Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Что произойдет, если нефть упадет ниже $10
Лента новостей 17:19 МСК
Генпрокурор Украины назвал две версии убийства Вороненкова Политика, 17:05 Лучшие предложения рынка наличной валюты  17:00   USD НАЛ. Покупка 57,70 Продажа 57,75 EUR НАЛ. 62,20 62,25 Зюганов и Жириновский выступили с заявлениями об убийстве Вороненкова Политика, 16:54 Частное дело: самые известные ЧВК мира. Фотогалерея Фотогалерея, 16:43 Трамп назвал сообщения о связях с Россией «предвзятыми» Политика, 16:42 Киев заявил о находящемся «на грани смерти» убийце Вороненкова Политика, 16:38 Раненый охранник Вороненкова начал сотрудничать со следствием Политика, 16:38 Москва запросит у Киева информацию о расследовании убийства Вороненкова Политика, 16:30 Полиция изъяла видео с моментом убийства Вороненкова Политика, 16:28 СМИ узнали подробности о личности убийцы экс-депутата Вороненкова Политика, 16:21 Медведев назначил академика Козлова временным главой РАН Политика, 16:18 Германия выдала России обвиняемого в пособничестве боевикам Общество, 16:16 Несостоявшуюся штаб-квартиру «Норникеля» купит фонд UFG Бизнес, 16:14 В МИДе назвали «показательной акцией» убийство экс-депутата Вороненкова Политика, 16:14 Министр против цифр: почему Росстат не стоит подчинять Минэкономразвития Сергей Алексашенко старший научный сотрудник Института Брукингса (Вашингтон, США) Мнение, 16:11 Генпрокуратура Украины возбудила уголовное дело по убийству Вороненкова Политика, 16:00 Громкие убийства последних лет на Украине Фотогалерея, 15:59 СМИ сообщили о строительстве завода в Чечне на деньги из «Ландромата» Общество, 15:59 Полиция рассказала о трех попаданиях в Дениса Вороненкова Политика, 15:54 Убийство Дениса Вороненкова: что известно на данный момент Общество, 15:54 10 фактов об убитом экс-депутате Денисе Вороненкове Политика, 15:53 Медведев опроверг заявления о своей болезни Политика, 15:49 Минздрав согласился предоставить медпомощь Младичу в случае обращения Политика, 15:38 ИГИЛ взяла на себя ответственность за теракт в Лондоне Политика, 15:33 Синоптики предупредили москвичей о заморозках и снеге на выходных Общество, 15:32 Путин поручил увеличить ударный потенциал высокоточного оружия в 4 раза Политика, 15:25 ФАС заподозрила СП «Автобан» в многомиллиардном картельном сговоре Бизнес, 15:23 Киев сообщил об увеличении площади пожара на военном складе в Балаклее Общество, 15:19
Газета № 001 (2257) (1101) 11 янв 2016, 00:25
КИРИЛЛ ЛЯТС, генеральный директор группы компаний «Метапроцесс»
Что произойдет, если нефть упадет ниже $10
Тотальная приватизация, плановая дефляция, запрет на экспорт нефти и другие экзотические способы спасти российскую экономику
Фото: из личного архива

Тотальная приватизация, плановая дефляция, запрет на экспорт нефти и другие экзотические способы спасти российскую экономику.

Экономика наглости

Выживет ли наша экономика при цене на нефть ниже $10 за баррель? Конечно. Ведь не так давно, в 1998–1999 годах, цены опускались ниже этого уровня. Вопрос не в абсолютных ценах на нефть, а в структуре затрат, если мы говорим об отрасли, и в отраслевой диверсификации, если мы говорим об экономике в целом.

Даже тогда, когда нефть была на минимальных уровнях, находились компании, которые продолжали бурить и покупать буровые установки, например «Сургутнефтегаз». Как всегда говорил Владимир Богданов, кризис кризисом, а бурить надо. Иногда правильная стратегия поведения — на кризис не реагировать, а действовать по намеченному плану. Поступать так могут не все компании, а только те, кто всегда уделял внимание себестоимости и не допускал внутренней коррупции. К сожалению, таких среди крупных российских компаний крайне мало.

Давайте уже признаемся честно: во времена дорогой нефти мы все стали наглеть и слишком быстро наращивать издержки. Выросли цены на металл, электроэнергию, железнодорожные перевозки, аренду, услуги. И чем больше дорожала нефть, тем больше хотели производители полуфабрикатов, поставщики услуг, в первую очередь монополисты, и, конечно, государство. Иногда этот рост был обусловлен мировыми трендами, но зачастую внутренними факторами. Например, дошло до того, что ставки аренды в торговых центрах и офисах девелоперы привязали к валюте. С чего вдруг? Хотите иметь валютные доходы — стройте за рубежом.

Итак, что страна может сделать, если цены на нефть снизятся до экстремально низких уровней?

Сократить издержки

Решить проблему снижения себестоимости продукции предприятия в одиночку не смогут. Тут, конечно, нужна помощь правительства, которое должно проявить волю и в одночасье снизить тарифы на все в три раза (на столько упала нефть), отменить все лицензионные платежи, понизить ставку налога на имущество и аренду государственных и муниципальных объектов тоже в три раза. Да, это удар по бюджету, но тяжелые времена требуют серьезных решений.

На самом деле после кратковременного шока бюджет нормализуется, так как установится паритет покупательной способности и предложения товара на рынке. Последние годы шло соревнование зарплат. Сегодня очевидно, что оплата труда была зачастую неадекватной, в первую очередь в сырьевом секторе, который своими завышенными ориентирами дестабилизировал общероссийский рынок труда. И в государственном бюджете одна из крупных составляющих — заработная плата чиновников и служащих. Странно было бы ее не урезать. Сокращение заработной платы, а также социальных пакетов приведет к естественному сокращению рабочих мест в госсекторе. Даже не потребуется хирургического вмешательства. Безусловно, упадут зарплаты и в бизнесе. Нужна полномасштабная, решительная и хорошо организованная дефляция.

Главное — чтобы чиновники активно не переходили на «кормление»: борьба с коррупцией должна усиливаться. Но не карательными мерами, а снижением зависимости частного сектора и граждан от контактов и услуг со стороны государства.

Понятно, что не удастся обойтись и без серьезной реструктуризации экономики, а прямо говоря — новой масштабной приватизации. Правительство РФ, похоже, уже готово идти по этому пути, собираясь продать пакет акций «Роснефти»… При $10 за баррель дело дойдет и до многих других госкомпаний. Не важно, что все происходит на падающем рынке — необходимо исключить статьи затрат на поддержание неэффективного менеджмента за счет госбюджета и госкредитов.

Было бы правильно полностью декриминализировать экономические преступления. Коммерческий подкуп — это бред, который придумывают рейдеры, сотрудничающие с правоохранительными органами.

Нужно отказаться от лицензий на любые виды бизнеса. Это просто кормушка для чиновников. Ничто не должно лицензироваться. Должна страховаться только гражданская ответственность бизнесмена.

Запретить экспорт нефти

Начинать реструктуризацию экономики страны надо с того, на что у нас есть ресурсы. Хорошим, хотя и несколько радикальным, ходом был бы запрет на экспорт нефти из России. Не просто так в США 40 лет был запрещен экспорт нефти: страна сделала ставку на переработку.

Такой ход поднимет цену на нефть, что позволит нашим компаниям, имеющим сырьевые активы за рубежом (Ирак, Венесуэла, Саудовская Аравия, Египет), на этом заработать. Так, у наиболее активной на зарубежных рынках компании ЛУКОЙЛ доля добычи углеводородов за рубежом составляет 13,4% от общего уровня добычи. Это придаст импульс нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности, заставит ВИНКи все модернизировать и налаживать выпуск широкого спектра продукции, которую уже можно экспортировать. Кроме того, инжиниринговые и машиностроительные предприятия также включатся в процесс модернизации.

До введения налогового маневра доходность экспорта нефтепродуктов составляла $30 на 1 т сырой нефти, направляемой на переработку, после доходность упала до $10 на 1 т перерабатываемой нефти. Но тем не менее эффективность перехода на нефтепродукты еще остается. И если вопрос будет рассмотрен в комплексе с запретительными экспортными пошлинами на сырую нефть и снижением или отменой экспортных пошлин на нефтепродукты, то эффективность станет просто очевидной.

Другое направление — газохимия. Хватит уже компании «Газпром Экспорт» умолять китайцев купить наш газ. Пусть лучше «Газпром» в разных точках страны создаст газохимические производства. Например, существует проект газохимического кластера в Хабаровском крае, куда бы с радостью (и существуют соответствующие меморандумы) пришли и корейцы, и японцы, чтобы наладить производство из газа метанола, карбамида, полиолефинов, ароматики, парафинов, диметилэфира и другой продукции. Хватит продавать газ! Давайте производить что-то из него, как это делают наши потребители. Взять самый простой пример — карбамид. Из 670 куб. м получается 1 т карбамида. При цене на газ около €230 за тысячу кубов, а на карбамид €320 за тонну с учетом переработки получаем более €100 добавленной стоимости на единицу потребляемого ресурса.

Точки роста

Александр Аузан считает, что оборонная промышленность может стать импульсом развития экономики. Не верю. Советский Союз наглядно это показал. При превалировании государственной собственности на оборонные предприятия, отсутствии конкуренции ничего импульсного не произойдет — произойдет разграбление бюджета.

Нужна приватизация военно-промышленного комплекса, так же как и гражданского. Создание монополистов (ОАК, ОСК) приводит к деградации мысли и производства. Не все видно сейчас, но в среднесрочной перспективе наше отставание будет все более и более заметно.

Атомная промышленность должна стать локомотивом. Вокруг нее могут развиваться другие производства, например водорода за счет дешевой электроэнергии. Если мы сможем наладить дешевое производство водорода, это даст импульс к развитию водородного транспорта, снижению потребления углеводородного топлива. Казалось бы, это ударит по нам как по производителю бензина, но, с другой стороны, позволит стать лидером в более современном направлении экономики, что принесет более существенные дивиденды, особенно если процесс подхватит отечественное автомобилестроение.

Транспорт и логистика — неоспоримые преимущества для России. Можно представить всю нашу территорию как логистический склад чего бы то ни было для всего мира. Все сюда что-то привозят (нашими транспортными компаниями и, желательно, самолетами), а мы тут все собираем, сортируем, раскладываем и отправляем по разным странам.

В общем, перспективы падения цены на нефть ниже $10 за баррель — это не угроза, а последний шанс измениться в лучшую сторону. Перестать плодить снобов и чиновников, а заняться реальным производством внутри страны, изменить подходы к затратам и вообще стать более прижимистыми, экономными и эффективными.