Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Время сеять
Лента новостей 22:43 МСК
Дешево и спортивно: как Москву готовят к фитнес-революции Свое дело, 22:04 Медведев назначил на пост замглавы Минсельхоза Евгения Непоклонова Политика, 22:03 Лучшие предложения рынка наличной валюты  22:00   USD НАЛ. Покупка 58,09 Продажа 58,14 EUR НАЛ. 61,25 61,20 СМИ сообщили об отмене Трампом предписаний для учеников-трансгендеров Политика, 21:57 «Ренессанс Капитал» снизил оценку акций «Роснефти» из-за роста долга Бизнес, 21:49 NASA обнаружило три пригодные для жизни планеты Технологии и медиа, 21:35 Минобороны Турции назвало «наиболее вероятной» закупку С-400 Политика, 21:18 Правительство выдвинуло Сердюкова в совет директоров ОАК Экономика, 21:06 Госдума одобрила ограничения на денежные переводы на Украину Финансы, 21:05 Пентагон предупредил об ожесточенных боях в Мосуле Политика, 20:40 Автора плана по «аренде Крыма» вызвали на допрос в прокуратуру Политика, 20:37 Кандидат на выборах президента Франции снялся в пользу Макрона Политика, 20:22 Дума узаконит ликвидацию поселений регионами Политика, 20:20 Путин повысил в звании отвечавших за операцию в Сирии генералов Политика, 20:15 Похищенные ворота с надписью Arbeit macht frei вернули в Дахау Общество, 20:08 Освободителей «гольяновских рабов» задержали за незаконную миграцию Общество, 20:03 Инвестиции в новую сеть основателя «Копейки» превысят 4 млрд руб. Бизнес, 19:53 РЖД привлекли $500 млн за счет семилетних евробондов Бизнес, 19:51 Facebook заблокировал страницу советника президента по интернету Общество, 19:45 Впервые в истории Скотленд-Ярд возглавила женщина Общество, 19:36 СМИ узнали о новой должности главы «Ростелекома» Технологии и медиа, 19:22 РПЦ поддержала идею переименования станции «Площадь Ильича» Общество, 18:49 В Крыму начали строительство автоподхода к Керченскому мосту Общество, 18:11 На создание музыкального инструмента болельщика дадут грант президента Общество, 18:03 Госдума одобрила перевод бюджетников на карты «Мир» Финансы, 17:56 Чайка отправил в Совет Федерации обращение об увольнении замгенпрокурора Политика, 17:52 «Роснефть» поручилась на $11 млрд за неназванных контрагентов Бизнес, 17:42 В Турции женщинам-офицерам разрешили носить хиджабы Общество, 17:42
Газета 197 (1730) (2310) 24 окт 2013, 00:35
Елена Краузова
Время сеять
Российскому венчурному рынку не хватает «ранних» денег
Фото: PhotoXPress.RU

95% инвестиций в российские IT-компании на ранних стадиях за последние пять лет будут неэффективными. К такому выводу пришли эксперты RusBase в своих отчетах «Посевные инвестиции в России» и «Инкубаторы и стартапы в России — мезальянс знаний и денег». Они проанализировали 500 сделок, совершенных в России за 2010—2012 годы. РБК daily выделила главные проблемы россий­ского венчурного рынка, зафиксированные в исследовании.

Большинство инвесторов сегодня берут пример с нескольких крупных игроков на рынке венчурного капитала, уже добившихся высокой возвратности вложений. Новички не обладают таким же высоким качеством экспертизы и объемом ресурсов, поэтому не могут получить столь же высокую доходность инвестиций. Усиливает негативный тренд и то, что хотя венчурный рынок растет (согласно Dow Jones Venture Source, в 2012 году он опередил все рынки Европы по темпам роста и достиг 236,55  млн евро), пока он несопоставим с другими, уже сформировавшимися отраслями российской экономики и потому не привлекает большого внимания инвесторов реального сектора. Впрочем, то, что бизнесмены считают венчурные проекты не слишком привлекательными для инвестиций, — лишь одна из проблем. 

Проблема: Сложность ведения инновационного бизнеса в России

«Ведение инновационного бизнеса в России является на сегодняшней день крайне дорогой и невыгодной деятельностью, поэтому российским стартапам гораздо проще открывать свои компании за рубежом и общаться с западными инвесторами», — говорится в отчете. По мнению аналитиков, в 2012 году средняя сумма затрат, необходимых компании от старта бизнеса до начала операционной деятельности, составила около 40 млн руб. для интернет-стартапов и 60—100 млн руб. для бизнесов в других инновационных отраслях.

Однако эксперты считают, что дороговизна запуска бизнеса в России связана скорее с неумением основателей разумно тратить деньги на старте. Александр Туркот, управляющий партнер фонда Maxfield Capital, считает, что понятие «запуск стартапа» можно трактовать слишком широко. «Создать компанию и публично доступную версию продукта интернет-стартап может и должен за значительно меньшие деньги, — уверен он. — Если же говорить о полномасштабном запуске, включая маркетинг и продажи, то все зависит от фокуса и бизнес-модели проекта. Средневзвешенные показатели здесь так же бессмысленны, как средняя температура по больнице».

Проблема: Неготовность российских инвесторов вкладываться на стадии идеи или прототипа

Российские инвесторы пока опасаются входить в компании на самых ранних стадиях. «Проблема российской инновационной экосистемы в том, что на ранних стадиях, то есть в основании пирамиды, проектов явно недостаточно, что из-за отсутствия здорового отсева приводит к снижению их качества по мере прохода на следующие уровни», — говорится в исследовании. Инвесторы в России чаще всего поддерживают компании, которые уже прошли точку безубыточности и ищут деньги на масштабирование бизнеса. Риски при таких вложениях минимальны, и инвесторы могут рассчитывать на высокую доходность. Также российские венчурные фонды и бизнес-ангелы заинтересованы в быстрой продаже стартапа вместе с командой корпоративному игроку. Но стоимость компании в России существенно занижается (обычно бизнес оценивается в 10—30 млн руб.), хотя на Западе стартапы, поглощаемые только ради новой идеи или перспективной команды, оцениваются в сумму 160—800 млн руб.

Эдуард Шендерович, управляющий директор венчурного фонда Kite Ventures, рассказал РБК daily, что активность инвесторов на посевных стадиях низка не только в России, но и в других странах, где нет «рынка покупателя» подобных компаний, например во Франции или Италии. «Финансировать компании, которые не только не понимают, как будут зарабатывать, но и не знают, каким именно будет их продукт, крайне рискованное дело, — считает инвестор. — На более развитых рынках (скажем, в США и Германии) деньги получают не столько сами seed-компании, сколько их основатели — чаще всего если у них уже есть истории успеха. Им верят их коллеги, друзья, просто люди из индустрии. В России же серийных предпринимателей, которые могли бы рассчитывать на такое доверие, пока мало». 

Проблема: Неэффективная грантовая поддержка стартапов на предпосевной стадии 

С 2010 по 2012 год более 60 российских стартапов получили около 20 млн долл. от инфраструктурных и некоммерческих организаций, подсчитали аналитики RusBase. При этом размер гранта для технологической компании в России — в среднем 320 тыс. долл. Авторы исследования считают, что поддержки добиваются почти все команды, подавшие заявки. Отсутствие отбора эксперты связывают с тем, что в конкурсе принимают участие немного команд, многие стартапы просто не знают о возможности получить грант. Жюри нередко вынуждено финансировать проекты низкого качества. В результате команды, освоившие науку «грантопривлечения», становятся победителями все новых конкурсов от разных организаций.

Инвесторы все же считают рост объемов грантового финансирования положительной тенденцией. «Любое привлечение денег в компанию — уже успех для стартапа, — говорит Александра Рассказова, представитель венчурного фонда EVentures Russia. — Гранты позволяют основателям бизнеса прийти к инвестору не с пустыми руками, а с уже работающим прототипом. К тому же инвестор всегда может оценить, насколько эффективно были потрачены гранты, и прогнозировать, будут ли предприниматели так же ответственны по отношению к деньгам фонда». 

Проблема: Агрессивная политика инвесторов при поддержке компаний на посевной стадии 

Инвесторы, входящие в компании на «посевной» стадии (когда у стартапа уже есть прототип, созданный на грантовое финансирование или деньги «семьи-друзей-дураков»), предпочитают забирать от 30 до 80% бизнеса. Это снижает мотивацию предпринимателей. При этом «ранние» инвесторы вкладывают в стартапы в среднем от 100 тыс. до 300 тыс. долл. (средний размер инвестиций с 2010 по 2012 год снизился вдвое — с 400 тыс. до 200 тыс. долл.) — этих денег хватает лишь на год работы. 

При этом фонды и бизнес-ангелы рассчитывают на успешное привлечение инвесторов на следующей стадии, но находят партнера не так быстро, как планировалось. Из-за того что инвесторы нередко забирают большую долю компании и оказывают менторские консультации или, например, предоставляют портфельному проекту офисные помещения и доступ к клиентской базе, снижается степень заслуги самих основателей в успешном развитии проекта. Это негативно влияет на оценку компании. 

Инвесторы же считают, что проблема отсутствия «промежуточного шага» возникает из-за низкого качества компетенций основателей стартапа. «За последние два года мы действительно снизили минимальный размер инвестиций в компании с 300 тыс. долл. (нередко даже больше) до 150 тыс. долл., — говорит Константин Синюшин, глава венчурной компании TheUntittled. — Стартапы должны быть готовы выпустить продукт, проверить спрос на него и жизнеспособность бизнес-модели за меньшие деньги, чем раньше. Если же стартап не «взлетает» на деньги инвестора в обозначенный им срок и встает вопрос привлечения дополнительных инвестиций — это свидетельствует, в первую очередь, о недостаточном уровне знаний и мотивации проектной команды».

Проблема: Отсутствие инвестиций ранней стадии «за МКАД»

Исследователи подсчитали, что до 80% всех «посевных» инвестиций за два последние года сделали москов­ские фонды и бизнес-ангелы. Вторым по активности инвесторов стал Северо-Западный регион (10% сделок — в Санкт-Петербурге). При этом эксперты отмечают высокий коммерческий потенциал разработок в сфере промышленных технологий на Урале и в регионах Сибири. Также велики перспективы стартапов в 12 городах-миллионниках (в них — 9,5% сделок). 

Эксперты RusBase считают, что инвесторы придут в регионы, как только смогут быть уверены в высоком качестве проектов. Этому может способствовать консультативная поддержка инкубаторов и акселераторов, которые сегодня мало занимаются «воспитанием» проектов, а только предоставляют возможность недорого снять офис.

Дмитрий Гальперин, директор по инвестициям Runa Capital, уверен, что инвесторам стоит внимательнее присмотреться к компаниям из Новосибирска, Томска и Красноярска, где есть традиционно сильные технические школы. «Российским технологическим компаниям уже сейчас не хватает квалифицированных специалистов в Москве, — говорит Дмитрий Гальперин. — Компании открывают филиалы в регионах, приносят туда свою экспертизу, это создает почву для появления привлекательных для инвестиций проектов».