Лента новостей
В Курске сработали системы ПВО 10:48, Статья Израиль обнародовал план на «день после ХАМАС» 10:45, Статья Что и как высыпали польские фермеры на границе с Украиной. Видео 10:38, Статья В Латвии приостановили лицензии выступивших на Играх будущего хоккеистов 10:37, Статья «Достигаторы» без эмпатии: разбираем слабости российских управленцев 10:35, Мнение Зеленский выразил уверенность в победе на выборах, если бы их провели 10:32, Новость Байден рассказал, кто уедет из США в случае победы Трампа 10:21, Статья Овечкин впервые за шесть лет набрал очки в десяти матчах подряд в НХЛ 10:13, Статья Много света: где найти квартиру с окнами в пол 10:10 Дивидендный календарь — 2024: даты выплат по акциям российских компаний 10:00, Статья Зачем JPMorgan и другие банки нанимают экс-агентов спецслужб — Bloomberg 09:51, Статья Пекин пригрозил ответить на введенные Лондоном санкции 09:37, Новость Figaro узнала о повреждении западной техники ВСУ грызунами 09:25, Статья «Неизбежный шоколадный кризис». Почему весь мир может лишиться сладкого 09:22, Статья Семейный топ: подборка больших квартир 09:10 Ангола представила первые результаты по добыче нефти после выхода из ОПЕК 09:01, Статья В какой банк положить деньги: топ-10 вкладов в феврале 2024 года 09:00, Статья Бунт против машин: зачем сотрудники компаний саботируют ИИ 08:48, Мнение
Газета
Консультационный конфликт вернулся к началу
Газета № 07 (3853) (0802) Экономика,
0

Консультационный конфликт вернулся к началу

Верховный суд направил дело E&Y на новое рассмотрение
Верховный суд вернул в суды нижних инстанций прецедентное дело о взыскании убытков с консалтинговой компании Ernst & Young: она оказала налоговую услугу, которая, как утверждает клиент, привела к доначислению ему налогов
Фото: posudacenter.ru
Фото: posudacenter.ru

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда вернула на рассмотрение в суды нижних инстанций значимый для отрасли налогового консалтинга иск новосибирской фирмы «Посуда-Центр сервис» (сеть магазинов товаров для дома) против московского филиала аудиторско-консалтинговой сети Ernst & Young (EY; с 2022 года российская практика вышла из международной сети, сменив название на Б1) о взыскании убытков за оказание некачественной налоговой консультации. Ранее все три инстанции арбитражных судов встали на сторону консультанта.

В основе спора — разработанная консультантом методика списания товарных потерь, которой ретейлер пользовался при расчете налога на прибыль. Порядок учета этих потерь, примененный «Посуда-Центр сервисом», был признан налоговиками неправомерным, из-за чего компании были доначислены налоги и были взысканы штрафы.

Юристы называли это дело важным для всего рынка консультационных услуг. Сумма иска — 11,7 млн руб. Заседание коллегии Верховного суда состоялось 6 февраля. «Отменить решение суда 1-й инстанции, постановление (определение) суда апелляционной инстанции, постановление (определение) суда кассационной инстанции полностью и направить дело на новое рассмотрение», — говорится в резолютивной части решения (мотивировочная часть появится позднее).

Суть дела

Согласно фабуле дела, ООО «Посуда-Центр сервис» и компания «Эрнст Энд Янг (СНГ) Б.В.» заключили договор оказания консультационных услуг в 2015 году. Стоимость разработки методики составляла $5,9 тыс., что было эквивалентно 398 тыс. руб. В число ее положений входило, что одним из видов товарных потерь, имеющихся у фирмы, являются хищения товаров на торговых площадках.

Налоговый кодекс позволяет отнести к внереализационным расходам убытки «в виде недостачи материальных ценностей в производстве и на складах, на предприятиях торговли в случае отсутствия виновных лиц, а также убытки от хищений, виновники которых не установлены». Однако факт отсутствия виновных лиц должен быть документально подтвержден уполномоченным органом государственной власти, говорится в законе. Разработанная методика не требовала обращаться в правоохранительные органы при каждом хищении, а «Эрнст Энд Янг», как сообщали профильные СМИ, в судах ссылалась на то, что сложившаяся в то время судебная практика не трактовала подтверждение любой недостачи предоставлением справки из государственного органа как обязательное. Так, в решении Высшего арбитражного суда от 2013 года указано, что реализовать написанное в Налоговом кодексе на практике невозможно: правоохранительные органы отказываются возбуждать уголовные дела при недостаче материальных ценностей у торговых организаций при отсутствии виновных лиц.

В 2018 году по результатам выездной проверки «Посуда-Центр сервиса» межрегиональная инспекция ФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Новосибирской области доначислила компании налог на прибыль в сумме 37 млн руб. и налог на добавленную стоимость в сумме 30,7 млн руб. Из них 27,8 млн руб. налога на прибыль и 25 млн руб. НДС было доначислено из-за неправомерного, по мнению налогового органа, учета товарных потерь по недостачам, возникшим в результате хищений (начисление НДС отражало интерпретацию утерь как безвозмездную реализацию товара).

Споры в судах

«Посуда-Центр сервис» попыталась оспорить решение налоговой инспекции в суде первой инстанции, однако проиграла дело. Суд посчитал, что доначисления были правомерными: нарушающим закон в списании товарных потерь было то, что факт отсутствия виновных в хищении лиц не был подтвержден соответствующими постановлениями следственных органов, как предписывает норма Налогового кодекса. Суды других инстанций подтвердили справедливость выводов ФНС.

Компания считала, что при хищении неустановленными лицами справки получать не нужно — достаточно установить недостачу в порядке инвентаризации.

Тогда «Посуда-Центр сервис» подала иск против консультанта с требованием взыскать с него 11,7 млн руб. (стоимость услуг плюс пени за несвоевременную уплату налогов — сами налоги ретейлер не пытается взыскать). Истец, в частности, настаивал на том, что консультанты не предупредили фирму о риске доначисления НДС при использовании методики, а сам составленный документ противоречит Налоговому кодексу, что не должно быть допущено профессиональными консультантами.

Бизнес
Какие меры принимали суды в России против иностранных компаний

В свою очередь, сторона ответчика настаивала на том, что в судебных актах по спору заказчика с ФНС не указано, что методика неверна. При этом суды отмечают, что заказчик не представил налоговому органу документы, которые подтверждали бы факт выбытия списанных товаров по независящим от него причинам. Тот факт, что компания не проводила должным образом инвентаризацию товаров, установили суды, рассматривающие дело ретейлера против ФНС, следует из материалов дела.

Просьбу о взыскании убытков с EY суд первой инстанции, а затем апелляционный и кассационный суды не удовлетворили. Их аргументация сводилась к тому, что услуги были приняты и оплачены истцом, а использование предложенной методики было самостоятельным управленческим решением клиента. После этого заказчик обратился в Верховный суд.

Компания Б1 воздержалась от комментариев до финального решения суда по делу. РБК направил запрос в компанию «Посуда-Центр сервис».

Что будет дальше

После направления дела Верховным судом на новый круг оно будет рассмотрено заново в полном объеме, говорит руководитель практики «разрешение споров» юридической компании «Лемчик, Крупский и партнеры» Кирилл Понасюк. В рекомендациях суда будет указано, на что не обратили внимания нижестоящие инстанции и что нужно дополнительно исследовать.

«Установки Верховного суда могут касаться как материального права, так и процессуального права. В первом случае речь идет о неприменении или неправильном применение норм Гражданского кодекса, в результате которых суды пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска. Во втором — например, о том, что собраны и исследованы не все доказательства», — поясняет он. Если в первом случае (с материальным правом) велика вероятность принятия решения в пользу истца, то во втором случае больше шансов на подтверждение первоначального решения.

Финальное заключение суда будет зависеть от тех указаний, которые даст Верховный суд нижестоящим судам, соглашается партнер BGP Litigation Павел Кондуков. «Возможно, указания коснутся установления причинно-следственной связи между оказанной консультацией и убытками», — отмечает он.

Экономика
Российский бизнес стал чаще судиться Фото: Михаил Гребенщиков / РБК

При повторном рассмотрении дела нельзя исключать подтверждения правоты консультантов, полагает партнер юридической фирмы Lex Borealis Денис Лим. «Тем не менее суд может дать оценку содержанию рекомендаций консультантов, разумности анализа, оценку опций и рисков. Ведь основная задача консультантов и заключается в том, что они должны обозначить риски заказчику, дать ему возможность принять информированное решение», — считает он. В то же время юрист указал, что профессиональные стандарты консультантов подразумевают, что они не навязывают свое мнение заказчикам.

Важность прецедента

Весь консалтинг следит за развитием этого дела: его исход может внести существенные корректировки в подготовку любых заключений для клиентов, предупреждает Понасюк. «Например, это может привести к необходимости страхования профессиональной ответственности консультантов, что на данный момент не является распространенной практикой», — конкретизирует он.

В этом споре судам следует искать баланс интересов всех сторон, убежден юрист. «С одной стороны, победа ответчика может создать прецедент, когда никакие убытки с консультантов не могут взыскиваться, что развяжет руки неквалифицированным и недобросовестным исполнителям, — рассуждает он. — С другой стороны, если Верховный суд в определении даже косвенно напишет о возможности взыскания убытков с исполнителей, то это станет поводом для подобных исков других компаний против своих консультантов».

Экономика
В ФНС объяснили претензии к блогерам «проблемой быстрого роста» Фото: Александр Игнатьев / Shutterstock

Все крупные консалтинговые компании следят за этим делом и, безусловно, учтут результаты его рассмотрения в дальнейшей деятельности, сказал РБК директор, руководитель юридической практики компании ДРТ (экс-Deloitte) Никита Коробейников. «Если данное дело закончится не в пользу консультанта, конечно, риски для участников рынка возрастут. Для управления этими рисками компании могут начать включать в договоры на свои услуги дополнительные положения, ограничивающие их ответственность, предположил он.

«Какие-то компании будут проявлять повышенное внимание и осторожность в отношении проектов, где клиент имплементирует рекомендации консультанта, так как здесь будет проще доказывать связь между некачественной консультацией и убытками, возникшими на стороне клиента», — говорит он. По оценке Коробейникова, сейчас в России нет единообразной устоявшейся практики привлечения консалтинговых компаний к ответственности за некачественные консультации. Дело в том, что очень непросто доказать, что именно некачественная консультация, а не иные обстоятельства, в частности собственное бизнес-решение клиента, привели к возникновению убытков.

Две другие компании, которые были подразделениями «большой четверки аудиторов», — Kept (экс-KMPG) и «Технологии доверия» (экс-PwC) воздержались от комментариев.

Кроме того, это дело подсвечивает противоречивость законодательной нормы об учете недостач в расходах по налогу на прибыль — это давно наболевшая для бизнеса проблема, добавляет Кондуков. «Законодательство требует получения документального подтверждения отсутствия виновных лиц от государственных органов (на практике речь идет о правоохранительных органах). Однако обращение в уполномоченные органы по каждому случаю отсутствия спичек, зубочисток, носков и других подобных товаров невозможно на практике, — поясняет он. — В итоге, например, магазины розничной торговли, как правило, не применяют эту норму налогового законодательства и несут эти расходы за счет чистой прибыли».

По мнению юриста, эта проблема может быть решена только путем внесения изменений в налоговое законодательство. В 2013 году правительство попыталось урегулировать проблему поправками в Налоговый кодекс. Однако в 2017 году законопроект был снят с рассмотрения. РБК направил запрос в Минфин.

Смогут ли блогеры судится со своими консультантами

С начала 2023 года против нескольких блогеров-«миллионников» были возбуждены дела по подозрению в уклонении от уплаты налогов и предъявлены требования о погашении долгов перед ФНС на сотни миллионов рублей. Среди них Александра Митрошина, Елена Блиновская, Лерчек (Валерия Чекалина) и ее муж Артем Чекалин. Им вменялись нарушения, связанные с использованием упрощенных схем налогообложения при общем заработке, превышающем лимиты применения льготных режимов, а также отмывание средств, дробление бизнеса. Возникновение своего долга, в частности, Митрошина объясняла в том числе ошибкой аутсорсинговой бухгалтерской компании, услугами которой она пользовалась.

Партнер юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин предполагает, что дело «Посуда-Центр сервиса» против «Эрнст Энд Янг» не создаст прецедента для подачи исков блогерами-миллионниками против своих консультантов. «В отношении них были возбуждены уголовные дела. С высокой долей вероятности такие дела закончатся либо приговором, либо прекращением дела в связи с уплатой налогов. В обоих случаях лицо будет считаться совершившим преступление. А такое преступление, как неуплата налогов, означает наличие прямого умысла непосредственно у налогоплательщика», — поясняет он. В такой ситуации консультант может теоретически быть соучастником, но речи о гражданско-правовой ответственности идти не может.