Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Золото — варварский реликт
Лента новостей 18:47 МСК
Дворкович рассказал о повышении НДПИ и акцизов в 2017 году Бизнес, 17:29 Удмуртская ПАРНАС предложила исключить Яшина из партии Политика, 16:52 Швейцарцы проголосовали за усиление спецслужб и против повышения пенсий Политика, 16:30 Неизвестный облил фотографии в Центре братьев Люмьер Общество, 16:13 Обвиняемого в беспорядках в цыганском поселке в Екатеринбурге арестовали Общество, 15:59 Пять человек погибли в ДТП с пассажирской «Газелью» в Дагестане Общество, 15:28 МИД ответил на обвинение Бориса Джонсона в затягивании конфликта в Сирии Политика, 15:06 Глава МЧС предложил властям задымленных районов Сибири извиниться Общество, 15:04 Турция назвала условие для участия в операции США против ИГИЛ в Ракке Политика, 14:35 В Красноярском крае нашли обломки пропавшего накануне вертолета Общество, 14:31 В Иордании у суда застрелили обвиняемого в оскорблении ислама писателя Общество, 13:41 Центр братьев Люмьер закрыл фотовыставку «Без смущения» Общество, 13:29 Первый вице-премьер Крыма поблагодарил Киев за продовольственную блокаду Политика, 12:46 Глава МИД Британии обвинил Россию в затягивании войны в Сирии Политика, 12:13 Жертвами атаки смертника в Багдаде стали семь человек Общество, 12:07 В Подмосковье электричка врезалась в пересекавший пути автомобиль Общество, 11:26 Глава Минсельхоза выступил за продление западных санкций на пять лет Экономика, 11:22 Фестиваль «Круг света» в Москве. Фотогалерея Фотогалерея, 11:17 Медведев рассказал о важности машиностроения для экономики России Экономика, 10:37 В Китае запустили крупнейший в мире радиотелескоп FAST Технологии и медиа, 10:03 На российско-индийских учениях прошли тренировки по огневой подготовке Политика, 09:00 Полиция установила личность подозреваемого в стрельбе в Вашингтоне Общество, 08:03 Индия вытеснила Южную Корею из пятерки крупнейших автопроизводителей Экономика, 07:22 Три пляжа на острове Пхукет в Таиланде закрылись из-за ядовитых физалий Общество, 07:17 Прах писателя Трумена Капоте продали на аукционе за $45 тыс. Общество, 06:50 Полиция задержала подозреваемого в убийстве пятерых человек в Вашингтоне Общество, 05:56 Восемь человек получили ранения в результате стрельбы в Балтиморе Общество, 05:32
Газета № 24 (1557) (1102) 11 фев 2013, 00:05
Перевод Александра Полоцкого
Золото — варварский реликт
Главный стратег Bank Vontobel о том, как надежнее сохранить свои капиталы
Фото: Bank Vontobel AG

Фундамент, на котором стоят деньги, — доверие. Од­нако сейчас в мире и в бизнесе появились признаки того, что доверие ослабевает, считает главный стратег швейцарского Bank Vontobel Кристоф Бернар. В интервью Handelsblatt банкир рассказал о том, как богатые люди обеспечивают защиту своего капитала и какое место в портфеле инвесторов должны занимать ценные бумаги и золото.

— Г-н Бернар, кто может гарантировать, что в будущем деньги будут иметь хоть какую-нибудь стоимость?

— Никто. Фундаментом для денег служит доверие. Для нас является само собой разумеющимся, что мы идем в булочную и можем обменять их на хлеб. Банкнота сама по себе ничего не стоит — в отличие от серебряных и золотых монет, которые представляют собой материальную ценность.

— Раньше валюты были гарантированы золотым запасом, то есть драгоценным металлом, объем которого невозможно произвольно увеличить, и, следовательно, никто не мог напечатать произвольное количество денег.

— Нынешняя ситуация достаточно новая, ведь взаимосвязь валют и золота была разрушена сравнительно недавно, всего 40 лет назад. Между тем золото в качестве платежного средства было введено еще при Крезе, царе Лидии, в 560 году до н.э., — и с тех пор в известной степени сохранило свою покупательную силу. Так, в Вавилоне за одну тройскую унцию вы могли купить где-то 350 караваев хлеба. Примерно столько же, сколько и в наши дни.

— Нужен ли нам новый золотой стандарт?

— Привязка к золоту не была бы с современных позиций разумным шагом. Именно потому, что количество золота, которое может быть добыто, ограниченно. Если бы от него зависел объем денежной массы, то это стало бы искусственным тормозом экономического роста. Во время Первой мировой войны Велико­британия практически разорвала связь между золотом и своей валютой. Когда же после окончания войны англичане сделали попытку снова привязать фунт стерлингов к золоту, это привело к сильной инфляции. Следствием упрямой фиксации на золоте стало появление двух миллионов безработных. Имея в виду именно тот период, знаменитый английский экономист Джон Мейнард Кейнс называл золото варварским реликтом.

— Для того чтобы бумажная валюта сохраняла стабильность, политики и центробанки должны соблюдать строгую дисциплину. Возможно ли такое в принципе?

— Немецкий Бундесбанк продемонстрировал, что это возможно. Если бы дойчмарка имела жесткую привязку к золоту, то с высокой степенью вероятности можно утверждать, что такого ВВП Германия добиться бы не смогла. Вообще-то бумажные деньги являются лучшим средст­вом для регулирования экономического роста и инфляции. Но для этого центробанк должен сохранять независимость. Тут я должен признать, что в этом смысле Бундесбанк был и остается скорее исключением.

— Центробанки продолжают заливать рынки дешевыми деньгами. Считаете ли вы это правильным?

— Если бы начиная с 2008 года центробанки этого не делали, то мы бы получили депрессию с непредсказуемыми последствиями. До сих пор меры эти были правильными. Но мне интересно, каким образом они теперь собираются, с одной стороны, сокращать горы долгов и, с другой стороны, ужимать неи­моверно разбухшие балансы.

— Богачи скупают произведения искусства, дорогие вина и часы. Как долго они будут так поступать?

— Десятилетия. Все проблемы откладываются на будущее. Глава ЕЦБ Марио Драги уверяет, что покупает облигации только с максимальным сроком погашения в три года. Он полагает, что это не финансирование государств, а всего лишь оказание кратко­срочной помощи, промежуточное финансирование, так сказать. Я не уверен, что он сможет долго оставаться в этих рамках. Если ты однажды уже поддался какому-то соблазну, то велика вероятность того, что он овладеет тобой снова. Пример тому — США. Сначала ФРС тоже покупала только краткосрочные облигации, но потом сроки погашения скупаемых бондов стали постепенно увеличиваться. Сейчас Бен Бернанке покупает облигации со сроком погашения 30 лет.

— И к чему это может привести?

— Я попробую сформулировать свой ответ очень осторожно: это увеличивает вероятность того, что когда-нибудь (мы не знаем когда) доверие к валюте будет подорвано.

— А более конкретно?

— Когда население столкнется с тем, что за свои деньги не может больше получать эквивалентную стоимость, то события могут начать развиваться стремительно. В движение придет инфляционная спираль. Не думаю, что все зайдет так же далеко, как во времена Веймарской республики, когда всего за шесть недель инфляция достигла 1000%. Однако развитие это может быть и ползучим, скрытным.

— Видите ли вы уже подобные признаки?

— В Велико­британии, США, да и в зоне евро в последние время мы уже видели примеры отрицательных процентных ставок. Покупая двухлетние облигации Бундесбанка, вы за них ничего не получаете. Инвесторы идут на потерю покупательской способности до 2% в год ради гарантии по своим требованиям к Германии, исходя из того, что они будут выпла­чены им в дойчмарках, если евро рухнет.

— Но большинство на­селения этого пока не чувствует.

— Конечно, ведь потребительские цены остаются сравнительно стабильными. Быть может, немного подорожало пиво, но в целом существенных изменений цен на основные товары не происходит. Новый VW Golf стоит не больше, чем старый. Более совершенный в техническом отношении автомобиль вы получаете по той же цене. Это — дефляция. Стабильной остается и стоимость аренды квартиры, если вы, конечно, не живете в центре Берлина, Дюссельдорфа или Мюнхена. Можно даже сказать, что для среднестатистического немца сегодняшний уровень инфляции вполне терпим. Проблемой является скорее дефляция в отношении зарплат из-за высокой безработицы в Европе. Совсем по-другому выглядит ситуация для некоторых состоятельных людей. Для них инфляция может быть более опасной.

— Так мы должны посочувст­вовать богачам?

— Мы уже наблюдаем инфляцию стоимости активов. Деньги центробанков до экономики почти не доходят. Часть этой ликвидности идет на приобретение материальных ценностей или товаров, про которые покупатели думают, что через десять лет их стоимость возрастет. Богачи инвестируют свои деньги, к примеру, в недвижимость: в Лондоне, Париже, Германии. Кто-то покупает произведения искусства или дорогие часы. Вы только посмотрите, как много швейцарских часов продается в мире. Это знак того, что некоторые люди хотят обладать чем-то, что сохраняет свою стоимость, требует для хранения мало места и, возможно, еще и просто радует. Богатый человек, как правило, думает о многом.

— Если бы самой большой проблемой был недостаток места для коллекции часов, то это еще можно пережить...

— Давайте представим себе, что у вас есть миллиард. Что вы с ним сделаете? Самое ценное, что вы, исходя из размеров требуемого для хранения места, можете найти, — это плутоний. Но, по всей вероятности, такая инвестиция все же не лучший вариант. Значит, вы купите произведение искусства. Полотно работы Пикассо. Метр на метр, цена от 80 млн до 100 млн евро. Еще вы купите себе часы, например за 200 тыс. евро. Купив их десяток или два, вы инвестируете уже чуть больше денег. Можно приобрести еще и пару раритетных ретроавтомобилей. Вы можете взять пример и с китайцев, которые вкладываются в редкие вина Bordeaux.

— Если забыть про часы и ретроавтомобили, что может послужить защитой капитала?

— Главное правило: свое богатство нужно диверсифицировать, и важная роль тут отводится золоту.

— А казалось, что вы за что-то недолюбливаете золото.

— Золото хорошо в экстремальных ситуациях. Золото защищает от инфляции, как это было в 1970-е годы. Во время дефляции все немного сложнее, но и тогда золото не помешает. Напротив, золото вам никак не пригодится, если инфляция остается в нормальных рамках, а экономика хоть как-то растет — не слишком быстро, не слишком медленно. Однако ничего подобного в обозримом будущем не предвидится.

— Что вы могли бы сказать по поводу акций?

— Хорошая акция тоже является материальной ценностью. Nestle, Siemens и Beiersdorf — это сильные бренды, имеющие хороший запас прочности. Если эти компании просуществуют еще десять лет и государство их до тех пор не национализирует, то свою покупательскую способность вы, имея эти акции, с высокой долей вероятности сохраните — безразлично, в какой валюте.

— Как выглядит надежный портфель инвестиций?

— Отчасти это зависит от того, что является главным приоритетом. Если вы хотите иметь крепкий портфель для того, чтобы избежать убытков и иметь постоянный доход, то выглядеть он должен следующим образом: 20% — гособлигации Германии, Швейцарии и США, 15% — облигации развивающихся стран и 20% — корпоративные облигации. Кроме того, 25% — акции, 10% — золото, 5% — сырьевые материалы и еще 5% — альтернативные инвестиции типа хедж-фондов. Но это, конечно, лишь примерные цифры. Для некоторых частных клиентов имеет смысл иметь в своем портфеле долю золота и до 20%.

”Handelsblatt”width=200