Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Живопись с рельефом
Лента новостей 0:30 МСК
Ученые обнаружили ближайшую к Земле потенциально обитаемую планету Политика, Вчера, 23:31 СМИ сообщили о возможном избежании наказания захватившим банк в Москве Общество, Вчера, 23:22 Танковый щит Турции: как Анкара поставила Москву в сложное положение Политика, Вчера, 23:01 Приговор с предупреждением: почему власти стали суровее к националистам Политика, Вчера, 22:22 Захвативший банк в Москве предприниматель сдался полиции Общество, Вчера, 22:09 Из здания захваченного банка в Москве освободили последнего заложника Общество, Вчера, 22:04 Захвативший отделение банка в Москве освободил третьего заложника Общество, Вчера, 21:58 Связанные с Пригожиным компании заподозрили в создании картеля Бизнес, Вчера, 21:12 Захвативший банк в Москве записал видеообращение к Путину Общество, Вчера, 21:10 Полиция сообщила об освобождении двух заложников в захваченном банке Общество, Вчера, 21:00 Полиция установила личность захватившего отделение банка в центре Москвы Общество, Вчера, 20:50 Число жертв землетрясения в Италии увеличилось до 120 Общество, Вчера, 20:43 В Петербурге задержали двух лидеров партии ПАРНАС Политика, Вчера, 20:37 Захвативший банк в Москве назвал себя обанкротившимся предпринимателем Общество, Вчера, 20:29 Мединский назначил нового гендиректора Росгосцирка Политика, Вчера, 20:02 К захваченному неизвестным отделению банка в Москве прибыл глава МВД Общество, Вчера, 19:58 «Первый канал» нашел замену Ираде Зейналовой в итоговой программе «Время» Политика, Вчера, 19:57 Фонд Навального попросил ФСБ проверить «сговор» подрядчиков Минобороны Политика, Вчера, 19:52 WSJ назвал Набиуллину «воскресительницей» экономики России Финансы, Вчера, 19:24 Вооруженные люди напали на Американский университет Афганистана в Кабуле Политика, Вчера, 19:19 Повстанцы захватили половину города в Сирии во время турецкой операции Политика, Вчера, 19:10 Неизвестный с коробкой на шее пригрозил взорвать банк в центре Москвы Общество, Вчера, 19:10 В Москве задержали действовавших от имени Шакро Молодого вымогателей Общество, Вчера, 19:03 ЦБ назвал причину снижения зависимости курса рубля от цены на нефть Экономика, Вчера, 19:02 ЦБ предсказал сохранение дефицита ликвидности до конца года Финансы, Вчера, 18:53 Сплошное надувательство: как «биван» сделали модным товаром Свое дело, Вчера, 18:53 «Магнит» попал в рейтинг самых инновационных компаний по версии Forbes Бизнес, Вчера, 18:31
Газета № 072 (1847) (2304) //1148 23 апр 2014, 00:05
Елена Краузова
Живопись с рельефом
Российский стартап научил принтеры технике Ван Гога
Фото: РБК

Раньше, для того чтобы сделать максимально приближенную к оригиналу репродукцию картины, было необходимо прибегнуть к ручному труду художника. Российский стартап Prixel разработал технологию, которая позволяет печатать такие копии, полностью передавая текстуру мазков живописца. Стоимость реплики составит не больше 200 долл. Prixel привлек 300 тыс. долл. посевных инвестиций. Но развитие технологии в России может затормозить законодательство о музейном фонде.

«Обычные репродукции картин Ван Гога, конечно, передают настроение художника, общее впечатление от живописного произведения, но без повторения контуров формы мазков его кисти не передать уникальность техники живописца», — говорит предпринимательница Любовь Черевань. В ее руках 3D-копия «Звездной ночи» Ван Гога. Художник работал в технике импасто — не разбавлял краски, а выдавливал их прямо на холст, на котором оставались тяжелые густые мазки. Эта текстура полностью передана в напечатанной репродукции. Идея использовать обычные типографские широкоформатные ультрафиолетовые принтеры для рельефной печати пришла молодой предпринимательнице в голову несколько лет назад, когда она еще училась в Санкт-Петербургском государственном университете информационных технологий, механики и оптики (СПбГУ ИТМО). Воплотить ее в жизнь помог однокурсник — Кирилл Авдеев. Он написал программу, получившую название Prixel, которая смогла «считывать» не только сами контуры мазков, но также цвет и блеск красок.

Как это работает

Для создания виртуальной 3D-модели Prixel использует набор фотографий (минимум 2). Они автоматически обрабатываются на компьютере при помощи специального софта, который представляет картинку как массив слоев. Информацию о слоях Prixel хранит в файле в собственном разработанном формате. Этот файл отправляется на принтер, где растровый процессор (Raster Image Processor) переводит его в форму, понятную устройству. Процессор «рассказывает» принтеру, как расположить точки на каждом из слоев, а также то, как они должны накладываться друг на друга.

Первую версию Prixel Черевань и Авдеев представили в стартап-школе SumIT петербургского акселератора iDealMachine в мае 2013 года. Тогда стартап получил от акселератора 20 тыс. долл. На эти деньги предприниматели усовершенствовали софт, который стал точнее определять слои, и разработали свой формат данных. Средства ушли в основном на краски и аренду небольшого ультрафиолетового принтера Mimaki. Основатели компании провели около 20 тестовых оцифровок рельефных полотен.

Поначалу себестоимость инновационной печати репродукций оказалась высока. Инвесторам из iDealMachine команда проекта презентовала небольшую репродукцию (20×25 см), которая обошлась в 5 тыс. долл. Тогда технология основывалась на печати одновременно на 3D-принтере и на УФ-принтере. За полгода Prixel удалось снизить себестоимость в 500 раз за счет отказа от использования 3D-принтера и доработки технологии. Сейчас создание картины размером 40×50 см обходится в 40 долл.

Сейчас Prixel адаптировал софт для принтеров российской компании Sun. Всего в мире не более десяти известных марок УФ-принтеров, для них Prixel будет «подстроен» в течение года.

Выбрали отечественные деньги

Сейчас стартап закрывает сделку по привлечению посевных инвестиций в размере 300 тыс. долл. от консорциума частных инвесторов из Санкт-Петербургского сообщества бизнес-ангелов и все того же iDealMachine.

Чуть больше 50 тыс. долл. пойдет на покупку собственного УФ-принтера. Остальные деньги будут потрачены на доработку технологии (увеличение точности «расслоения» картины и автоматизация отправки цифровых файлов в типографии), а также на продвижение.

До этого Prixel вел переговоры с двумя зарубежными инвесторами: из США и Сингапура. Представители фондов были очень впечатлены технологией и не смогли отличить репродукцию от подлинника без привлечения экспертов. Черевань даже пришлось убеждать таможенников, что в ее багаже не настоящее полотно и для его транспортировки не нужно разрешение Министерства культуры.

Оба иностранных фонда настаивали на переезде проекта в свою страну, тогда каждый был готов вложить в проект 400 тыс. долл. Но молодые бизнесмены предпочли пока оставить компанию в России.

Цена объема

Средняя розничная цена репродукции составит 200 долл., из которых 100 долл. получит типография, а 50 долл. — владелец прав на картину — это либо сам художник, оцифровавший свое творение, либо человек, создавший фото для заливки на сервис. Во втором случае речь идет только о произведениях, которые уже стали общественным достоянием (в большинстве случаев — если после смерти автора картины прошло 70 лет). Если же из-за тонкостей законодательства в сфере авторского права срок охраны авторских прав на картину увеличивается или если художник еще жив, Prixel будет делиться выручкой с каждой отпечатанной модели с автором или родственниками.

В итоге сам сервис получает примерно 50 долл. с каждой картины.

Тем, кто покупает реплику известного произведения или картины современного автора для украшения квартиры, не всегда нужна точность воспроизведения мазка до миллиметров. Поэтому по заказу интернет-магазинов Prixel печатает рельеф в пять-шесть слоев, при этом на глаз подлинник и копия неразличимы. Для ценителей сервис может напечатать 3D-копию и с числом слоев до 20 с меньшей толщиной и более высокой детализацией, картина обойдется в четыре-пять раз дороже. Для интерьерных реплик Prixel может даже обойтись без работы с источником, а «нарастить» объем собственными алгоритмами.

Пока стартап работает с пятью дружественными типографиями, которые печатают картины для начинающих предпринимателей со скидкой 30—50%. Это позволяет Prixel продавать репродукции партнерам по оптовым ценам (на 30—40% ниже розничных). «Пока держим низкие цены, чтобы рассказать магазинам и покупателям о новой технологии и создать массовый спрос на рельефные репродукции», — признается Любовь Черевань.

Сейчас картины от Prixel представлены в нескольких дизайн-студиях в Москве и Санкт-Петербурге, а также в трех интернет-магазинах. Компания выполняет примерно 40 заказов в месяц. Всего за время работы стартапа Черевань и Авдееву удалось продать более ста реплик картин на полмиллиона рублей.

Выход через сувенирную лавку

Prixel планирует масштабировать сервис через развитие партнерской сети, в которую войдут создатели фото для 3D-моделей, магазины репродукций (как онлайн, так и офлайн) и типографии. Пока основная часть репродукций уходит с собственного сайта Prixel. Одновременно сервис ведет переговоры с десятком торговых организаций, которых Черевань и Авдеев убеждают наполнить свои каталоги рельефными копиями.

Основатели сервиса ведут переговоры с Государственным Эрмитажем о размещении в магазине музея копий пяти уже созданных моделей с полотен Эрмитажа (картины импрессионистов). Основатели сервиса надеются, что им удастся договориться с администрацией музея об оцифровке картин в его фонде, так как пока цифровых трехмерных копий шедевров живописи у музея нет.

Впрочем, Владимир Матвеев, заместитель директора Государственного Эрмитажа, скептично настроен в отношении современных интерактивных технологий воспроизведения живописи. «В музее есть произведения рельефной живописи, когда художник просто выдавливает краску из тюбика на полотно. Например, на картинах одного польского художника краска отходит от плоскости самого холста почти на 2,5 см, — рассказывает Матвеев. — Естественно, со временем краска на таких произведениях ссыхается и опадает. Сохранить такие картины сложно — нужно думать об этом, а не о создании 3D-копий».

В российском представительстве американской компании Museum On Line (создала электронный магазина на сайте Эрмитажа) РБК заявили, что о технологии Prixel слышали, но с создателями проекта конкретных договоренностей еще нет.

«Спроситься» у музея

Развитие стартапа осложняет №54-ФЗ, который запрещает воспроизводить музейные объекты в коммерческих целях без согласования с дирекцией музея.

«Музей может обладать исключительными правами на произведение искусства, если того пожелал его автор или родственники после его смерти. Если музей установит, что кто-то без его ведома продает репродукции такого произведения, он может потребовать от нарушителя выплатить либо оборотный штраф (привязаны к выручке от уже совершенных продаж), либо штраф в размере от 10 тыс. до 5 млн руб., как то установлено в ГК РФ, — говорит Татьяна Кормилицына, адвокат, партнер юридической группы «Яковлев и партнеры». — Если же речь идет о репродукции произведения, которое уже перешло в общественное достояние, то №54-ФЗ предусматривает, что картины переходят в разряд вещей как объектов гражданских прав. То есть владелец полотна (музей) сам устанавливает размер платы за право воспроизведения изображения. Это может быть разделение выручки от продаж, паушальный взнос в начале сотрудничества или вообще дарение».

Один из сотрудников Русского музея рассказал РБК, что в случае обращения издательств или создателей каталогов право на воспроизведение одной картины обходится примерно в 3,3 тыс. руб. В цену входит и разрешение на профессиональную фотосъемку в зале. «Обычно, предоставляя право на воспроизведение картины, мы прописываем в договоре, как будет она использоваться и где, — говорит Дмитрий Ильин, юрисконсульт Русского музея. — Если мы узнаем, что кто-то в частном порядке фотографирует картины, где-то распечатывает их копии и строит на этом бизнес, мы обращаемся с претензией. Впрочем, пока до судов дело не доходило, удавалось договариваться на взаимоприемлемых условиях».

Руководители интернет-магазинов репродукций заявили РБК, что если картина перешла в общественное достояние, распространение их копий не может ограничиваться музеем. «Нормы №54-ФЗ действуют для предметов искусства, которые не перешли в общественное достояние. Они означают, что музей может передать право на использование воспроизведений даже для ныне живущего автора, если автор дал соответствующее разрешение музею. Но этот закон не относится к огромному количеству магазинов, работающих, кстати, не только в России, но и во всем мире, продающих репродукции известных художников без каких-либо разрешений от музеев, владеющих оригиналами работ», — говорит Артем Сизоненко из магазина «Холст». Сизоненко ссылается на ст. 1282 Гражданского кодекса, которая устанавливает, что «произведение, перешедшее в общественное достояние, может свободно использоваться любым лицом без чьего-либо согласия или разрешения и без выплаты авторского вознаграждения». При этом сохраняются права автора на имя и неприкосновенность произведения.

Получается, что при таком противоречии между нормами свободное использование изображения картины, уже перешедшего в общественное достояние, с точки зрения авторского права правомерно. Но продавцам репродукций стоит учесть, что музеи могут предъявить к ним претензии — и суд, скорее всего, будет учитывать и положения Закона о музейном фонде.

Анализ судебных актов юрисконсультом РБК Ксенией Кирсановой показал: часто суды считают, что для музейных экспонатов установлены особые правила обращения, и эти нормы никак не пересекаются с нормами законодательства об авторском праве.

Prixel выходит из этой ситуации так: в каталоге сервиса сейчас — только репродукции современных художников и копии полотен из зарубежных музеев, где более демократичное законодательство в отношении картин, перешедших в общественное достояние.

В России проект планирует продавать копии картин из музейных фондов в магазинах при самих музеях. Если же кто-то «зальет» на Prixel фото, сделанные самостоятельно, сервис возьмет договоренности с музеем на себя, хотя право на модель останется за фотографом.

Планы

До конца года Prixel хочет отправить по одному агенту в США и в Азию (в Китае, например, европейские импрессионисты пользуются огромной популярностью), а также оплатить работу одного агента по всей России. Эти люди будут фотографировать картины в музеях и одновременно работать как торговые представители с магазинами. Параллельно Черевань и Авдеев будут искать партнеров-ритейлеров на художественных выставках. Хотят также договориться с Amazon. По данным предпринимателей, через раздел Art на сайте ежегодно продается около 300 тыс. репродукций, причем самые популярные авторы —как раз Ван Гог и Пикассо. На Amazon они представлены в 2D, в то время как техника их живописи идеальна для воспроизведения в 3D-технологии Prixel.

Несколько тысяч долларов стартап потратит на рекламу своего интернет-магазина. К декабрю 2014 года Prixel хочет подключить более 150 ритейлеров и выйти на объем продаж в 1,2 тыс. картин в месяц. В итоге к концу года стартап планирует выйти на выручку в 2,5 млн долл. Свой потенциальный мировой рынок бизнесмены оценивают в 3,6  млрд долл.

«Дорогие» конкуренты

Prixel представила свою разработку почти одновременно с лидером фотоиндустрии Fujifilm. Похожую технологию компания тестировала прошлым летом в сотрудничестве с музеем Ван Гога в Амстердаме. Способ основывается на технологиях 3D-cканирования, цифровой обработки изображения и технологиях УФ-печати на собственных УФ-принтерах Fuji. При этом процесс изготовления копии идет с таким вниманием к деталям, что за день по технологии Fuji можно печатать не более трех репродукций. По сообщениям в западных СМИ, каждая копия от Fuji будет стоить 25 тыс. евро (более 33 тыс. долл.).

Осенью 2013 года схожую разработку анонсировала Canon Oce Group: компания разработала систему для детального 3D-cканирования полотен с использованием фотокамер. О стоимости копий, созданных по технологии Canon Oce Group, не сообщалось.

Сергей Фрадков, управляющий партнер iDealMachine:

«Когда мы впервые познакомились с командой Prixel, они презентовали идею, которая сводилась к производству сувенирной продукции с помощью разработанной технологии. Они даже сделали мне объемный магнитик на холодильник из фотографии моей собаки. Получилось очень реалистично. Команда нам понравилась, они были готовы нас слушать и мы их позвали в инвестиционную сессию. В итоге родилась текущая концепция платформы.

Сейчас задача проекта быстро нарастить продажи и показать скептикам востребованность таких качественных копий. Основные риски стартапа связаны с масштабированием — как построить партнерскую сеть галерей, как подписать типографии, как набрать массу произведений искусства. Но я верю в команду и считаю, что у этого сервиса большое будущее».