Лента новостей
CNN узнал о просьбе Помпео к Лукашенко выпустить политтехнолога Шклярова 03:07, Политика СМИ опубликовали запись переговоров экипажа взорвавшегося танкера 02:55, Общество Нурмагомедов поблагодарил отца после победы над Гэтжи 02:54, Спорт Тренер рассказал о заболевании Нурмагомедова свинкой перед боем с Гэтжи 02:39, Спорт Как в Дагестане отмечали победу Хабиба Нурмагомедова 02:33, Спорт В Москве суд арестовал замглаву Московской таможни Цуканова 02:20, Общество Гэтжи назвал Нурмагомедова величайшим бойцом 02:05, Спорт Роналду обратился к Нурмагомедову после боя с Гэтжи 01:52, Спорт «Аэрофлот» увеличил частоту полетов в Белоруссию, Швейцарию и на Мальдивы 01:37, Общество Франция отозвала посла в Турции после слов Эрдогана о Макроне 01:20, Политика Президент UFC заявил о сломанной ноге Нурмагомедова за три недели до боя 01:02, Спорт В Саратовской области полиция пресекла массовый конфликт диаспор 01:01, Общество Джонс уступил Нурмагомедову первое место в общем рейтинге UFC 00:41, Спорт Макгрегор обратился к Нурмагомедову после объявления о завершении карьеры 00:39, Спорт СК назвал заказным убийство бизнесмена Петрова 00:31, Общество Что делать, когда не знаешь, чего хочется. Тест 00:21 Нурмагомедов попросил поставить его на первое место в общем рейтинге UFC 00:19, Спорт Росморречфлот уточнил данные о пропавших после взрыва на танкере моряках 24 окт, 23:59, Общество Нурмагомедов объявил о завершении карьеры после победы над Гэтжи 24 окт, 23:56, Спорт Нурмагомедов заплакал после победы над Гэтжи 24 окт, 23:54, Спорт Хабиб Нурмагомедов защитил титул UFC в легком весе 24 окт, 23:51, Спорт Meta-luxury в интерьере – новое прочтение роскоши 24 окт, 23:49, РБК и Visionnaire Стартовал бой Нурмагомедова и Гэтжи 24 окт, 23:41, Спорт Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 24 октября 24 окт, 23:36, Общество «Роскосмос» исключил влияние задержания директора на стройку космодрома 24 окт, 23:13, Общество В Москве за сутки умерли 68 заразившихся коронавирусом 24 окт, 23:07, Общество СМИ сообщили о коронавирусе у Александра Кержакова 24 окт, 23:06, Спорт Как в Москве создают экологичную и комфортную для жизни городскую среду 24 окт, 22:54, РБК и ДПиООС
Журнал
«Когда робот начинает делать что-то полезное, его перестают называть роботом»
Журнал Декабрь 2014 Общество,
0

«Когда робот начинает делать что-то полезное, его перестают называть роботом»

Ближайшее будущее совсем не за человекообразными машинами из фантастических фильмов, которые люди привыкли называть роботами, говорит Дмитрий Гришин, гендиректор и совладелец Mail.Ru Group
Фото: Екатерина Кузьмина для РБК
Фото: Екатерина Кузьмина для РБК

Роботы – это наше настоящее: они работают на производстве, летают вокруг Земли, выдают нам деньги или управляют навигацией. Ближайшее будущее совсем не за человекообразными машинами из фантастических фильмов, которые люди привыкли называть роботами, говорит Дмитрий Гришин, гендиректор и совладелец 
Mail.Ru Group. Летом 2012-го он основал компанию Grishin Robotics, инвестировав в различные проекты по всему миру $25 млн личных средств. Журналу «РБК» бизнесмен рассказал о робототехнике настоящего и будущего.

– Два с половиной года назад вы начали инвестировать в робототехнику. За это время отрасль сильно изменилась?

– Произошел сдвиг восприятия. В частности, потому, что роботами заинтересовался Google, причем всерьез: они купили восемь, кажется, компаний. Amazon сейчас тестирует доставку товаров с помощью беспилотников. За эти два с половиной года люди перестали воспринимать роботов как научную фантастику. Венчурные компании начали нанимать hardware partners, то есть людей, которые систематически изучают все, что касается робототехники, «интернета вещей», железа.

– Когда вы говорите «робототехника», вы имеете в виду...

– Можно дать множество определений, но если упрощенно, то робототехника – «умный» софт, совмещенный с «умным» железом. Вместе это и есть робототехника, миграция цифровых технологий в офлайн.

– Значит, что угодно может быть роботом.

– Я бы сказал по-другому... Я не верю в универсальных человекообразных роботов. С точки зрения бизнеса сейчас не имеет смысла их делать. Робототехника будет развиваться в отдельных нишах. В этой отрасли много мечтателей, и это хорошо, но все-таки пришло время превратить ее в массовый продукт для массовой аудитории.

Робототехника пройдет тот же путь, что и смартфоны. В принципе можно было сделать универсальный смартфон уже в 1993 году, он назывался Apple Newton. В нем все было, только очень плохого качества, и его никто не покупал. Надо было дождаться, пока нишевые устройства – MP3-плеер, калькулятор, фотокамера и телефон – станут достаточно хороши. С универсальными роботами так же. Я не говорю, что они не нужны, просто их время еще не настало.

– Робототехника будет выполнять все больше и больше функций, которые пока кажутся нам случайными?

– Да, именно. Как интернет когда-то. 
В 2000-м в Сети было много начинаний, которые считались пузырями. Электронная почта и поиск сразу нашли себе нишу, а онлайн-торговля и многие другие бизнес-модели потребовали дополнительного времени. Робототехника находится в поиске своих тем.

Я инвестировал, например, в компанию PetNet, которая производит роботов для кормления домашних животных. Очень перспективная тема, огромные предзаказы. При помощи робота можно дистанционно покормить свою собаку, можно в миллиграммах измерять, сколько она ест, и по этому графику понять, когда она заболевает. Компания решает простую задачу, а параллельно собирает много данных.

Меня научил этому интернет: люди, которые занимаются робототехникой, не должны работать ради самих технологий, они должны решать проблемы. «Мы сделали крутую роборуку, она двигается!» – «Отлично, молодцы, а сколько она стоит, кто ее будет покупать, кому она понадобится?» – «Рука, говорим, у нас офигенная!» Они на самом деле молодцы, такие люди построят в будущем большие компании. Надо только подумать, кто готов платить за их руку.

– За пределами вашего портфолио какие робототехнические компании стоят на правильном пути?

– Мне нравится компания Nest – хороший пример простой робототехники, которая делает очень много всего. Они производят системы, регулирующие термостаты в жилых домах и позволяющие экономить энергию целым городам. Простой прибор собирает данные, которые компания потом перепродает городам для аналитики.

Лучший пример, конечно, iRobot. Я думаю, через 200 лет в музее робототехники будет стоять их пылесос, потому что это первый массовый потребительский робот. Они создали новую категорию. Теперь кто только не делает роботы-пылесосы, этим никого не удивишь. «У меня робот-пылесос ездит!» – «Ну ок, пусть ездит, привет 
передавай».

– Робототехника будет развиваться за счет возникновения killer applications, «приложений-убийц»?

– Совершенно точно. Сейчас главная задача робототехники – найти те применения, которые поднимут индустрию на следующий уровень. В принципе одно такое уже есть – как раз пылесосы. Есть несколько маленьких – безопасность, удаленное присутствие. И я очень надеюсь, что PetNet станет таким «киллером».

Большие перемены

– Google Car перевернет наши представления о мире?

– Робототехника обязательно придет в автомобильную отрасль, но не через Google Car. Это сложная задача, которая будет решаться постепенно. В то же время есть много частных задач, для решения которых уже имеет смысл применять роботов. Допустим, на парковках – там контролируемая среда, все четко структурировано. Уровень безопасности намного выше, чем на трассе, потому что машина перемещается со скоростью 5–10 км/ч. Подъезжаешь к парковке, нажимаешь кнопку, и она сама едет на место. Мы не получим сразу универсальные машины.

История развития человечества показывает, что большие перемены никогда не происходили сразу. Прежде чем появились теплоходы, люди пользовались гибридами парусников и паровых кораблей, очень долго. Пароходы изначально были быстрее парусников и грузоподъемнее. Но им требовалась угольная инфраструктура в каждом порту. Для робототехнических машин тоже нужна подготовленная инфраструктура. Нужны регулирование, защита, датчики на дорогах, возможно, должна набраться критическая масса машин, способных разговаривать друг с другом.

Так, чтобы сделать машину-робота, требуется множество сложных сенсоров. Tesla производит машины с кучей сенсоров, но не создает робота. Машина должна сначала научиться собирать данные, делать что-то полезное – например, притормаживать, когда нужно, но она пока не универсальна. Tesla, которая выпускает тысячи автомобилей с сенсорами, ближе к роботизированным машинам, чем Google.

– Где в первую очередь появятся роботизированные машины?

– Первые роботы появятся там, где структурированная среда. Я выскажу страшную для российского сельского хозяйства мысль: люди не должны управлять тракторами. Поскольку это четко очерченная среда: трактор просто едет по прямой, поворачивает и едет обратно. Сельское хозяйство полностью изменится благодаря роботам. Уже есть роботы, которые стригут гольф-поля, потому что очень дорого нанимать для этого людей.

Сейчас робототехника присматривается к монотонным, неинтересным занятиям. В 1930–40 годах в каждом лифте был человек, который открывал дверь и нажимал кнопку нужного этажа. Очень уважаемая была профессия – лифтер, а теперь нет. Вот другой пример робота, всем хорошо известный, называется банкомат. 30 лет назад, расскажи вы кому, что есть такая штука, в которую вбиваешь несколько цифр, а она тебе денежку дает, все бы точно решили, что это крутой робот. Или вот еще робот: сидит в машине и говорит вам, куда ехать, где повернуть, где остановиться. Это же вообще чудо!

Люди называют роботами те вещи, про которые неизвестно, что они полезного делают. Как только робот начинает делать что-то полезное, его перестают называть роботом. Убирает в доме – становится пылесосом, показывает, куда ехать, – навигатором, выдает кэш – банкоматом. Роботы для домашних животных будут называться не крутыми роботами для кормления животных, а «кормилками». Или «лечилками» – если научатся лечить.

Летающие роботы

– В мире сейчас бум беспилотных летательных аппаратов. Где они будут применяться?

– Есть несколько рынков, на которых беспилотники будут востребованы совсем скоро. Во-первых, развлечения. Cirque du Soleil уже начинает применять дроны в своих шоу. Вместо неподвижных софитов – летающий свет. С точки зрения спецэффектов это очень выигрышно. Во-вторых, видео- и фотосъемка – и любительская, и профессиональная. Просто потому, что почти все фотографии на свадьбах сделаны с земли, а хочется – с высоты птичьего полета.

В-третьих, рынок недвижимости. Представьте, что вы арендуете дом. Вам дают снимки, которые сделал специальный фотограф с удачных ракурсов: все хорошее показано, все плохое скрыто. 
Рядом с домом может быть огромная свалка, но как это узнать? А вскоре ваш риелтор будет приезжать на машине и выпускать беспилотник. Вы сможете, нажав кнопку, «летать» на дроне вокруг дома и все видеть своими глазами.

Наконец, доставка. Только не универсальная – в это я не верю, а в конкретных случаях ценных, легких и небольшого размера вещей. Сейчас для DHL или FedEx доставка любого маленького предмета убыточна. Хуже нет для них бизнеса, чем доставить письмо, таблетки или упаковку батареек в далекую деревню.

– Вы инвестировали в спутниковую компанию Spire. Спутники тоже роботы?

– Летающий спутник – это классический робот, тут даже вопросов нет. И в этой области сейчас как раз происходит революция. Раньше мы запускали огромные дорогие спутники на геостационарных орбитах. Они стоили по $500 млн, их делали долго, выводили на орбиту – если ракета не взорвется при старте – и страшно боялись, что откажет оборудование. Рынок, соответственно, был псевдомонопольным, потому что запусков было несколько штук в год, очень много требовалось ресурсов, и делать это могли только окологосударственные организации.

А теперь появились наноспутники размером 10 × 10 × 10 см. Их много, они летают на низких орбитах, всего по два года, а затем сгорают в атмосфере. Запускать их надо часто, зато можно получать очень много информации в реальном времени, и стоит один запуск около $200 тыс. За счет того, что цена маленькая и риски не такие большие, в них применяется земное оборудование, не специально для космоса сделанное.

Я верю в маленькие спутники. Они создадут много новых интересных бизнесов. Для начала они позволят делать фотографии Земли в реальном времени. Представьте, как все изменится! Это обозримое будущее.

В отдаленном будущем уровень компьютерных мозгов вырастет настолько, что мы сможем запускать в космос намного более «умных» роботов. Соответственно, освоение дальнего космоса будет происходить с помощью роботов. Потому что в открытом космосе тяжело заниматься управлением аппарата: он должен быть «умным», чтобы сам прилетел, остановился, наладил связь с Землей, послал данные... Освоение дальнего космоса – это роботы.

Мозги и батарейки

– Что технически сейчас лимитирует развитие робототехники?

– Роботу требуется множество устройств. Во-первых, мозги, то есть процессоры. С мозгами все хорошо, так как роботы используют те же чипы, что и компьютеры, смартфоны. Индустрия компьютерной техники разгоняет вычислительные мощности. Во-вторых, сенсоры. Здесь тоже помогают смартфоны, хотя некоторые специфические сенсоры развиваются медленнее, чем хотелось бы. Камеры, например, прогрессируют очень быстро, акселерометры становятся все лучше, а приборы ночного видения или радары запаздывают. Пока это нишевые устройства. В-третьих, большая проблема – батарейки. Но они нужны не только роботам, так что роботы не будут придумывать что-то свое, а возьмут лучшие технологии из других 
индустрий.

Отдельная большая ниша – это все, что касается движения. Тут хотелось бы больше прогресса, потому что моторы и актуаторы, которые есть на рынке, не слишком впечатляют. Скажем, никому еще не удалось сделать дешевую роборуку. Манипулятор, который может удерживать предметы, до сих пор стоит безумных денег.

Если бы мы с вами сели делать робота 20 лет назад и сегодня, разница была бы невероятная. Тогда нам пришлось бы использовать огромную камеру стоимостью сотни тысяч долларов и с плохим разрешением. Сейчас мы можем взять маленькую HD-камеру за $3. 20 лет назад нам пришлось бы использовать в качестве мозгов огромный мейнфрейм, сейчас можно обойтись маленьким процессором. А вот доступный нам мотор мало отличается от того, который мы видели 20 лет назад, это был бы тот же самый электромоторчик с теми же самыми базовыми свойствами.

Я надеюсь, что эта ситуация изменится благодаря беспилотникам, которые создают устойчивый спрос на дешевые моторы. Дроны получили массовое распространение совсем недавно – продажи за последние пять лет выросли в сотни раз. В прошлом году компания DJI, лидер на рынке потребительских дронов, выручила $125 млн. Появился рынок, которому требуется все больше легких быстрых моторов, качественных и отказоустойчивых. Чтобы пошел прогресс, нужны спрос и постоянная конкуренция.

Пока потребителями качественных камер были голливудские студии, их покупали по три штуки в год. Когда потребителями камер стал миллиард человек, начался беспрерывный прогресс. Последние 30 лет никто не интересовался, сколько весит электромотор. Потому что там, где их применяли, это не было критично.

– Вы не рассчитываете, что источником прогресса станут индустриальные роботы?

– Там никаких прорывов особых не происходит. В этом отношении робототехника повторит историю компьютеров. Мейнфреймы продолжали развиваться и после того, как появились персональные компьютеры. И сейчас продолжают, просто это инкрементальное развитие. Но благодаря ПК изменилось все и сразу, когда возник рынок триллионного размера и компьютеры пришли в каждый дом. Здесь то же самое: настоящая революция происходит тогда, когда роботы повсюду, когда фотографы используют дроны для съемок, когда они у вас дома чистят полы, открывают двери, кормят домашних животных.

– Для роботов придется разрабатывать свой интернет?

– В долгосрочной перспективе навыки интернет-компаний очень пригодятся робототехнике, и наоборот. Потому что управление «умными» устройствами и сбором огромного количества данных – это как раз те экспертизы, которые неплохо развиваются в интернет-компаниях. Навыки там и там похожи. Представьте, что у вас есть продукт, который управляет 50 млн роботов каждую секунду. Какая у него должна быть отказоустойчивость! Крупным робототехническим компаниям понадобятся эти умения. Поэтому, кстати, я занимаюсь и тем, и тем.