Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Спецслужба по санкциям
Лента новостей 16:29 МСК
Верховный суд признал меджлис крымских татар экстремистской организацией Политика, 16:22 Экс-премьер Грузии пообещал Саакашвили «хорошую камеру» в тюрьме Политика, 16:11 Лучшие предложения рынка наличной валюты  16:00   USD НАЛ. Покупка 63,40 Продажа 63,44 EUR НАЛ. 71,04 71,10 Спрос на евробонды РЖД в восемь раз превысил предложение Финансы, 15:51 Город-призрак: как война изменила Алеппо. Фотогалерея Фотогалерея, 15:46 ФСБ заподозрила российского полицейского в службе в разведке США Политика, 15:37 Журналистов НТВ и Life78 задержали на границе Эстонии Общество, 15:27 В Сахаровский центр принесли банку с надписью «Кровь детей Донбасса» Общество, 15:21 Минобороны напомнило США о помогающих боевикам «специалистах» в Алеппо Политика, 15:20 Экспорт яблок из Белоруссии в Россию в пять раз превысил их урожай Экономика, 15:18 В правительстве предложили резко снизить цену на водку Бизнес, 15:00 «Туман войны»: что принесло России участие в сирийском конфликте Михаил Троицкий политолог, специалист по международным отношениям Мнение, 14:47 Samsung признал проблемы с безопасностью после взрывов стиральных машин Общество, 14:35 Ролдугин пообещал отдать виолончель Страдивари государству Политика, 14:34 Кремль предложил исключающие давление на бизнес поправки в законы Политика, 14:30 Сахаровский центр не стал обращаться в полицию из-за облитых краской фото Общество, 14:30 Сулейман Керимов вновь избран сенатором от Дагестана Политика, 13:55 Shazam впервые за 17 лет получила прибыль Бизнес, 13:51 Песков не увидел в экономических трудностях помех для операции в Сирии Политика, 13:50 Медведев подарил министру транспорта «оружие должностного лица» Политика, 13:42 Путин поздравил Берлускони с 80-летием Политика, 13:40 Ликсутов анонсировал решение о расширении платных парковок через месяц Общество, 13:24 Более половины россиян никогда не совершали покупки в интернет-магазинах Общество, 13:00 Кремль назвал неуклюжим заявление Госдепа США об угрозе терактов в России Политика, 12:56 Мужчина объяснил стрельбу по вагону метро в Москве «проверкой пистолета» Общество, 12:46 Импорт легковых автомобилей в Россию вырос впервые за три года Экономика, 12:42 Несбывшиеся надежды: как считали голоса на думских выборах Андрей Бузин политолог, сопредседатель движения «Голос» Мнение, 12:33
Газета № 168 (1943) (1109) //2516 11 сен 2014, 00:25
Алена Сухаревская при участии Ивана Ткачева и Олега Макарова
Спецслужба по санкциям
Как незаметное ведомство при Минфине США оказалось в авангарде финансовых войн
Фото: AP

Администрация президента США Барака Обамы завершает подготовку новых санкций против России, заявила 9 сентября представитель Госдепартамента Мари Харф. Чиновники наносят «последние штрихи» к мерам, которые ужесточат санкции в отношении российских финансовой, энергетической и оборонной отраслей, сообщила она на брифинге.

Антироссийские санкции «шлифуют» не в Белом доме и не в Госдепе: этим занимается небольшое, но очень влиятельное подразделение Минфина США — Офис по контролю над иностранными активами (Office of Foreign Assets Control, OFAC). РБК разобрался, как устроена работа секретного и одного из важнейших агентств в составе правительства США.

Влияние и секретность

«OFAC — одно из самых могущественных ведомств правительства США, о котором никто никогда не слышал», — говорит Марк Дубовиц, директор аналитического центра Foundation for Defense of Democracies и один из архитекторов иранской санкционной программы.

OFAC входит в структуру Министерства финансов США, непосредственно подчиняясь Управлению по противодействию терроризму и финансовой разведке (Office of Terrorism and Financial Intelligence). Сейчас OFAC управляет 37 санкционными программами — как страновыми (Сирия, Белоруссия, с марта — Украина/Россия), так и направленными на борьбу с экстерриториальными явлениями, например с международной торговлей наркотиками, терроризмом и ядерным распространением. Многие из программ агентства действуют уже больше полувека или около того: санкции против Северной Кореи длятся 64 года, против Кубы — 54 года, а против Ирана — 30 лет.

OFAC была создана в конце 1950 года после начала Корейской войны, чтобы ввести первые ограничительные меры против Китая и Северной Кореи. Но настоящий «расцвет» ведомство пережило уже в 2000-х годах, благодаря глобальной войне США против терроризма.

Долгое время OFAC в основном следил за тем, как банки хранят замороженные под санкциями активы, рассказывала в начале года The Wall Street Journal юрист из Wiley Rein Серена Мо (работала в Минфине США и самом OFAC до 1997 года). Деятельность агентства кардинально расширилась после вторжения Ирака в Кувейт в 1991 году. В 1995 году президент Билл Клинтон подписал указ о борьбе с международным наркотрафиком и ввел санкции против лиц, которые угрожают мирному урегулированию палестино-израильского конфликта. Это были первые санкции, которые OFAC разработала против явлений (таких как наркоторговля и терроризм), а не конкретных стран, отмечает Мо.

В марте 2014 года у OFAC прибавилось работы в связи с украинским кризисом. Ведомство пошло на беспрецедентные меры, включив в санкционный список SDN (Special Designated Nationals) ряд российских бизнесменов, в том числе Геннадия Тимченко, Аркадия и Бориса Ротенбергов и Юрия Ковальчука, мотивировав это тем, что они входят «в личный круг президента Путина». OFAC указал тогда, что у российского президента есть инвестиции в нефтетрейдинговую фирму Gunvor, сооснователем которой является Тимченко, и что Путин «может иметь доступ к средствам» этой компании.

Gunvor была возмущена, назвав все ложью. Но представители Минфина США отказались предоставлять доказательства связи российского президента с Gunvor. А OFAC в принципе не обязан раскрывать основания для своих решений (к этому службу не может принудить даже суд). И ведомство не скрывает, что может базировать свои выводы на любых источниках информации, включая СМИ.

Финансовые войны

В начале 2000-х годов США превратили финансовые санкции в ключевой инструмент воздействия на недружественные государства. После дорогостоящих и непопулярных военных кампаний в Ираке и Афганистане США отказались от военного вмешательства в Иран и Сирию, предпочтя стратегию экономических санкций. И по крайней мере в случае с Ираном эта стратегия подействовала, утверждает Вашингтон: иранцы сели за стол переговоров и пошли на уступки по своей ядерной программе.

Решающую роль в этой стратегии играет практически тотальный контроль США над глобальной долларовой финансовой системой, считает бывший советник Буша-младшего и экс-чиновник Минфина США Хуан Сарате. «Это по сути финансовая «партизанская война», беспрецедентная по досягаемости и эффективности, ее цель — перекрыть финансовый кислород нашим врагам», — пишет Сарате в книге «Война казначейства» (Treasury’s War), на которую в недавнем интервью журналу Spiegel сослался президент «Роснефти» Игорь Сечин (в санкционном списке OFAC с апреля).

В арсенале OFAC колоссальные возможности, указывает Сарате. Агентство может заморозить американские счета, ограничить иностранцам и зарубежным организациям доступ к финансовой системе США, запретить американским банкам сотрудничать с любой финансовой организацией в мире. Ведомство не нуждается в специальных разрешениях и проводит консультации с Минюстом США лишь потому, что последнему, возможно, придется защищать эти меры в суде. Могущество OFAC иллюстрирует хотя бы один пример: в феврале 2011 года в течение всего 72 часов были заморожены счета бывшего ливийского лидера Муаммара Каддафи на общую сумму около $30 млрд.

При разработке санкций сотрудники OFAC тесно работают с другими федеральным агентствами, в том числе и с разведкой. Сами работники OFAC воспринимают себя как представителей разведывательного сообщества, рассказал РБК глава вашингтонской юридической фирмы Ferrari and Associates Эрих Феррари, специализирующийся на санкциях OFAC. Ведомство поддерживает максимальные стандарты секретности, характерные скорее для спецслужб. Если Евросоюз зачастую допускает (сознательно или несознательно) утечки на этапе подготовки санкций, то для OFAC это практически немыслимо. Контакты OFAC с «внешним миром» сильно ограничены, рассказывает Феррари. Ни частные лица, ни компании не уведомляются об их внесении в санкционные списки до официальной публикации на сайте Минфина. Кроме того, OFAС не консультируется с бизнесом на предмет того, стоит ли вводить те или иные санкции. Ведомство понимает, что любые санкции априори наносят ущерб американской экономике, но такова цена за отстаивание внешнеполитических интересов.

«Бюджетное» ведомство

OFAC располагается прямо через дорогу от головного здания Минфина США в Вашингтоне, в здании, больше похожем на «технический офис», пишет Сарате. По различным данным, в OFAC работают от 175 до 200 человек. Число сотрудников самого Минфина США превышает 100 тыс. OFAC настолько секретный, что пресс-служба Минфина США отказывается называть даже точный штат ведомства.

По словам Феррари, большинство сотрудников OFAC молоды — от 28 до 43 лет. У них может быть разнообразный бэкграунд, но большинство получали юридическое образование и владеют очень четким пониманием внешнеполитических задач.

Несмотря на важность задач, OFAC — очень «экономное» и даже «прибыльное» для бюджета агентство. В 2012/13 финансовом году, согласно правительственным документам, его бюджет составил чуть более $30 млн (для сравнения, бюджет всего Минфина США — $14 млрд). При этом только с начала 2014 года агентство «заработало» около $1,2 млрд за счет взыскания штрафов за нарушение санкционных режимов. В прошлом году собранные OFAC штрафы составили $137 млн, что также превышает его бюджет, который в последние годы почти не менялся.

Команда OFAC «работает до изнеможения», говорил замглавы Минфина по борьбе с терроризмом и финансовой разведке Дэвид Коэн на слушаниях в сенате в 2013 году. Он отвечал на вопрос, достаточно ли у OFAC ресурсов, чтобы адекватно осуществлять иранские санкции. В интервью WSJ в феврале нынешнего года директор OFAC Адам Шубин также отмечал, что его подчиненные «работают на пределе своих возможностей [...], но им это нравится».

Разработчики санкций не обладают никакими преференциями по сравнению с другими госслужащими США. Сейчас на сайте USA.gov (единый портал, содержащий информацию о вакансиях во всех федеральных агентствах США) открыты четыре вакансии в OFAC: ведомство ищет заместителя директора, который будет курировать направление по выдаче лицензий, старшего аналитика по контролю за выдачей лицензий, программиста и, собственно, «разработчика» санкций (Sanctions Investigator).

На самый высокий оклад может рассчитывать замдиректора OFAC — от $124,995 тыс. до $157,100 тыс. в год (385–485 тыс. руб. в месяц). Рядовой сотрудник, который будет непосредственно заниматься надзором за исполнением санкций, может претендовать на $63,09–116,901 тыс. в год (195–361 тыс. руб. в месяц) в зависимости от опыта. OFAC ожидает «значительного интереса соискателей к вакансии».

Приблизительно столько же будет получать аналитик ЦРУ, специализирующийся на поиске информации в открытых источниках на иностранных языках.

Открытые вакансии в OFAC отчасти свидетельствуют о масштабах его работы, писал Bloomberg в прошлом месяце. Дело в том, что санкции ужесточаются и усложняются быстрее, чем юрфирмы и банки успевают подготовить специалистов в этой сфере, поэтому последним остается только переманивать сотрудников самого ведомства. В прошлом году как минимум восемь человек покинули OFAC и не меньше шести — с начала 2014 года.

Штрафы за нарушение санкций растут пропорционально количеству фигурантов в санкционных списках: например, в июле этого года французский банк BNP Paribas обязался выплатить американским властям рекордный штраф в размере $9 млрд за проведение «запрещенных» транзакций в интересах клиентов из Ирана, Судана и Кубы. И потому за ценные кадры, знакомые с санкционными программами изнутри, банки готовы переплачивать. По данным Bloomberg, оклад специалистов по санкционному законодательству в банках может быть на 25–50% выше, чем на госслужбе, и это не считая годовых бонусов.