Лента новостей
В Нидерландах продлят комендантский час из-за коронавируса до 31 марта 00:59, Общество В США увидели в публикациях о вакцинах возвращение России «к трюкам» 00:59, Политика Гастротуризм на Кубани: еда не культ, а смысл жизни 00:17, РБК и Николаевские сыроварни Представители Крыма заявили о попытках «удалить» их с совещания ОБСЕ 00:16, Политика Сервис Сбербанка «ЮMoney» возобновил работу с 45 иностранными компаниями 00:10, Финансы В Киеве словом «посмотрим» ответили на вопрос о выдаче Коломойского 08 мар, 23:50, Политика Захарова назвала интервью Меган Маркл и принца «обрушением декораций» 08 мар, 23:40, Общество Роскошь и репутация: как создают люкс-кроссоверы Bentley Bentayga 08 мар, 23:15, РБК Cтиль и Bentley Заммэра сравнила первую и вторую волны коронавируса в Москве 08 мар, 23:07, Общество В Вашингтоне вспомнили о «последнем диктаторе Европы» 08 мар, 23:07, Политика Российские военные предупредили о провокации с химатакой в Сирии 08 мар, 22:45, Политика Акции на 8 Марта в разных странах. Фоторепортаж 08 мар, 22:41, Фотогалерея  СМИ сообщили о возможном назначении экс-тренера «Зенита» в «Спартак» 08 мар, 22:26, Спорт Камала Харрис призвала строить «мир для женщин» 08 мар, 22:15, Политика Белорусский фонд счел «важным шагом» непризнание МОК сына Лукашенко 08 мар, 22:00, Спорт «Первый канал» назвал представителя России на «Евровидении-2021» 08 мар, 21:37, Общество Власти Эстонии ужесточат карантин из-за британского штамма коронавируса 08 мар, 21:36, Общество СКА потерпел первое поражение в плей-офф Кубка Гагарина 08 мар, 21:30, Спорт МОК не признал сына Лукашенко главой Олимпийского комитета Белоруссии 08 мар, 20:34, Спорт Группа Little Big отказалась участвовать в конкурсе «Евровидение» 08 мар, 20:30, Общество В Киеве предложили возить туристов из Донбасса по «интересным маршрутам» 08 мар, 20:27, Политика В Совфеде напомнили Киеву о Грузии после слов о разрыве отношений 08 мар, 20:24, Политика «Спартак» — в огне, «Зенит» — в кризисе. Итоги 21-го тура РПЛ 08 мар, 20:08, Спорт «Динамо» одержало третью победу в первом раунде плей-офф Кубка Гагарина 08 мар, 19:52, Спорт Премьер Италии назвал способ преодолеть коронавирусный кризис 08 мар, 19:46, Общество Семья основателя Fiat станет совладельцем дома мод Лабутена 08 мар, 19:31, Бизнес Хачатурянц назвал плюсы от вхождения Снодди в судейскую комиссию РФС 08 мар, 19:20, Спорт Группа Little Big выпустила клип с отсылкой на свой предыдущий клип 08 мар, 19:12, Общество
Журнал
Стать киборгом: как бывший IT-консультант зарабатывает на вживлении чипов
Журнал №9 (133), Сентябрь 2017 Технологии и медиа,
0

Стать киборгом: как бывший IT-консультант зарабатывает на вживлении чипов

Бывший IT-консультант Амаль Граафстра носит под кожей четыре NFC- и RFID-чипа собственной разработки. Он продает тысячи таких же девайсов «киборгам»-энтузиастам по всему миру, в том числе в России
Фото: из архива пресс-службы компании  Dangerous things
Фото: из архива пресс-службы компании  Dangerous things

Основатель компании Dangerous Things, 41-летний Амаль Граафстра, перестал раскрывать показатели бизнеса в 2015 году. «Несколько человек, которых я обучил технологии, стали моими конкурентами. Меня это задело», — экспрессивно объясняет предприниматель. Обида на последователей — естественная участь пионера рынка: Граафстра одним из первых в мире начал продавать массовому потребителю чипы, вживляемые под кожу.

Все началось в 2005 году. «Я тогда работал в IT-консалтинге медицинских учреждений, часто засиживался в офисе допоздна и при этом постоянно забывал ключи. Чтобы не запирать себя, придумал такую альтернативу — вживить под кожу чип». Технологию операции он почерпнул у ветеринаров, которые чипируют домашних животных при помощи специальной иглы. Чипы для питомцев Граафстре не подошли: девайсы производятся из материалов, которые человеческий организм может отторгнуть. Граафстра решил собрать чип самостоятельно. Детали, не вызывающие аллергии, он заказал в интернете, а первый чип собрал дома. Он остановился на технологии беспроводной передачи данных NFC, сегодня встроенной в большинство смартфонов: «Я сразу понял, что за ней — будущее. NFC-чипы тогда еще никто массово не производил и уж тем более не вживлял в себя».

Через ветеринарную иглу он ввел первый чип под кожу и начал экспериментировать с беспроводным открытием дверей на работе. Опыты Граафстры заметили коллеги, и он быстро превратился сначала в местную, а благодаря вниманию СМИ и в международную знаменитость. Амаль с удовольствием делился опытом со всеми желающими, не отказывал в интервью и стал одним из символов движения киборгов. Он написал книгу, много выступал с лекциями и постепенно формировал вокруг себя сообщество энтузиастов.

Пирсер из Питера

В 2013 году Граафстра решил, что пришла пора монетизировать свою экспертизу: он основал компанию Dangerous Things и начал продавать чипы по всему миру. За первый год предприниматель продал девайсов 500, в 2014-м выручка достигла $100 тыс., в 2015-м — $150 тыс. Бизнес продолжает расти, уверяет Граафстра, уклоняясь от подробностей. Для него Dangerous Things — единственный источник дохода. «Когда мы начинали, приоритетом было две вещи: обеспечить клиентов микрочипами, которые протестированы, а также безопасным способом их вживления», — рассказывает Амаль. Начальный капитал — $12 тыс. — он взял из собственных накоплений, о поставках электроники договорился с производителями из США и Китая, а биостекла — из Германии. Разрабатывает чипы Граафстра в своем гараже, переоборудованном под лабораторию. Собираются девайсы на фабрике в Таиланде. Контроль качества проводит сам Амаль. Новые продукты он тестирует на пяти-шести добровольцах.

Фото: из архива пресс-службы компании  Dangerous things
Фото: из архива пресс-службы компании  Dangerous things

Для безопасного вживления он советует обращаться к профессиональным мастерам по пирсингу (пирсерам), которые выступают в статусе авторизованных партнеров Dangerous Things. Компания — один из крупнейших игроков на развивающемся рынке вживляемой электроники с сетью примерно из 100 продавцов по всему миру. Один из них живет в России — это пирсер из Санкт-Петербурга Арсений Андерссон, владелец студии St.Scalpelburg.

«Мы [с Граафстрой] познакомились в 2013-м на конференции ассоциации пирсеров в Лас-Вегасе», — вспоминает он. По его оценке, в России чипы Dangerous Things вживляют несколько человек в месяц. Низкий спрос Андерссон связывает с малым числом устройств, с которыми можно взаимодействовать. Стоимость вживления — 1 тыс. руб. без учета стоимости импланта.

От ключа до базы данных

Цена на чипы разнится в зависимости от серии. Серия X — самые популярные из-за простоты установки NFC- и RFID-транспондеры. Их Dangerous Things продает по $79, они не требуют подзарядки и способны нести информацию о пользователе, его электронные ключи. Следующая серия — Flex. Это чип в гибком биополимере стоимостью $200. Если девайсы серии X можно вживить только под кожу между большим и указательным пальцем ветеринарной иглой с чуть увеличенным диаметром, то Flex размещаются чуть выше запястья, а их «установка» требует небольшой хирургической операции.

Срок годности чипов, по словам Граафстры, до 30 лет. В интернет-магазине Dangerous Things продаются также необходимые для проведения операции (иглы, скальпели, обезболивающие и т.д.) и программирования микрочипов инструменты (ридеры, стикеры и т.д.). Граафстра постоянно разрабатывает новые устройства, с которыми взаимодействуют импланты, например «умное» ружье, стреляющее только в руках владельца. В последнее время предприниматель работает над проектом VivoKey. Это вживленное в руку зашифрованное хранилище данных. «Главная цель устройства — переместить ключи шифрования данных туда, где их не смогут достать злоумышленники», — рассказывает Амаль.

VivoKey создано на основе технологии смарт-карты, имеет центральный процессор, операционную систему, а также отдельный процессор, отвечающий за шифрование. Устройство не следит за пользователем: в нем нет GPS-датчиков и других интерфейсов для связи с интернетом. При этом его можно использовать и как простой NFC-транспондер. Хранилище совместимо со сторонними приложениями, в будущем разработчики обещают создать для него кошелек криптовалюты. Пользователю будет доступно 100 из 144 Кб для установки приложений из магазина (средний размер приложения — от 2 до 20 Кб). Продажи VivoKey начнутся через пять-шесть месяцев, обещает Граафстра.

Рынок энтузиастов

Рынок имплантируемых микрочипов остается индустрией энтузиастов. Связано это как с боязнью людей вшивать в тело инородный предмет, так и с недостаточно развитой инфраструктурой. Граафстра, который с 2005-го вшил себе под кожу уже четыре чипа, может взаимодействовать всего с пятью предметами — сейфом, автомобилем, ноутбуком, смартфоном и «умным» ружьем. Крупных корпораций на рынке пока нет: они считают продукт слишком нишевым, предпочитая заниматься носимой электроникой, объясняет Граафстра.

100 тыс. человек вживят себе RFID- и NFC-импланты до конца 2017 года, по оценке компании-производителя подобных продуктов Dangerous Things

$235 тыс. — на такую сумму продала чипов для киборгов шведская компания Biohax Int

8 из ​10 владельцев смартфонов в будущем рассматривают возможность вживления себе под кожу или в мозг девайсов, улучшающих функции организма, согласно данным опроса Ericsson

$18,3 млн вложило военное агентство США DARPA в разработчика «модема для мозга» Paradromics в июле 2017 года

Источник: Absolute Reports, Ericsson, Market Research Future

Но движение в сторону массового пользователя начинается, уверен он. Например, в конце июля американская компания 32M, производящая торговые автоматы, предложила сотрудникам имплантировать в руку микрочип. На эксперимент согласились 50 из 80 членов коллектива, и это первый подобный опыт в США.

У имплантов много противников. Религиозные фундаменталисты считают их этически неприемлемыми, аналитики беспокоятся из-за рисков нарушения приватности. «Даже если сейчас технология не умеет следить за пользователем, ее неизбежно ждет такая эволюция», — писал в The New York Times эксперт в сфере безопасности личных данных Алессандро Аквисти.

В России рынка вживляемых чипов пока не существует даже в зачаточном состоянии. «Не всегда понятно, из каких материалов собраны импланты: нет ни сети сертифицированных вендоров, ни производителей. Да и применение технологии ограничено неразвитостью инфраструктуры», — говорит доцент Сколтеха Иван Оседелец. С ним согласен директор по коммуникациям НИИ молекулярной электроники Алексей Дианов: «Вживляемая электроника [в России] — удел энтузиастов, которые могут вшить в руку чип с антенной для карты «Тройка» или рабочего пропуска. Чаще всего этим и ограничиваются».