Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
В тени «Пересвета»: кто виноват в крахе банка РПЦ
Лента новостей 20:04 МСК
Навального оставили на ночь в отделении полиции Общество, 19:19 Пострадавшего во время митинга в Москве полицейского госпитализировали Политика, 19:13 Лучшие предложения рынка наличной валюты  19:00   USD НАЛ. Покупка 57,28 Продажа 57,27 EUR НАЛ. 61,75 61,76 Губернатор рассказал о распоряжении Порошенко продать крейсер «Украина» Политика, 18:55 В мэрии Москвы назвали «безукоризненными» действия полиции во время акции Политика, 18:36 В Донбассе разбился украинский военный вертолет Политика, 18:01 Навальный рассказал о задержании всех сотрудников ФБК Общество, 17:57 В Башкирии столкнулись два поезда Общество, 17:33 Навального привлекли к ответственности за нарушения на митинге в Москве Общество, 17:25 СМИ сообщили о более 200 задержанных на акции протеста в Москве Политика, 17:21 Глава Парламентской ассамблеи высказался за возвращение России в ПАСЕ Политика, 16:53 Глава Нацбанка Украины рассказала об угрозах «расправы» от олигарха Политика, 16:50 В Москве задержали десятки человек на антикоррупционной акции Политика, 16:32 В десятках городов России состоялись антикоррупционные митинги оппозиции Фотогалерея, 16:27 Новак назвал дату переговоров о продлении соглашения ОПЕК по нефтедобыче Экономика, 16:13 Полиция рассказала о 8 тыс. участников акции протеста в Москве Общество, 15:57 Помощника депутата Госдумы нашли мертвым на могиле его дочери в Москве Общество, 15:47 В офис Фонда борьбы с коррупцией пришла полиция Политика, 15:43 Роскомнадзор попросил освещающие протесты в Москве СМИ быть объективными Общество, 15:33 Проект «ОВД-Инфо» заявил о задержании более 130 человек на акции в Москве Политика, 15:28 Глава МИД Украины заявил о стремлении России возродить СССР Политика, 15:24 В Кремле подтвердили подготовку встречи Путина с лидером Палестины Политика, 14:34 Полиция в Москве задержала Алексея Навального Политика, 14:22 При пожаре на военном складе под Балаклеей были повреждены 243 здания Общество, 14:10 Участники акции против коррупции в Москве сообщили о массовых задержаниях Политика, 13:42 В Минске ОМОН второй день подряд задерживал активистов оппозиции Политика, 13:40 Иран объявил о введении ответных санкций против 15 компаний из США Политика, 12:58 СМИ объяснили запрет проноса гаджетов в самолет обнаруженной бомбой Политика, 12:30
Журнал 03, Март 2017 8 фев, 09:00
Андрей Захаров
В тени «Пересвета»: кто виноват в крахе банка РПЦ
Фото: Олег Яковлев / РБК
До февраля контрольный пакет акций «Пересвета» принадлежал людям и структурам, связанным с РПЦ. Но, как выяснил журнал РБК, банком много лет управляли девелоперы, «зарывшие в землю» более 20 млрд руб. Вернуть деньги будет сложно: президент банка исчез, один из главных заемщиков — в СИЗО

Осенний сезон 2016 года начался для футбольной команды банка «Пересвет» с двух побед: соперники по «Корпоративной лиге новичков» были повержены с общим счетом 12:4. Но вскоре начались досадные проигрыши. Сначала команда «Ростелеком — Региональные продажи» закатила банкирам три безответных мяча. В матче с командой «Сбербанк страхование жизни» спортсмены вовсе не вышли на поле: сотрудникам банка стало не до футбола — за шесть дней до матча в «Пересвете» была введена временная администрация Центробанка (ЦБ).

Состав, заявленный на «Корпоративную лигу новичков», — отражение «внутренней кухни» и принятой с начала нулевых годов политики банка. Честь «Пересвета» на футбольном поле защищали и сотрудники и заемщики, причем зачастую это были одни и те же люди. В футбол, например, играл Максим Астраханцев. По общему номеру банка «Пересвет» корреспонденту журнала РБК сообщили, что сотрудник по имени Максим Астраханцев «отвечает за общение с VIP-клиентами».

Так же — Максим Астраханцев — зовут директора компании «Финрэйт», которая в 2012 году взяла в «Пересвете» 1,6 млрд руб. на превращение складского комплекса «Красная Пресня» в Москве в торгово-развлекательный комплекс (проект не реализован). Астраханцев подтвердил журналу РБК, что играл в футбол за банк, но опроверг факт работы в «Пересвете» и положил трубку. «Максим и его брат Юрий были сотрудниками банка», — утверждает бывший топ-менеджер «Пересвет-Инвеста» (девелопер проекта «Красная Пресня»).

Партнером Астраханцева по футбольной команде был Сергей Карпухин. Это сын начальницы кредитного управления банка Людмилы, рассказал журналу РБК ее знакомый. Сергей и Людмила Карпухины ранее были прописаны по одному адресу.​ Вместе с партнерами Карпухин владеет зданием в Вознесенском переулке в центре Москвы, судя по данным ЕГРН и «СПАРК-Интерфакс». В 2010 году банк «Пересвет» выдал кредит на превращение дома в элитный жилой комплекс, указано в проектной декларации, но работы до сих пор не завершились. Одним из дольщиков здания, судя по данным в Росреестре, в конце 2015 года стал Павел Панасенко, вице-президент банка.

Об аффилированности заемщиков «Пересвета» с его менеджментом и акционерами впервые публично сообщило рейтинговое агентство Fitch в октябре 2016 года. Аналитики изучили сто крупнейших кредитов банка и указали, что фактическая связь сторон может быть выше указанной в отчетности. Займы на 12 млрд руб. в Fitch посчитали высокорисковыми — их получили компании без реальных активов. Дальше события развивались стремительно: через десять дней телеканал «Дождь» сообщил о загадочном исчезновении акционера и президента банка Александра Швеца, а в конце октября ЦБ ввел в «Пересвете» временную администрацию «в связи с неудовлетворением требований кредиторов». По состоянию на начало февраля размер дыры — отрицательного капитала банка — превысил 100 млрд руб., рассказывали источники РБК.

Крупнейшим заемщиком банка может быть Михаил Бабель, бенефициар девелоперской группы NBM: связанные с бизнесменом структуры и он сам задолжали «Пересвету» около 10–12 млрд руб., рассказали журналу РБК три собеседника, близких к девелоперу. Еще минимум 8 млрд руб. могут составлять невозвращенные займы группы «Пересвет-Инвест», посчитал журнал РБК на основе данных из реестра залогов Федеральной нотариальной палаты (ФНП; по состоянию на 6 февраля 2017 года) и «Рус-Рейтинга». В совокупности аффилированные с банком московские девелоперы «лишили» «Пересвет» минимум 20 млрд руб.

«Пересвет» принято называть банком РПЦ — в последние годы церковь фактически владела контрольным пакетом и привлекала своим участием крупных корпоративных клиентов. Но до краха «Пересвет» довели другие, гораздо более азартные акционеры, которые все время оставались в тени церкви.

Мосприватизация церкви

Главный редактор «Народного радио» Николай Маслов регулярно выходит в эфир с передачей «Личное мнение», в которой осуждает современные нравы, клеймит группу «Ленинград» и выступает за православное воспитание молодежи. Маслов убежден, что «собак нельзя кропить [святой водой] и крестить», а «женщина в брюках — мерзость перед Богом». Сейчас он занят просвещением общественности, а в 1991 году стал заместителем руководителя департамента жилищной политики мэрии Москвы, где курировал вопросы приватизации государственных квартир.

Для координации процесса при мэрии было создано АО «Мосприватизация», директором новой структуры стал давний знакомый Маслова Виктор Литвяков, будущий президент «Пересвета». Классическим риелторским агентством «Мосприватизацию» назвать сложно: почти сразу компания вместе с оказанием посреднических функций начала скупать квартиры, рассказал журналу РБК Андрей Кирсанов, доцент Российского университета правосудия и бывший юрист фирмы. Денег на сделки не хватало, поэтому «Мосприватизация» брала кредиты в банках, а в 1993 году и вовсе вошла в капитал новой финансовой организации.

В октябре 1992 года ЦБ зарегистрировал Экспобанк — структуру «Экспоцентра», в ведении которого находится Центр международной торговли на Красной Пресне. «Экспоцентр» продолжил подбор учредителей и после создания банка, вспоминает бывший вице-президент «Пересвета» Виктор Кизилов. Было «много желающих, много консультаций», но Экспобанк, «по сути, и не поработал», утверждает собеседник РБК. В ходе консультаций банк был переименован в «Пересвет», а партнерами выставочного комплекса в финансовом деле стали Русская православная церковь и «Мосприватизация». Их «подтянул» Маслов, уточнил в разговоре с журналом РБК Владимир Жога, вице-президент банка в 1993–2010 годах.

«Пересвет» стал обслуживать счета «Мосприватизации», которая в 1990-е годы оформила права собственности примерно на 1 млн государственных квартир. Банк открыто рекламировался в документах мэрии: в августе 1993-го Маслов подписал инструкцию по оформлению документов на передачу помещений гражданам: в ней было указано, как заложить квартиру в качестве обеспечения по кредиту, в пример приводился «Пересвет» с указанием контактных данных.

Основным владельцем «Пересвета» от церкви стал отдел внешних церковных связей (ОВЦС), возглавляемый будущим патриархом Кириллом. С учетом долей нескольких епархий РПЦ получила 44% акций банка, сообщал в 1993 году «Коммерсантъ». «Пересвет», как и Александр-банк и Калужский земельный банк, церковь использовала для аккумулирования средств, поступавших от беспошлинного ввоза сигарет и других товаров, писал в 2000 году историк Николай Митрохин в сборнике «Экономическая деятельность РПЦ и ее теневая составляющая». Об активной бизнес-деятельности структур, курируемых ОВЦС, в 1996–1997 годах рассказывал «Московский комсомолец». Предоставление церкви льгот на импорт табака и алкоголя было ошибкой, признал в 2009 году в интервью «Известиям» бывший министр по налогам и сборам Александр Починок. По его версии, основные прибыли шли «бесконечным посредникам», «фирмам-присоскам», а церкви «перепадали крохи».

После скандала структуры РПЦ снизили участие в капитале «Пересвета», а «Мосприватизация», наоборот, увеличила. В 1999 году у девелоперов было почти 48% «Пересвета», у ОЦВС и Смоленской и Калининградской епархий — чуть менее 20%. В тот момент «Мосприватизация» уже не имела отношения к мэрии, собственниками стали бывшие руководители, а увеличение доли фирмы в капитале банка произошло за счет допэмиссии, вспоминает Жога.

В начале 2000-х годов пакет «Мосприватизации» в банке «пошел по рукам». Например, 10% оказались у Литвякова, 15% — у православного издательства «Самшит», в котором выходили сочинения Маслова. «Пересвет» воспринимался клиентами как церковная организация и участвовал в экономических делах церкви: например, Литвяков и Православный молодежный фонд РПЦ были соучредителями фирмы «Славинко», которая занимается обработкой алмазов. Несмотря на деловые интересы церкви, контроль над «Пересветом» на все нулевые отошел к девелоперам. В этот же период на «игровое поле» вышел Александр Швец.

В банк Швец пришел в 1994 году по приглашению Литвякова. 35-летний специалист с дипломом «инженера-экономиста по организации управления», бывший сотрудник Государственного института автоматизации труда, Швец занялся оптимизацией рабочих процессов в банке. Уже в 1998-м он стал вице-президентом «Пересвета», а по состоянию на 2004 год ему принадлежало 1,4% акций, следует из проспекта к облигационному займу «Пересвет-Инвеста», по которому банк был поручителем.

В 2008 году Швец сменил Литвякова на должности президента организации: с этого момента он был в курсе всего, что происходит в «Пересвете», и стремился вникать «даже в самые мелкие процессы», рассказывают его знакомые журналу РБК. «Я женат на банке», — якобы любил повторять Швец. Видимо, поэтому с частью крупных клиентов президент «Пересвета» общался лично, не доверяя переговоров сотрудникам.

Михаил Бабель

Фото: Дмитрий Лекай / «Коммерсантъ»

Азартный акционер

14 ноября 2016 года. Поезд Минск — Москва прибыл на Белорусский вокзал. Из вагона вышел 55-летний мужчина с аккуратно уложенными седыми волосами и взглядом большого начальника. Это Михаил Бабель, владелец девелоперской группы NBM, чьи структуры были и акционерами и заемщиками «Пересвета» одновременно. Через несколько минут Бабель будет задержан прямо на перроне оперативниками управления экономической безопасности ГУ МВД по Московской области. Долг связанных с Бабелем компаний, по подсчетам журнала РБК, один из самых крупных для «Пересвета» и превышает 10 млрд руб.

Группа NBM появилась в 1990-х годах, в 2000-х построила несколько комплексов в Подольске и Красногорске. В «Пересвет» бизнесмена привел лично Швец, они «плотно общались», вспоминают два собеседника журнала РБК. В архивной версии сайта банка от 2006 года дочерние структуры NBM указаны в перечне основных клиентов наряду с ФК «Динамо Москва» и группой «Пересвет-Инвест». Когда Швец возглавил «Пересвет», общение с бизнесменом-девелопером перешло на новый уровень.

В 2008 году в совет директоров «Пересвета» вошел Дмитрий Коровицын, в тот момент он был вице-президентом группы NBM по правовым вопросам. Предположительно тогда же Бабель приобрел почти 25% акций банка, но не напрямую, а через ЗАО «Центр содействия» (ранее «Центр содействия жилищной реформе»), следует из архивной версии структуры собственности «Пересвета» с сайта ЦБ. Эта структура в 1990-е фигурировала в документах мэрии вместе с «Мосприватизацией», затем тоже была приватизирована. «Центром содействия» владела фирма «Беркут» Людмилы Мочаловой и Екатерины Шерстюгиной. Обе они, судя по данным «СПАРК-Интерфакс», возглавляли компании, связанные с Бабелем. «Конечным собственником пакета [Мочаловой и Шерстюгиной] был Михаил Александрович», — подтвердил журналу РБК источник, близкий к кредиторам девелопера.

В том же 2008-м акционером «Пересвета» стал московский девелопер Амир Альмухаметов, ему перешло 9,3% акций, ранее принадлежавших «Мосприватизации», следует из отчетности банка. Альмухаметов — давний партнер Бабеля, возглавляет, к примеру, «дочку» «Глобинвестстроя» (структура NBM).

«Михаил Александрович очень азартный человек, любит игорные заведения, — говорит о бенефициаре NBM его знакомый, — уже в кризис 2008–2009 годов ему нужно было остановиться, отдышаться, но он не стал». Не стали делать перерыв и в «Пересвете» — банк интенсивно финансировал своего акционера, несмотря на проблемные активы в его портфеле.

Деньги, к примеру, были выделены на строительство коттеджного поселка «Седьмая миля» на Новорижском шоссе: часть участков под будущие таунхаусы находится в ипотеке у «Пересвета», следует из данных Росреестра (срок погашения истек в 2013 году, но обременение не снято). Договоры с будущими жителями застройщик — компания «Пассим» группы NBM начала заключать в 2009 году, но стройка до сих пор не завершена. В декабре 2016-го в «Пассиме» введена процедура наблюдения. Кредиторы встают в очередь: например, ВТБ хочет вернуть долг в 2,8 млрд руб., следует из карточки дела. В январе, когда «Пересветом» управлял уже не Швец, а временная администрация, банк также подал заявление о включении в реестр кредиторов (сумма требований не указана). Но вернуть деньги в любом случае будет проблематично.

Долги в залоге

Структуры NBM вышли из состава акционеров «Пересвета» к весне 2014 года, но сотрудничество Бабеля и Швеца набирало обороты. В частности, деньги банка ушли в очередной долгострой — жилой комплекс «Терлецкий парк» на востоке Москвы. Строительство объекта «Глобинвестстрой», «дочка» NBM, начал в середине 2000-х годов, в кризис работы встали, застройщик сетовал на бюрократические причины. Стройка возобновилась в 2015-м, тогда же «Пересвет» и связанные с ним структуры выдали застройщику кредит. По задумке «Глобинвестстроя», «Терлецкий парк» должен был вместить 60 тыс. кв. м жилья. Около половины площадей, судя по данным ЕГРН, сейчас находится в залоге у банка или связанных с ним и Бабелем структур.

«Пересвет», к примеру, держит права требования на примерно 17 тыс. кв. м: стоимость этих плановых площадей на начало 2015 года исходя из стартовой цены продаж составляла около 1,8 млрд руб. Банк выступает как дольщик наряду с обычными гражданами и это «более рискованная форма кредитования», нежели классические займы под залог уже существующих объектов недвижимости, поясняет партнер BGP Litigation Дмитрий Базаров.

Владельцем еще примерно 2,2 тыс. кв. м будущего жилья в «Терлецком парке» (приблизительная стоимость на тот момент — 235 млн руб.) в 2015 году стала компания «Стройформ». Одним из собственников фирмы ранее была группа «Пересвет-Инвест», а финансировал сделку «Пересвет», отмечало агентство «Рус-Рейтинг». В тот же период около 1,5 тыс. кв. м недвижимости отошло компании «Гелор»: в 2014 году фирма с таким же названием открыла две кредитные линии на общую сумму 230 млн руб. в «Пересвете», ее поручителем выступил Бабель, следует из судебных материалов. Долг компании «Гелор» перед банком на конец 2016-го — 192 млн руб.

В списке дольщиков «Терлецкого парка» фигурируют и компании Альмухаметова, партнера Бабеля и экс-акционера «Пересвета». Две связанные с ним фирмы приобрели около 3,2 тыс. кв. м будущей недвижимости, у самого бизнесмена права примерно на 1,6 тыс. кв. м жилья (примерная общая стоимость — 510 млн руб.). Источник финансирования этих сделок журналу РБК установить не удалось, как и связаться с Альмухаметовым.

Среди собственников несуществующих квадратных метров «Терлецкого парка» (около 2,2 тыс. кв. м на 240 млн руб.) журнал РБК обнаружил «АльтезаФинанс». Компания зарегистрирована на ул. Шереметьевская, 85, — это комплекс Альмухаметова, где «прописаны» еще десятки фирм, связанные с группами NBM и «Пересвет-Инвест» (данные «СПАРК-Интерфакс»). Единственной собственницей компании «АльтезаФинанс» примерно через месяц после исчезновения Александра Швеца стала Вероника Швец. Тогда же однофамилица экс-президента «Пересвета» стала владелицей еще двух фирм с Шереметьевской, которые проводили операции с недвижимостью: совокупная выручка компаний Вероники Швец за 2015 год — почти 1,5 млрд руб., дебиторская задолженность — 818 млн руб.

В начале 2016 года Москомстройинвест заподозрил застройщика «Терлецкого парка» в нецелевом использовании средств граждан и через московский Арбитражный суд добился приостановки деятельности «Глобинвестстроя». Сейчас рассматривается вопрос о ликвидации компании. Параллельно столичная прокуратура в начале 2017 года возобновила расследование старого уголовного дела (от 2012 года), связанного с «Терлецким парком», по статье «Мошенничество».

Весной 2015 года следственное управление МУ МВД России «Одинцовское» возбудило еще одно уголовное дело. Речь вновь идет о нецелевом использовании средств дольщиков, но теперь в другом недостроенном жилом комплексе группы NBM — «Западные ворота столицы» (ЗВС; с 2007 года сдан один корпус из пяти, в реестре дольщиков 1,2 тыс. человек). В обоих случаях Бабеля подозревают в мошенничестве в особо крупных размерах (ст. 159 ч. 4 УК РФ).

В оценке общего долга структур Бабеля и его партнеров перед «Пересветом» источники журнала РБК расходятся. Знакомый бизнесмена и один собеседник, близкий к кредиторам девелопера, ссылаясь на личные беседы со Швецом, приводят сумму в 12 млрд руб. Московский девелопер, сотрудничавший с NBM, слышал о 10 млрд руб. Член совета директоров банка Коровицын в разговоре с журналом РБК подчеркнул, что уже не имеет отношения к NBM, но заверил, что сумма долга структур Бабеля «гораздо меньше 12 млрд руб.».

Именно «потерянные» группой NBM и ее менеджерами миллиарды могли стать причиной осеннего краха банка «Пересвет».

Силовой след

Исчезновению Швеца предшествовали следственные действия в «Пересвете», рассказал журналу РБК источник среди кредиторов Бабеля и подтвердил собеседник, близкий к силовым структурам. Работали структуры ФСБ, в частности сотрудники Службы экономической безопасности (СЭБ), уточняет один из собеседников. Проверяли с лета, «активизация действий с сентября», утверждает источник, близкий к силовикам. Коровицын заявил, что «ничего не слышал про следственные действия».

Подключение главного силового ведомства страны могло произойти по просьбе одного из крупных вкладчиков «Пересвета», предполагает один из собеседников журнала РБК. По его информации, формальным поводом для визита сотрудников ФСБ стало уголовное дело по комплексу ЗВС (именно по нему был задержан в ноябре Бабель). Но Коровицын настаивает: банка «Пересвет» не было в этом проекте.

Накануне краха банка Швец интенсивно вникал в «запутанные дела Бабеля», пытался в них разобраться, вспоминает собеседник журнала РБК, близкий к кредиторам девелопера. Более того, невзирая на претензии мэрии и прокуратуры, «Пересвет» собирался прийти на помощь тонущему «Глобинвестстрою»: в конце лета — начале осени 2016 года рассматривался вариант, при котором банк стал бы санатором застройщика. Инициатором обсуждения был лично Швец, рассказал журналу РБК девелопер, знакомый с проблемами «Терлецкого парка». Коровицын подтвердил: такие разговоры велись, но «Пересвет» отказался от этой идеи, посчитав ее финансово невыгодной. Те, кто видел Швеца в последние недели перед исчезновением, рассказывают, что выглядел он неважно, говорит бывший топ-менеджер банка.

Пообщаться с Бабелем журнал РБК не смог — с 16 ноября он находится в СИЗО города Можайска. Адвокат бизнесмена Павел Горелов отказался от комментариев. Уже в СИЗО Бабель встретил новость о собственном личном банкротстве и запуске процедуры по реализации его имущества — в декабре Арбитражный суд Москвы удовлетворил иск «М2М Прайвет Банка» (долг в 1,3 млрд руб.). Следом начали поступать заявления и от других экс-партнеров Бабеля: например, Стар-банк и два столичных предпринимателя хотят вернуть около 1,2 млрд руб.

В январе пришло и ходатайство от «Пересвета» — временная администрация банка заявила пока сумму 92 млн руб. Увеличить объем претензий «Пересвет» может до конца февраля, позже дополнительные требования будут удовлетворяться после основных заявителей, пояснил журналу РБК конкурсный управляющий СРО «Континент» Андрей Колин.

Как выяснил журнал РБК, Бабель был не единственным партнером «Пересвета», с кем лично взаимодействовал Швец и от кого банк мог пострадать по-крупному: еще одним был Олег Пронин — выпускник Академии ФСБ, глава и совладелец «Пересвет-Инвеста». По словам бывшего топ-менеджера банка, объем обязательств «Пересвет-Инвеста» и аффилированных с ним структур может даже превышать долг структур Бабеля и партнеров. «Именно эта девелоперская группа основной должник «Пересвета», — считает собеседник журнала.

Неслучайные совпадения

На сайте компании «Пересвет-Инвест», созданной в 1995 году как риелторское агентство, долгое время была страница, посвященная воину-монаху Александру Пересвету. Картина с изображением его битвы с татаро-монгольским богатырем Челубеем до сих пор украшает фойе офиса «Пересвет-Инвеста». Скорее всего, это была дань названию фирмы, которое Пронин с партнерами позаимствовали у «Пересвета». Офисы организаций в 1990-х годах находились в соседних корпусах «Экспоцентра», вспоминает бывший вице-президент банка Владимир Жога, и однажды основатели агентства пришли с просьбой поделиться названием. «Хотели даже логотип взять, но мы не дали», — говорит Жога.

В публичном пространстве «Пересвет-Инвест» всегда старался выглядеть как прогрессивная западная компания. Девелопер построил по проекту англичанки, гуру постмодернизма Захи Хадид бизнес-центр Dominion. В интервью «Коммерсанту» Пронин рассказывал об увлечении фэншуем и организации тренингов с участием зарубежных тренеров для сотрудников.

Девелоперская компания и банк в публичном пространстве старались абстрагироваться друг от друга. Но связь организаций, как выяснил журнал РБК, не ограничивается схожестью названий. В середине 2000-х годов банк «Пересвет» стал поручителем по выпуску облигационного займа «Пересвет-Инвеста» на сумму 200 млн руб. Тогда же девелоперская компания значилась в списке основных клиентов банка наряду с NBM Бабеля.

Финансирование работало и в обратную сторону. За 14 лет, до 2015 года, «Пересвет» привлек субординированные займы на сумму $69 млн от двух кипрских офшоров — Barung Holdings и Ejerid Enterprises. Обе фирмы в разное время входили в число учредителей компаний, которые реализовывали проекты «Пересвет-Инвеста» (например, «Стройформ», ставшая дольщиком «Терлецкого парка» Бабеля, и «Дорсент»). Конечный собственник офшоров, судя по выпискам из кипрского реестра, — один из самых известных в России кипрских юристов Христодулос Вассилиадес. Он же, к примеру, является совладельцем компании Damenior, которой принадлежит проект «Пересвет-Инвеста» московский складской комплекс «Красная Пресня» (через фирму «Финрэйт», директор которой игрок футбольной команды «Пересвета» Астраханцев).

Как и группа NBM Бабеля, к событиям осени 2016 года «Пересвет-Инвест» подошел в сложном финансовом положении. За два года кредиторская задолженность компании выросла с 10,1 млрд до 47,7 млрд руб., чистый долг, по информации «Рус-Рейтинга», превышал 15 млрд руб. — это в четыре раза больше годовой выручки девелопера.

Пронин хотел, чтобы «Пересвет-Инвест» был передовой компанией, но связанные с ней структуры срывали сроки сдачи жилых объектов в Московской области. Комплекс «Центральный» в Лыткарино должен был появиться к концу 2015 года, но так и не построен: в городском суде лежат иски о взыскании неустойки от нескольких дольщиков. Не сдан вовремя и комплекс «Красногорск Парк»: представители «Пересвет-Инвеста» пытаются успокоить будущих жильцов и регулярно проводят встречи.

Но на сотрудничестве девелоперской компании с «Пересветом» проблемы с дольщиками, судя по всему, не сказались.

Фото: Никита Попов / РБК

«Пустышки» в сейфе

На входе в офис «Пересвет-Инвеста» на 1-й Дубровской улице корреспондент журнала РБК столкнулся с представителем службы безопасности компании: сотрудник выслушал вопросы, провел короткие переговоры с руководством и резюмировал: «Все заняты». В отличие от находящегося в СИЗО Бабеля и пропавшего Швеца совладелец «Пересвет-Инвеста» Пронин находится в Москве, но пообщаться с ним журналу РБК не удалось.

С июня 2015 года по июль 2016-го «Пересвет-Инвест» и аффилированные структуры заложили в банке права требования по новым запланированным объектам. Общая сумма превышает 6 млрд руб., посчитал журнал РБК на основе данных из реестра залогов ФНП. Самый крупный залог в базе — жилье в комплексе «Мегаполис», который «Пересвет-Инвест» совместно с «НДВ-Недвижимостью» планировал построить у метро «Новокосино». В 2015 году компания Пронина и партнеров в два этапа заложила в «Пересвете» права на получение в собственность будущих 54,4 тыс. кв. м на сумму почти 4 млрд руб. со сроками погашения с 2016 по 2018-й.

Вернуть эти средства банку будет непросто: в ноябре газета «Ведомости» сообщила, что «Пересвет-Инвест» выходит из проекта «Мегаполис». Компания Пронина теперь не имеет права ни на квадратный метр в будущем жилом комплексе, категоричен в разговоре с журналом РБК гендиректор «НДВ-Недвижимости» Александр Хрусталев. «Они [«Пересвет-Инвест»] планировали привлечь деньги «Пересвета» для строительства, но очень долго тянули с оформлением всей документации», — объяснил он.

Помимо метров пока не построенного «Мегаполиса» компания Пронина в апреле 2016 года заложила в «Пересвет» право требования жилья в комплексе в селе Перхушково Одинцовского района. В банке оказались будущие квадратные метры стоимостью около 830 млн руб. Представитель администрации Одинцовского муниципального района сообщил, что «проект планировки территории только готовится, публичных слушаний не было». Иван Селиверстов, директор ЗПИФа недвижимости «Михайловский — Инвестиционный» (владеет участками в Перхушково), отказался обсуждать отношения с «Пересвет-Инвестом».

Только в один день, 30 июня 2016 года, в «Пересвет» от структур Пронина и партнеров были заложены права на 24,4 тыс. кв. м в нескольких жилых комплексах, все они существуют лишь на бумаге. Общая сумма этих залогов, по расчетам журнала РБК на основе данных ФНП, составила почти 1,2 млрд руб. Почти во всех случаях займы получили фирмы, зарегистрированные по одному адресу с «Пересвет-Инвестом». В конце октября — начале ноября Пронин стал единоличным собственником этих компаний, по данным «СПАРК-Интерфакс».

Старший аналитик агентства Moody’s Семен Исаков называет оформление подобных залогов высокорисковыми. По его словам, такая схема была популярна до 2013 года, особенно среди обанкротившихся банков. Риски компенсировались высокой доходностью кредитуемых проектов, но с 2015 года, после падения продаж на рынке жилой недвижимости, многие банки перестали кредитовать неначатые объекты.

Но не «Пересвет» — банк продолжал финансировать будущие стройки, иногда даже дважды. Например, компания «Ниагара», которую возглавляет Юрий Астраханцев, по состоянию на март 2016 года должна была банку 872,9 млн руб., выданных на строительство комплекса в Мытищах. На этот же проект деньги привлекала и фирма, связанная с «Пересвет-Инвестом», следует из реестра залогов. Работы в Подмосковье не начались из-за отсутствия полного пакета документации, следовало из октябрьского сообщения «Рус-Рейтинга». В администрации Мытищ отказались от комментариев.

Для кредитования близких к менеджменту и акционерам «Пересвета» структур в банке практиковали фидуциарные сделки, пояснил журналу РБК бывший топ-менеджер банка. По его словам, «Пересвет» «перекладывал» деньги в банки-партнеры (например, в виде депозитов), те в свою очередь выдавали средства компаниям-клиентам (к примеру, девелоперским фирмам), а «Пересвет» выступал поручителем для конечного получателя средств. «Кредит не отражался в отчетности «Пересвета», что хорошо и для нормативов ЦБ и для МСФО, а сейфовое поручительство нигде не отражалось», — поясняет источник журнала РБК, много лет работавший в банке. По мере роста проблем в «Пересвете» схему «стали сворачивать», а многочисленные залоги физически не существующего жилья оформили в качестве обеспечения поручительств, дополняет он.

Пока общий объем задолженности «Пересвет-Инвеста» Пронина и аффилированных с ним девелоперских структур, по расчетам журнала РБК на основе данных «Рус-Рейтинга» и ФНП, превышает 8 млрд руб. (при условии, если залоги оформлялись не на кредитную линию и все обязательства остаются актуальными). Объем обязательств может быть существенно выше: «Пересвет» был основным кредитором еще минимум трех структур, сообщал в октябре «Рус-Рейтинг», все они связаны с «Пересвет-Инвестом». Размер долга перед банком агентство не уточняло, общая задолженность трех фирм перед кредиторами и партнерами-девелоперами превышала 6 млрд руб. Вероятность скорого возврата долгов в агентстве оценили скептически.

Бумажный контроль

«Никогда не думал, что банк церкви может лопнуть», — сетует в разговоре с журналом РБК экс-заместитель губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа Николай Бородулин, у которого в «Пересвете» лежало несколько сот миллионов рублей. Собеседники журнала РБК, погруженные во «внутреннюю кухню» банка, не столь удивлены. «Церковь была только лицом банка», — настаивает бывший топ-менеджер «Пересвета».

«Реальный контроль» за всеми процессами осуществляли Швец и «Экспоцентр» (в состав правления организации более пяти лет входит дочь ректора МГУ Анна Садовничая. — РБК), утверждает собеседник. Эксперты агентства «Рус-Рейтинг» также не видели в РПЦ хозяина ситуации в банке. «Пересвет» более не управляется бенефициарами связанной девелоперской группы», — честно указало в конце октября агентство, понижая рейтинг компании «РегионИнвест» (заемщик банка и связанная с «Пересвет-Инвестом» структура, судя по данным «СПАРК-Интерфакс»).

Остановить игру девелоперских групп, связанных друг с другом и с банком, церковь не смогла или не захотела даже после возвращения себе статуса основного акционера «Пересвета». Когда Кирилл стал патриархом, доля структур РПЦ начала постепенно расти: к сентябрю 2012 года у церкви было уже 48% капитала банка.

Акционером «Пересвета» является, например, Елена Холодова — предполагаемая сестра патриарха, по информации «Дождя». Также долгое время пакетом акций владела Светлана Братченко (в разное время от 0,007 до 2,09%), которая близким к церкви людям известна как монахиня Фотиния, выяснил журнал РБК. Она работала помощницей Кирилла в ОВЦС, а после его интронизации возглавила службу делопроизводства патриархии. В начале 2010-х годов Братченко ушла из патриархии, сейчас она доцент в департаменте менеджмента Финансового университета при правительстве РФ. Братченко подтвердила журналу РБК, что была миноритарием «Пересвета», но указала, что «в его деятельности фактически никогда не участвовала и ею никогда не интересовалась». Вместе с долями Холодовой и Братченко в 2015 году РПЦ владела контрольным пакетом «Пересвета» и фактически сохраняла его до 6 февраля 2017 года.

Как и в 1990-х годах, когда у структур РПЦ тоже был крупнейший пакет акций «Пересвета», церковь служила для внешнего мира гарантом стабильности. «Банку верили и шли в него», — рассуждает Жога. Крупнейшими корпоративными вкладчиками за последние годы стали «РусГидро», «Интер РАО», аэропорт Пулково, Торгово-промышленная палата и другие. Кирилл также пытался сделать «Пересвет» основным банком для структур РПЦ, писала «Медуза» со ссылкой на источники в церкви. После избрания Кирилла патриархом депозиты организаций у «Пересвета» выросли в более чем 22 раза, до 67,3 млрд руб. к октябрю 2016-го (расчет на основе оборотных ведомостей банка). Осенью «Пересвет» впервые вошел в рейтинг РБК 500, с доходами в 21 млрд руб. заняв 418-ю позицию.

В финансово-хозяйственном управлении РПЦ и в ЦБ отказались от комментариев. В центре общественных связей ФСБ не ответили на запрос журнала РБК. Так же поступили вице-президенты «Пересвета» Александр Гуща и Павел Панасенко, начальница кредитного отдела банка Людмила Карпухина. Экс-президент «Пересвета» Виктор Литвяков отказался от общения. О судьбе Швеца до сих пор нет официальной информации, его телефон выключен.

Более 20 лет «Пересветом» управляли группы девелоперов, но их долги вряд ли банку удастся вернуть. Пока предполагается, что спасать организацию будут крупнейшие вкладчики и другие кредиторы, «завизированная» сумма требований которых превышает 500 млн руб.; в их числе, например, все те же крупные госкомпании. Для спасения банка, как писал в начале года РБК, выбран механизм bail-in, ранее в России не применявшийся: долги «Пересвета» могут быть конвертированы в его акции. Основным претендентом на санацию собеседники РБК называли банк ВБРР, крупнейшим акционером которого является «Роснефть» с ее дочерними компаниями. Если схему удастся реализовать, вместо девелоперов в банке начнут распоряжаться менеджеры государственных компаний.

При участии Полины Русяевой

Статья из мартовского номера журнала РБК, который поступит в продажу 16 февраля. 

Другие материалы по теме
РПЦ на четверть сократила долю в банке «Пересвет»
Кредиторы «Пересвета» пока не собрали достаточно голосов для его спасения
Дыра в капитале банка «Пересвет» увеличилась почти на 10 млрд руб.
ЦБ создал правовой прецедент при решении судьбы «Пересвета»