Лента новостей
В Курской области объявили ракетную опасность 06:28, Новость Фатальные ошибки: как правильно торговать на маркетплейсах 06:25 Участнику военных действий дали условный срок за поход за пивом с АК-74 06:16, Статья Япония выразила протест России в связи с введением санкций 06:08, Новость Харрис и Трамп обменялись резкой критикой в адрес друг друга 05:31, Статья В Харькове прогремел взрыв 05:24, Новость К тушению пожара в московской квартире привлекли вертолет Ка-32 05:11, Новость В Воронежской области объявили опасность атаки беспилотников 04:57, Новость Мусорный шар из КНДР приземлился на президентский комплекс в Сеуле 04:50, Новость Обвиняемый во взятке Иванов заявил, что в его действиях нет криминала 04:49, Статья Фигурант дела о теракте в «Крокусе» пытался уничтожить доказательства 04:19, Новость В Москве сотрудники МЧС спасли четырех человек из горящей квартиры 04:01, Новость Суд отменил заочный приговор режиссеру Вырыпаеву по делу о «фейках» 03:59, Статья WSJ узнала, что при Харрис Блинкен и Салливан лишатся должностей 03:41, Новость Генштаб Британии призвал готовиться к войне из-за угроз России и КНДР 03:27, Статья Антонов сообщил о прекращении диалога с США о возврате дипсобственности 03:07, Новость Рыболовецкое судно с россиянами на борту затонуло в Атлантике 02:49, Новость Помогавшему ФСБ бизнесмену запросили почти 10 лет за хищения у Минобороны 02:40, Статья
Газета
«Мы не будем отказываться от чего-то существенного»
Газета № 43 (1576) (1103) Общество,
0

«Мы не будем отказываться от чего-то существенного»

Директор по развитию программ группы PSA Peugeot-Citroen Фредерик Сен-Жур о сокращениях на предприятиях и глобальном проекте
Фото: PSA
Фото: PSA

Сегодня европейский бизнес французского автомобильного альянса PSA Peugeot-Citroen убыточен. Это во многом связано с падением спроса на рынке из-за долгового кризиса, создавшего избыток производственных мощно­стей в регионе, а также с тем, что компания была слабо представлена вне Европы, в част­ности на крупных развивающихся рынках. О сокращении производственных мощностей, снижении операционных издержек, а также о том, какую пользу принесет альянсу сотрудничество с концерном General Motors, который также терпит убытки от операций в Европе, на международном автосалоне в Женеве в беседе с корреспондентом РБК daily ДМИТРИЕМ ПАНОВЫМ рассказал директор по развитию программ PSA Peugeot-Citroen ФРЕДЕРИК СЕН-ЖУР.

«У НАС ЕСТЬ ПОДУШКА БЕЗОПАСНОСТИ»

— Сколько сотрудников будет сокращено на производствах группы PSA Peugeot-Citroen в Европе? И будет ли закрыт завод во французском Ольне?

— Всего мы планируем реструктуризировать 8 тыс. человек персонала: 3 тыс. — на заводе в Ольне, 1400 — на производстве в Ренне и еще 3600 сотрудников группы не из сферы производ­ства. Эти меры позволят нам экономить 600 млн евро в год.

Да, мы остановим производство в Ольне. Такое решение было принято исходя из того, что у группы (PSA Peugeot-Citroen) есть завод в Пуасси, недалеко от Парижа, который может производить тот же сегмент машин, что выпускался в Ольне. В данном случае речь идет о Citroen C3.

В результате реструктуризации 1,3 тыс. работающих в Ольне будут переведены на завод в Пуасси. Другой части сотрудников завода будет предложена другая деятельность в группе. Например, в сферах продаж, логистики или в смежных отраслях.

На заводе в Ренне также 400 человек останутся в группе, а остальным будет предложена другая работа. Об этом группа позаботится. Что же касается еще 3600 непроизводственных сотрудников группы, то мы их принудительно не увольняем, они могут сами принять решение: либо искать новую работу, либо им найдут какую-то другую занятость, опять же в нашей группе. Таким образом, все 8 тыс. сотрудников получат предложения о работе внутри группы или вне ее.

— Но, насколько известно, правительство Франции не привет­ствует все эти перемещения-сокращения.

— Когда мы только обнародовали этот план, действительно, французскому правительству он не понравился. Поэтому для анализа нашей инициативы оно привлекло профильных независимых экспертов. После проведенных ими исследований правительство изменило свою точку зрения, у него даже появилось понимание того, что это нужно делать как можно быстрее. Схожая ситуация у нас сложилась и с профсоюзами. Сначала они были очень возмущены нашим решением, но после того, как были привлечены эксперты, большая часть из них — около 75% — с экспертами согласились. До конца первого полугодия мы хотим реализовать этот план.

— Какой объем производства машин будет сокращен в итоге? Ранее вы говорили, что для вывода группы из кризиса достаточно снизить выпуск на 600 тыс. автомобилей в год, что соответствует 30% всего объема производства группы.

— Да, этот план сохраняется. И если план сокращения производственного персонала, о котором я только что говорил, будет реализован, то после остановки завода в Ольне загрузка наших мощностей составит 82%. Сейчас у нас этот показатель — 75%. То есть мы добьемся необходимой нам оптимизации производственной эффективности. Но, повторюсь, это произойдет только в случае, если у нас получится остановить завод в Ольне.

— И все же его закрытию что-то может препятствовать?

— Никаких существенных препят­ствий мы не ожидаем. Правительство и большая часть членов профсоюзов приняли этот план. Да, остаются еще, возможно, 200 человек из профсоюзов, которые возражают, но мы надеемся, что этот вопрос с ними тоже решим.

— Правительство Франции окажет группе финансовую поддержку в размере 7 млрд евро. Как эта сумма будет реализована?

— Эти 7 млрд евро — не прямая денежная поддержка, выделенная правительством, а госгарантии нашему дочернему банку Banque PSA Finance, финансирующему конечных покупателей и дилерские сети группы. Как известно, по оценкам международных рейтинговых агентств, рейтинги степени финансовой надежности банка оказались ниже, чем у самой группы. В связи с этим правительство осознало, что если на все текущие проблемы группы в Европе наложатся еще и проблемы банка, то наше положение значительно ухудшится. Гарантии предоставляются на три-пять лет под выпуск облигаций, в результате чего группе придется заплатить порядка 700 млн евро, что составит разницу между стоимостью ценных бумаг при сниженной процент­ной ставке в рамках госгарантии и их стоимостью без нее.

— В прессе появлялась информация о том, что в связи с финансовыми трудностями компания может быть частично национализирована.

— Я опровергаю эту информацию. У нас есть подушка безопасности в размере 10,6 млрд евро. Это, можно сказать, финансовая страховка группы, мы не просили и не собираемся просить у французского правительства совершать национализацию или делать какие-либо другие финансовые вливания.

«ЭТО БУДЕТ ГЛОБАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ ДЛЯ РЫНКОВ МНОГИХ СТРАН»

— Группа рассчитывала выйти на точку безубыточности к 2014 году. Эти планы не были пересмотрены?

— В прошлом году наши убытки составили 3 млрд евро. В этом году их удастся сократить до 1,5 млрд евро. И действительно, в 2014 году мы рассчитываем выйти на точку безубыточности и перестать терять деньги. Нам поможет в этом план по сокращению расходов на 1,5 млрд евро. Сейчас я назову три его составляющие. Первая — 600 млн евро, которые мы получим в результате повышения эффективности наших индустриальных площадок, о которых мы с вами уже говорили. Вторая часть — сокращение инвестиций на 550 млн евро. И третья — это сокращение производ­ственных издержек, в частности благодаря сотрудничеству с GM, на 350 млн евро. Наш альянс с GM поможет нам существенно сокращать издержки, синергия этого сотрудничества достигнет своего максимума к 2017 году и составит 1 млрд евро.

— Вы сказали, что сократите инвестиции на 550 млн евро. Инвестиции во что?

— Мы не будем отказываться от чего-то существенного. Группа уже сделала хороший задел на будущее, совершив значительные инвестиции на перспективных для нее рынках. И здесь в первую очередь нужно отметить Россию и Латинскую Америку. Кроме того, мы инвестировали в разработку новых технологий трехцилиндровых двигателей. То есть получается, что по основным статьям инвестиции уже сделаны, это позволит сократить расходы по ним в будущем. Но к этому нельзя относить вывод новых моделей, в которые по-прежнему будут вкладываться значительные средства.

— Уже сообщалось, что в рамках сотрудничества PSA с GM будут совмест­но разрабатываться и использоваться новые автомобильные платформы. Расскажите о них.

— Мы вместе разработаем три платформы. Две — для MPV классов В и С. Они будут базироваться на разработках PSA, но использоваться совместно. И третья платформа — для автомобилей B-сегмента. Это будет совершенно новая платформа, разработанная PSA и GM, которая появится в 2018 году.

— Почему MPV? Судя по всему, такая продукция будет ориентирована на Европу, которая пребывает в состоянии затяжного кризиса.

— Мне очень понятен ваш вопрос. Но во-первых, у нас уже подошло время обновлять наши модели MPV. Если говорить о В-MPV, то это С3 Picasso. Со стороны GM это Opel Meriva. Да, эти две платформы создаются в основном для рынков Европы, но, как вы знаете, минивэны пользуются спросом и за ее пределами. Что же касается новой платформы В-сегмента, то это будет глобальный проект для рынков многих стран.

— Ваши продажи очень сильно зависят от европейского рынка, в связи с чем вы планировали увеличить долю продаж на внешних рынках в глобальном объеме сбыта группы.

— В 2009 году 76% наших продаж приходилось на рынок Европы. В 2012 году мы сократили их долю до 62%. И к 2015 году планируем продавать в Европе только 50% общего объема продукции.

— Вы остановитесь на этом уровне или же продолжите увеличивать долю внешних продаж?

— Разумеется, продолжим ее увеличивать. Во многом это будет обусловлено нашим присутствием в Китае, поскольку рост его рынка прогнозируется на уровне 5—10% в год. Мы думаем, что к 2020 году около двух третей наших продаж будет за пределами Европы.

— Но ваши продажи в Европе в ближайшие годы не будут расти. Не так ли?

— Да. Ситуация, сложившаяся в экономике Европы, будет сохраняться еще несколько лет, поэтому мы не ожидаем там роста. Увеличение наших продаж и производства будет за ее пределами. Сейчас мы занимаем около 15% европейского рынка и планируем эту долю сохранить.

— В конце прошлого года PSA продала 75% логистической компании GEFCO российской транспортной компании РЖД. Чем интересна сделка с ней?

— Во-первых, GEFCO и РЖД давно знакомы, поскольку GEFCO в России очень активно работает для PSA и GM. В том числе она занимается по­ставками на наш Калужский завод. Во-вторых, европейская экономика будет развиваться не так интенсивно, как экономики России и Китая, и до сих пор все основные торговые процессы шли через море. Поэтому, конечно же, для нас было очень выгодно получить такого партнера, который смог бы связать разные точки продаж и производства на Востоке по суше. В-третьих, у группы сейчас нет финансовых ресурсов, чтобы инвестировать в GEFCO, а эту компанию необходимо развивать, исходя из чего мы решили, что ей нужен сильный партнер. И последнее: группе нужны средства, и эта сделка позволила нам сделать дополнительные финансовые вливания в нее.

— Не напомните, за сколько была продана доля в GEFCO?

— За 800 млн евро.