Лента новостей
Хоккеиста сборной России задержали по подозрению в уклонении от армии 17:50, Спорт Лист ожидания: как этический комитет по трасплантации может спасти жизни 17:39, Партнерский проект Глава Минтранса сообщил о 77 задержанных за рубежом самолетах 17:38, Политика Попова подписала постановление об отмене коронавирусных ограничений 17:37, Общество Что такое форсайт и как он помогает составить сценарии будущего 17:33, Футурология  В четырех регионах заработал новый налоговый режим для микробизнеса 17:31, Экономика МИД назвал вступление Финляндии и Швеции в НАТО печальнейшим эпизодом 17:30, Политика Интернет-магазин Bonprix прекратил работу в России 17:28, Бизнес «Что-то на современном»: как хорошо вы знаете язык поколения альфа. Тест 17:25, Совместный проект Сотрудникам ГИБДД запретят фиксировать нарушения ручными приборами 17:23, Общество Завет антизожника Илона Маска и доллар по 50 руб.: топ-10 материалов июня 17:22, PRO Грушко заявил, что НАТО поставило под сомнение право Китая на развитие 17:21, Политика Не ЕГЭ единым: какие итоговые экзамены сдают школьники разных стран 17:15, Экономика образования  Шлепанцы, бургер, тушь: что мешает людям водить машину 17:11, Партнерский проект Глава «Самбо-70» подтвердил возвращение Тутберидзе из США в Россию 17:08, Спорт Макрон заявил о желании уладить отношения с Австралией 17:01, Политика Бочкарев сообщил о повышенном интересе инвесторов к Новой Москве 16:58, Экономика FT узнала об интересе Экспобанка и «РЕСО-Гарантии» к активам Citigroup 16:56, Финансы В России предсказали массовое закрытие автошкол 16:54, Авто Сумеете ли вы отличить финансовые мифы от реальности. Тест 16:50, РБК и Яндекс Кью В Нововоронеже открыли новый памятник Аленке 16:44, Общество Без сборов, штрафов и овербуков: что может сервис для деловых поездок 16:43, РБК и Smartway Основанному Жириновским Институту мировых цивилизаций присвоили его имя 16:37, Политика Хачатурянц заявил об интересе владельца «Манчестер Сити» к клубу РПЛ 16:34, Спорт Врач сборной России объяснил попадание триметазидина в организм Валиевой 16:29, Спорт Курс доллара превысил ₽55 впервые с 21 июня 16:26, Инвестиции
Журнал
Цифровая лавина: почему рынок ICO растет так быстро
Журнал №11 (135), Ноябрь 2017 Технологии и медиа,
0

Цифровая лавина: почему рынок ICO растет так быстро

Журнал РБК проанализировал 100 крупнейших по объему привлеченных средств ICO — в пересчете на фиатные деньги они собрали около $2,7 млрд, причем почти половина пришлась на долю первой десятки
Фото: Getty Images
Фото: Getty Images

Рынок первичного размещения токенов (Initial Coin Offering, ICO) — новый и сравнительно небольшой. В 2016 году в мире было проведено ICO на сумму $103 млн, если не учитывать взломанное хакерами и отмененное ICO проекта The DAO. В том же году мировой рынок венчурных инвестиций составил $127 млрд. Между тем, по данным портала CoinDesk, за первое полугодие 2017 года в мире было проведено ICO на сумму $1,13 млрд, из них $797 млн — во втором квартале. Итоги второго полугодия обещают быть еще более впечатляющими.

Первое ICO состоялось чуть больше четырех лет назад. В январе 2012 года разработчик программного обеспечения из Сиэтла по имени Дж.Р.Уиллет опубликовал «белую книгу» (white paper) — документ, в котором предложил создать программируемый «денежный слой», надстройку поверх существующей цепочки блоков (block chain) биткоина. Предложенный им протокол Mastercoin должен был позволить любому желающему создавать собственную криптовалюту, используя биткоин как основу. Для финансирования этой разработки в июле 2013 года фонд Mastercoin провел ICO: пять сотен желающих помочь проекту перечислили на его электронный адрес 5 тыс. биткоинов на $500 тыс. по тогдашнему курсу, получив взамен цифровые токены UpToken. Идея заключалась в том, что токены — не акции, а своего рода цифровые долговые расписки — будут дорожать по мере развития протокола и со временем их можно будет продать дороже.

В 2014 и 2015 годах количество ICO можно было посчитать на пальцах, но в августе 2014-го состоялось уже довольно крупное размещение: блокчейн Ethereum, творение канадца российского происхождения Виталика Бутерина, привлек 31 591 биткоин. По курсу на август 2014 года они стоили $18,4 млн, сейчас тот же объем стоил бы около $140 млн. Сегодня подавляющее большинство ICO проводится на базе Ethereum — относительная простота написания смарт-контрактов (протокол, который на основе математических алгоритмов самостоятельно проводит сделки и контролирует их выполнение) способствовала популярности платформы и облегчила привлечение финансирования. В 2016 году количество ICO измерялось десятками, а настоящий прорыв случился весной 2017-го, вслед за резким ростом курсов основных криптовалют. Летом и осенью этого года в мире проводилось не меньше пары сотен ICO в месяц. Журнал РБК проанализировал 100 крупнейших по объему привлеченного финансирования ICO — картина получилась странная, но интересная.

In Blockchain We Trust

Главный вывод — судя по цифрам, самым привлекательным фактором для инвесторов является блокчейн как таковой. Два крупнейших ICO — это проекты новых блокчейнов: Tezos, привлекший $230,5 млн в криптовалютном эквиваленте, и EOS — его краудсейл уже собрал $200 млн и наверняка станет крупнейшим в истории, так как будет продолжаться до июня 2018 года. А проект Aeternity провел два раунда ICO на общую сумму в $31 млн, оба попали в список 100 крупнейших. Все эти блокчейны претендуют на звание «убийцы Ethereum» и хотят бросить вызов гегемонии платформы Виталика Бутерина.

Вообще на проекты, которые связаны с инфраструктурой блокчейна, — новые блокчейны, создание и преобразование токенов, взаимодействие между различными блокчейнами, блокчейнами и внешним миром (оракулы) и т.д. — пришлась почти треть всех средств, привлеченных 100 крупнейшими ICO. На втором месте по объему привлеченных средств и на первом по количеству проектов — сектор финансов: криптовалютные карты, кошельки, банки, биржи, платежные системы и т.п.

Технологии и медиа
Редкие птицы: работающие на блокчейне продукты и сервисы Основатель Waves Platform Александр Иванов

При этом работающего продукта или сервиса нет у большинства проектов — по нашим подсчетам, у 84 из 100. Очевидно, для инвесторов это не является негативным фактором в отличие от наличия блокчейна в проекте (если бизнес-модель не связана с блокчейном, рассчитывать на крупное ICO не стоит — с огромной долей вероятности оно не вызовет большого интереса у криптоинвесторов). Ряд проектов уже просрочил или перенес на более поздний срок обозначенную в «белых книгах» дату релиза продукта или сервиса. Эта дата часто указана расплывчато и неконкретно либо вообще отсутствует.

Неопределенности способствует сам статус «белой книги» в отличие от проспекта эмиссии, который выпускается перед IPO (Initial Public Offering, первичное размещение акций), white paper не является юридически обязывающим документом. Строго говоря, это изложенная вольным стилем декларация о намерениях или презентация, а не юридически закрепленные обязательства. Выходящие на ICO компании при этом пытаются заранее отказаться от любой ответственности, связанной с проведением краудсейла. Вот, например, выдержка из «белой книги» проекта EOS, который трудно заподозрить в злонамеренном мошенничестве (по крайней мере на общем фоне): «Токены EOS не имеют никаких прав, целей, функциональных возможностей или функций, явных или подразумеваемых, включая без ограничений любые применения, цели, атрибуты, функциональные возможности или функции на платформе EOS. Компания не гарантирует и никоим образом не обещает покупателю, что токены EOS имеют какие-либо права, цели, назначение, атрибуты, функциональные возможности или функции» (перевод с английского. — РБК).

Как съязвил колумнист The New York Times Кевин Руз, продажа токенов на ICO напоминает ситуацию, в которой ваш друг решил построить казино и в обмен на инвестиции выдал вам фишки заведения, которое еще не построено, не имеет лицензии и т.д. А сами фишки вам продал в интернете незнакомец с фейковым именем, который даже не умеет строить казино и которого вы не сможете засудить, если он украдет ваши деньги и купит на них Porsche.

Бизнес на доверии

С точки зрения действующих законов все ICO сейчас находятся в серой зоне, а сама криптовалюта не имеет юридического статуса. Некоторые страны вроде Китая и Южной Кореи уже запретили проведение ICO в рамках своих юрисдикций — как надеется рынок, до выработки законов и правил. Как эта новая индустрия, масштаб которой уже измеряется в миллиардах долларов, умудряется все же существовать и расти в условиях беззакония и тотальной подозрительности?

Главный и зачастую пока единственный капитал блокчейн-проектов — доверие. Крупнейшие ICO, объем которых измеряется в сотнях миллионов долларов, проводились известными и авторитетными в этой среде людьми: инвесторы уверены, что для этих людей развитие экосистемы стоит несоизмеримо выше, чем возможность совершить мошенничество. Уровень доверия к блокчейн-энтузиастам вроде Виталика Бутерина, Бернара Лиетара (Bancor) или Янислава Малахова (Aeternity) очень высок — зачастую даже их одобрительное слово резко повышает шансы нового проекта на успешное ICO. Почти все команды хотят видеть в советниках Бутерина, но с недавних пор Виталик всем отказывает (в нескольких проектах он еще числится эдвайзером с прежних лет). Повышает доверие к проекту и наличие в списке его инвесторов уважаемых венчурных фондов вроде Sequoia Capital и Andreessen Horowitz или таких новых и успешных криптофондов, как Polychain Capital, Blockchain Capital или Crypto Fund AG.

Если у проекта нет сильной идеи, авторитетных в блокчейн-среде основателей и крупных инвесторов, успех его ICO, возможно, объясняется хайпом, который начался весной этого года и может так же быстро сойти на нет. Кроме того, 2018 год обещает стать настоящим испытанием для огромного количества проектов, проведших ICO, — в этом году они обещали предъявить готовые блокчейн-продукты и сервисы. Если этого не случится (а шансы на массовый срыв сроков достаточно велики), юная индустрия ICO может резко схлопнуться. Лучшие проекты, скорее всего, выживут, но судьба вторичного рынка токенов тысяч других проектов будет незавидной. На начало октября на специализированных биржах торговалось более 1100 различных криптовалют (включая токены), а общая капитализация этого рынка составляла $150,2 млрд.

При подготовке статьи использовались материалы CoinDesk, KPMG, Token Data, Smith+Crown, Coinmarket.