы, апрель 2018 года. «Оригинала инвестконтракта мы пока найти не можем, запросили архивы, мы принесли заверенную копию», — разводит руками юрист ЗАО «Управляющая компания «Динамо», которое с 2008 года занимается реконструкцией одноименного стадиона в Петровском парке Москвы. За это время спортобщество снизило свою долю в управляющей компании и самом стадионе до 7,7%, отдав остальную часть за долги футбольного клуба «Динамо» ВТБ и офшору Eflen Constructions, который «Коммерсантъ» связывал с Борисом и Аркадием Ротенбергами.

«А что же заверял ваш руководитель, если оригинала нет?» — иронически спрашивает судья. Ей предстоит решить, должна ли УК «Динамо» заплатить спортобществу около 770 млн руб. Помимо стадиона в Петровском парке должна была появиться 15-этажная офисная башня со штаб-квартирой центрального совета «Динамо», но из-за переноса сроков общество понесло убытки, за взысканием которых и пошло в суд.

Несмотря на впечатляющую инфраструктуру, спортивное общество «Динамо» неспособно генерировать серьезный денежный поток: в 2016 году выручка по более чем 70 обществам составила около 2,8 млрд руб., подсчитал журнал РБК на основе данных СПАРК. Львиная доля, почти 2 млрд руб., — показатели центрального общества «Динамо». Московская организация — самая успешная из всех территориальных (126 млн руб. выручки). В ее ведении находятся такие объекты, как Дворец спорта на улице Лавочкина, водный стадион, теннисные корты на Петровке в центре Москвы, она имеет также долю в стоматологической клинике в центре столицы. Другие региональные общества показывают выручку от 1 млн до 50 млн руб., убыточны из них — около 30%.

Часть клубов со словом «Динамо» в названии давно не принадлежат обществу, остальные на 90% финансируются спонсорами, еще 9% команды зарабатывают на продаже билетов и атрибутики (Фото: Алексей Куденко / МИА Россия Сегодня )

Основная строка расходов у организаций «Динамо» — содержание спортивных объектов и зарплата их сотрудников. Например, башкирское общество ежемесячно тратит на оплату труда 30% всех денег, около 18% уходят на налоги, 22% приходится на коммунальные платежи, остальное — содержание и текущий ремонт объектов (8 млн ежемесячно), рассказал зампредседателя Рамиль Набиев. На местах в самих ведомствах покупки производятся за наличные деньги — например, приобретается спортивный инвентарь.

Спорт высоких достижений существует в «параллельной» реальности — финансирование профессиональных динамовских клубов на 90% ведется на спонсорские деньги, еще 9% команды зарабатывают сами на продаже билетов и атрибутики, говорит собеседник, близкий к руководству «Динамо». Сейчас в высших спортивных лигах России выступают 26 команд с названием «Динамо», но лишь часть из них принадлежит обществу. Из региональных организаций самым крупным собственником клубов остается татарстанское «Динамо», которое выступает учредителем пяти команд — по волейболу, хоккею на траве, хоккею с мячом и регби.

Их совокупный годовой бюджет составляет 1 млрд руб., рассказал зампредседателя общества Салават Гайсин, но на профессиональный спорт идут только спонсорские деньги, добавил он. «Динамо» — общество правоохранительных органов с административным ресурсом. Любое предприятие подвержено проверкам и «наездам». «Чтобы этого не было, мы защищаем их, выступаем партнерами», — честно объяснил он любовь местных компаний к бенди и регби.

Аналогичная ситуация с московскими клубами. Центральному совету «Динамо» принадлежат футбольная, хоккейная и ватерпольная команды столицы. Последнюю, например, поддерживают Россельхозбанк и «Ренова», которых привлек сам Стржалковский, рассказывает собеседник, близкий к руководству «Динамо». А выступление «Динамо» в футбольной премьер-лиге и Континентальной хоккейной лиге оплачивает банк ВТБ, с которым в начале 2017-го был заключен трехгодичный спонсорский контракт стоимостью около 9 млрд руб. (без НДС, данные сайта госзакупок).

Часть денег ВТБ также идет на проведение мероприятий самих ведомств-учредителей. В регионах спонсоров также подтягивают для поддержки уставной деятельности «Динамо», при этом партнерами часто выступают компании, которые имеют коммерческие отношения с силовиками или зависимы от общества. Бурятскому «Динамо» помогает компания «Пожарный», которая, например, выигрывает конкурсы ФСИН на противопожарную защиту. Тамбовский автоцентр «Азимут», который отвечает за техосмотр автомобилей местного отдела вневедомственной охраны Росгвардии, закупает для «Динамо» инвентарь и подарки спортсменам, рассказала директор компании Ольга Синица. Поблажек при проверках она не получает и помогает обществу из «любви к спорту», утверждает она.

Спонсором могло бы выступать и государство, но его финансовая поддержка не соответствует статусу и количеству ведомств, официально состоящих в «Динамо». В 2016–2017 годах центральный совет общества получил 47 млн руб. от Министерства спорта на поддержку служебно-прикладных видов спорта (данные СПАРК). В 2016-м министерство также согласилось провести реконструкцию семи региональных спортивных комплексов «Динамо». На пять лет были зарезервированы 3,7 млрд руб., общество пока получило 550 млн руб., работы ведут на одном объекте, по остальным идет проектирование, рассказали в центральном совете общества.

Владимир Стржалковский считает, что обществу пора научиться жить в новых условиях. «У многих региональных руководителей психология осталась на уровне 30-летней давности: им кажется, деньги должны привозиться на машине и раздаваться», — говорит Стржалковский. Он считает, что общество должно избавляться от неприбыльного или ветхого имущества, например, «Динамо» стоит продать охотхозяйства. В соответствии с уставом любое отчуждение имущества «Динамо» должно производиться по согласованию с центральным советом, но зачастую упираются как раз региональные руководители. «Лыжная база превратилась в сарай, мы предлагаем ее продать, но местные говорят, что она им нужна. Зачем их через колено ломать, если им так нужен этот сарай?» — объясняет Стржалковский тонкости отношений с территориальными организациями.

При Стржалковском в «Динамо» подготовили несколько инвестпроектов по реконструкции местных стадионов. Их суть: часть территории отдается под коммерческую застройку, на оставшейся строится более компактная и современная арена, рассказывает председатель общества. Конкретные города он не называет, но ранее представители центрального совета «Динамо» уже озвучивали это предложение властям Оренбурга, писали местные СМИ. Пока подобные опыты оказывались для общества не очень удачными: именно таким образом оно лишилось главного стадиона в Петровском парке в Москве. Но иного пути выживания в условиях капитализма в «Динамо», похоже, не видят. ​