Лента новостей
Ватикан извинился за оскорбление геев папой римским 20:56, Новость На Украине предупредили, что работу энергообъектов не восстановят до зимы 20:55, Новость Прокуратура опровергла планы изъять и уничтожить книгу «Вредные советы» 20:52, Статья Главой связанной с Играми дружбы ассоциации стал экс-генсек ФИФА 20:48, Статья Приводивший «Питтсбург» к победе в Кубке Стэнли тренер возглавил «Сиэтл» 20:28, Статья Бывшего топ-менеджера криптобиржи FTX приговорили к 7,5 годам тюрьмы 20:28, Статья Макрон предложил позволить Украине удары по военным объектам России 20:24, Статья Правительство Таиланда одобрило заявку на членство в БРИКС 20:19, Новость Украина подписала договор о безопасности с Португалией 20:17, Статья Оружейный концерн Rheinmetall подписал спонсорский контракт с «Боруссией» 20:16, Статья Бывшего мэра Магаса объявили в розыск 20:13, Статья Экс-военкома Одессы после уплаты залога задержали по новому обвинению 20:09, Новость Троих детей на электросамокатах сбили в Москве 20:06, Новость В ГД предложили снизить компенсацию дольщикам за некачественное жилье 20:01, Статья В Херсонской области сообщили о перехвате летевшей в сторону Крыма ракеты 19:56, Статья Ельцин-центр отменил мастер-класс соавтора клипа Pussy Riot 19:49, Статья Власти объяснили звук взрыва в Ростовской области 19:42, Новость В Белгородской области объявили ракетную опасность 19:37, Новость
Газета
«Артек» никогда не будет окупаться»
Газета № 136 (2153) (0308) Общество,
0

«Артек» никогда не будет окупаться»

Гендиректор «Артека» — о реконструкции, подрядчиках и задачах детского лагеря
Фото: Сергей Искрицкий для РБК
Фото: Сергей Искрицкий для РБК

Теперь 95% детей, отдыхающих в «Артеке», — граждане России, поездка достается «за достижения» и оплачивается из бюджета; только 5% путевок продается, рассказал РБК гендиректор лагеря Алексей Каспржак. По его словам, на туристический рынок «Артек» не ориентируется, это «общественный институт».

«Бренд будет присутствовать на всей территории страны»

— Вы стали директором лагеря год назад. В каком состоянии вам достался «Артек»?

— Все предыдущие годы хозяйство велось таким образом, что мы фактически получили абсолютно неоформленное, юридически незащищенное и не очень организованное предприятие, у которого с 1996 года даже не было никаких прав на землю. Документы на имущество лагеря до сих пор находятся в абсолютно нелегитимном поле, нужно ходить и смотреть, существует ли каждое конкретное здание в реальности или нет. Например, на бумаге есть некоторое количество зданий, которые вроде бы были построены, а по факту там даже котлован рыть не начали. В этом смысле ситуация была очень непрозрачной, и все ей пользовались для решения каких-то своих странных задач, не относящихся к основной деятельности «Артека». По увеличению доли объектов, которые работали не на основную деятельность лагеря, по появлению гостиниц было понятно, что генеральной линии у партии нет, и каким будет развитие «Артека», никто себе не представлял.

— А после того, как «Артек» был передан в собственность Минобрнауки, эта генеральная линия появилась?

— Ну конечно! Появилось четкое понимание, что «Артек» работает для детей, что это образовательный центр, который будет развиваться и увеличивать свою пропускную способность. С набережной уехали пивные палатки, в сам лагерь начали вкладывать деньги.

— Вот как раз про финансы хотелось бы поговорить: за 2015–2020 годы на развитие «Артека» из государственного бюджета будет выделено более 23 млрд руб. Сколько денег уже вложили на данный момент и на что они были потрачены?

— В прошлом году правительство выделило транш в размере 1,2 млрд руб. Эти деньги пошли на обеспечение функционирования лагеря: зарплаты, эксплуатацию, ремонтные работы — на их начало мы потратили порядка 600 млн. Кроме того, мы тратили эти деньги на приобретение компьютерной и прочей техники, автобусов. В этом году текущий лимит финансовых средств составляет 3,5 млрд — на капитальный ремонт и реконструкцию лагеря. Есть еще средства, предназначенные на обеспечение деятельности лагеря. Они в основном законтрактованы, но еще не использованы.

— В апреле компания Bosco Михаила Куснировича выиграла тендер на поставку формы в «Артек» на сумму 142 млн руб. Контракт тоже входит в эту программу?

— Да, это средства программы развития. В рамках этого контракта мы получили подрядчика, который известен в России, имеет свою розничную сеть. Мы сейчас оформляем права на совместный логотип, который разработали вместе с Bosco. Мы предполагаем, что форма будет продаваться за пределами «Артека» и, таким образом, станет рекламой о нас. Кроме того, мы будем проводить конкурсы на право использования нашей символики, нашего товарного знака, то есть с каждой проданной вещи мы будем получать роялти.

— Как вы будете определять размер этого роялти?

— Будут проходить конкурсы, аукционы, и одним из факторов, который будет учитываться при определении победителя, станет цена: кто больше даст, с тем мы и заключим контракт. Надо понимать, что это касается не только формы, но и других направлений. Есть компании из других сегментов, которые заинтересованы в использовании нашего логотипа. Например, у «Объединенных кондитеров» уже есть шоколадки «Артек», и сейчас мы ведем с ними переговоры по расширению линейки продукции. Нам кажется, что бренд «Артек» может сам зарабатывать, и в этом мы видим одну из перспектив с точки зрения получения дополнительных доходов, которые позволили бы нам хотя бы в какой-то части развиваться самостоятельно.

— Какие конкурсы могут быть проведены в ближайшее время?

— В первую очередь это все, что входит в понятие «одежда»: там есть разные категории, и по каждой из них будет проведен тендер. Я думаю, к осени мы это реализуем. Заниматься этим хотят известные компании, но в первую очередь в этом, конечно, заинтересована Bosco. Кроме того, в этом году высока вероятность проведения тендеров на использование нашего логотипа в шоколадной и молочной продукции.

— Уже есть претенденты?

— Есть, это все крупные игроки, но назвать их я пока не могу. Но могу точно сказать: внимание к «Артеку» есть, есть желание оказывать поддержку, причем не только со стороны бизнеса, но и со стороны чиновников. Не надо сбрасывать со счетов, что за 90 лет в «Артеке» побывали 1,5 млн человек, поэтому любая инициатива может найти не только административный способ решения, но и просто такой «артековский» способ решения.

— У вас есть бизнес-план, сколько денег «Артек» должен самостоятельно зарабатывать в перспективе ближайших лет?

— Давайте мы сразу поймем, что «Артек» — это не место зарабатывания денег, он никогда не будет окупаться. Это расходная статья. «Артек» — это в первую очередь вклад в ребенка, в образовательную систему. Если через «Артек» будет проходить до 40 тыс. детей в год, то уже через 10 лет в каждой школе, в каждой параллели будет по одному «артековцу». И все эти контакты между ними через личный успех будут достаточно устойчивыми: в этом году мы увидели, как на 90-летие «Артека» съехалась тысяча человек со всех уголков нашей страны, разного возраста. Это большой общественный институт, который оценить в денежном выражении очень сложно.

— Но все-таки — контракты, которые вы предлагаете производителям, велики?

— В отдельных проектах, конечно, просчитываем, у нас есть ожидания, но это будет сильно зависеть от тех цифр, которые нам дадут участники аукционов. Давайте сделаем так: когда пройдет хоть один аукцион, мы вернемся к этому разговору. Сейчас могу только сказать, что эти цифры исчисляются десятками миллионов рублей. Но для меня важно даже не это, а то, что мой бренд будет присутствовать на всей территории нашей страны и форму «Артека» можно будет купить, не выходя из дома, в интернет-магазине. А потом надеть ее и пройтись по улицам любого города любой страны.

«Стали называть свои комнаты номерами, а не палатами»

— Планируется, что реконструкция «Артека» будет идти до 2020-го, однако контракт с подрядчиком — компанией «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга — истекает в конце этого года. Будете искать нового исполнителя?

— Не могу ничего сказать, решение по поводу подрядчика принимает правительство РФ.

— Вы в этом никак не участвуете?

— Я только формирую задание на проектирование и, соответственно, осуществляю функцию заказчика. Территория лагеря позволяет увеличить пропускную способность в три, а то и в пять раз. В этом смысле для нас важным является следующий год, когда к имеющимся десяти лагерям добавятся как минимум еще два. Мы рассчитываем, что в следующем году пропускная способность лагеря составит 30 тыс. детей в год, в этом году была 19 тыс. Такие цифры будут достигнуты в том числе за счет того, что с мая лагерь перешел на круглогодичную работу.

— Материалы для строительства в основном с материка доставляются?

— Я вам открою тайну: в Крыму нет песка, который можно использовать для бетона и цемента. Гальку, которой засыпают пляжи, возят из Абхазии. Ну и так далее. В основном материалы, конечно, паромом с материка привозят.

— К лагерю проявляют интерес такие известные бизнесмены, как Куснирович и Ротенберг, — это их собственная инициатива?

— Уверяю вас, мы ощущаем этот интерес со стороны самых разных людей и компаний. Интерес очень простой: не так много однозначно положительных проектов, а в этом проекте очень понятная целевая аудитория, человеческие ценности, которые разделяются всеми слоями общества и воспринимаются как однозначно позитивные. Я думаю, что для бизнесменов прибыль в этом проекте вторична. Наверное, если бы ее вовсе не было, это было бы неправильно... Но вообще в жизни надо сделать какое-нибудь хорошее дело.

— Коммерческие путевки в «Артек» стоят 65 тыс. руб. А сколько составляют расходы на одного ребенка?

— Они примерно столько и составляют, то есть никакая прибыль в эту путевку не заложена. При нынешней организации хозяйства есть вероятность снижения издержек.

— Некоторые обвиняют вас в том, что вы сняли с баланса столовые и прачечные, людям пришлось уволиться...

— Это полное вранье. Да, мы вывели на аутсорсинг питание и обмундирование, в том числе стирку постельных принадлежностей. По контрактам стиркой и обмундированием сейчас занимается Bosco, питанием — московская компания ООО «Социальное питание «Центр». Одно из ключевых требований, которое я предъявил компаниям, выигравшим конкурсы, — чтобы они взяли моих сотрудников на работу, вложились в повышение их квалификации, увеличили им зарплату. В «Артеке» — около 1,6 тыс. человек персонала, в летнее время — 2 тыс. человек. Это количество не сократилось.

— Часть персонала живет прямо на территории «Артека», многие сдают свое жилье туристам...

— На сегодняшний день весь имущественный комплекс передан «Артеку» и закреплен за ним. Некоторое время назад работники лагеря понастроили дома на территории «Артека», стали в них жить, а свои общежития сдавать отдыхающим. При этом никаких прав на эту собственность у них нет. К тому же любую коммерческую деятельность необходимо согласовывать с собственником земли, а этого не происходит, то есть по сути то, что они делают, — незаконно.

Я понимаю, почему работники «Артека» занимались этим раньше. Им платили маленькие зарплаты, и, чтобы как-то выжить, они были вынуждены подрабатывать. Но сейчас ситуация другая. Зарплаты, как я уже говорил, подняли. Кроме того, предусмотрено строительство новых жилых домов для жителей «Артека» [персонала лагеря] — это в общей сложности 1 тыс. человек. На эти цели запланировано потратить 1 млрд руб. Мы будем предлагать людям переселяться в эти дома бесплатно.

— «Артек» всегда был международным лагерем. С присоединением к России для украинских детей возникли препятствия к приобретению путевок?

— Препятствия возникли для всех в равной степени, потому что 95% детей приезжают сюда по путевкам, профинансированным федеральным правительством. Все эти дети — граждане РФ, и поездка в лагерь им достается за их достижения.

Остальные 5% путевок реализуются на коммерческой основе, но только в том случае, если есть свободные места. Прежде всего они ориентированы на детей из других стран. Но тут политика такая: кто успел купить, тот и приехал. У нас есть дети из США, ОАЭ, Европы, Украины — все они приезжают сюда на коммерческой основе. У нас нет никакого разделения, мы никого не выделяем. «Артек» — вне политики, это детский центр, в котором возможны разные мнения. Зачем сложности взрослых переживать детям? Давайте оставим их за пределами их детской жизни.