Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
В плену окраин: почему Россия все больше похожа на СССР
Лента новостей 2:23 МСК
В Конгрессе США предложили запретить Трампу первым наносить ядерный удар Политика, 01:00 Машина скорой помощи сгорела после ДТП возле МКАД Общество, 00:12 «Роснефть» подала иск к «Транснефти» по делу о транспортировке нефти Бизнес, 00:09 В Белом доме объяснили желание Трампа наладить отношения с Россией Политика, Вчера, 23:50 ЦБ зафиксировал жалобы на невозможность купить электронное ОСАГО Финансы, Вчера, 23:46 Число жертв схода лавины на гостиницу в Италии возросло до 17 Общество, Вчера, 23:32 Больше Голливуда: почему «Формулу-1» покидает создатель ее бизнес-модели Бизнес, Вчера, 23:12 Пассажирский автобус столкнулся с грузовиком в Подмосковье Общество, Вчера, 22:53 На конференции в Астане не удалось сблизить позиции представителей Сирии Политика, Вчера, 22:52 Разработчик софта подал иск к Минкомсвязи Технологии и медиа, Вчера, 22:49 В Санкт-Петербурге в жилом доме произошел пожар Общество, Вчера, 22:23 В Ленинградской области более 20 тыс. жителей остались без холодной воды Общество, Вчера, 21:55 Мосгорсуд решил заблокировать Dailymotion на территории России Общество, Вчера, 21:53 Лондон на распутье: какую модель выполнения Brexit выберет Великобритания Политика, Вчера, 21:38 WSJ раскрыла имя одного из источников доклада о компромате на Трампа Политика, Вчера, 21:30 Пакистан провел испытания новой ядерной ракеты Политика, Вчера, 21:28 ФСИН обвинили в нарушениях антимонопольного законодательства при закупках Общество, Вчера, 21:17 СКР возбудил уголовное дело против вымогавших 5 млн руб. полицейских Общество, Вчера, 21:07 Игра с нулевой суммой: почему у программы Трампа мало шансов на успех Борис Грозовский экономический обозреватель Мнение, Вчера, 20:48 Сечин обещал 500 млрд руб. налогов за отмену монополии «Газпрома» Бизнес, Вчера, 20:41 Почему сериалы не заменят большое кино Технологии и медиа, Вчера, 20:36 Трамп возобновил строительство замороженных Обамой нефтепроводов Экономика, Вчера, 20:36 На юго-западе Москвы загорелся торговый центр «Рио» Общество, Вчера, 20:26 «Оскар»-2017: номинация «Лучший фильм». Фотогалерея Фотогалерея, Вчера, 20:22 Президент группы компаний «Дикси» покинул свой пост Бизнес, Вчера, 20:15 В семи субъектах не оказалось претендентов на региональную ТВ-кнопку Технологии и медиа, Вчера, 20:10 Посол Израиля прокомментировал слова Толстого об Исаакиевском соборе Общество, Вчера, 19:54 Ипотечную структуру Минобороны возглавит выходец из АИЖК Финансы, Вчера, 19:49
Газета № 135 (1910) (2807) //1939 28 июл 2014, 00:25
Владислав Иноземцев, доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества
В плену окраин: почему Россия все больше похожа на СССР
Фото: ИТАР-ТАСС

Устойчивой может быть лишь та великая держава, которая развивается за счет своей периферии, а не тратит все свои силы на то, чтобы развивать ее. Российское же правительство идет по второму пути: плодит дотационные федеральные округа и бюрократические структуры, ими управляющие.

Ошибка России

В 2000 году Российская Федерация была разбита на семь федеральных округов. Это деление можно считать относительно сбалансированным: вес каждого из округов определялся если не населением, то территорией или вкладом в экономику страны. Однако в январе 2010 года был создан Северо-Кавказский федеральный округ, объединивший территории, доля которых в ВВП страны не достигает и 1,8%, но бюджеты которых дотируются из центра на 45—80%. Население этого округа — менее 9,6 млн человек. В марте 2014 года в авральном порядке был образован Крымский федеральный округ — это 0,4% от ВВП страны, население в 2,3 млн человек, а предполагаемые расходы на развитие округа до 2020 года оцениваются более чем в 1 трлн руб.

Параллельно шло и усложнение управленческой структуры. Изначально федеральные округа курировали полномочные представители президента, но с появлением Северо-Кавказского федерального округа положение начало меняться: полномочный представитель в этом регионе получил также статус вице-премьера и, таким образом, как бы двойное подчинение Кремлю и Белому дому. В августе 2013 года в ранг вице-премьера был возведен и полномочный представитель президента в Дальневосточном федеральном округе (с долей ВВП в 4% и населением 6,2 млн человек) — неужели Дальний Восток менее важен, чем Северный Кавказ? В результате две части страны с суммарной долей в ВВП 5,8% и с населением, составляющим 10,9% от общероссийского, сейчас курируют два вице-премьера, тогда как все региональное развитие — один «простой» министр.

Управление территориями продолжает усложняться. Еще в мае 2012 года было образовано Министерство по развитию Дальнего Востока с министром в ранге полпреда (потом должности разделили: министр остался министром, а полпред стал вице-премьером). По этой же схеме в марте 2014 года в добавление к Крымскому федеральному округу создали и Министерство по делам Крыма, а в мае 2014 года возникло Министерство до делам Северного Кавказа, причем за полпредом в регионе был сохранен вице-премьерский статус. Осталось открыть вакансию вице-премьера по Крыму (что, видимо, и случится по мере того, как обстановка на полуострове начнет по накалу приближаться к северокавказской), и конструкция окажется завершенной.

Было бы наивно предполагать, что запущенный российской бюрократией процесс можно быстро остановить. Месяц назад появились сообщения о том, что готовится создание министерства по делам Арктики, которое может возглавить известный полярник, единоросс Артур Чилингаров. Правительство РФ опровергло такие планы, но предложение Владимира Путина создать госкомиссию, ответственную за «реализацию арктической политики», остается в силе. Чуть ранее Михаил Прохоров предложил учредить Полярный федеральный округ, в который могли бы полностью или частично войти территории северных субъектов Российской Федерации. Арктическая зона сегодня создает не более 3% ВВП России, а ее население — 1,1% жителей страны. Наконец, вскоре может быть реанимирована и идея министерства по делам эксклавных территорий, а может быть, даже формирования отдельного федерального округа в границах Калининградской области — у этого субъекта Федерации проблем накопилось уж никак не меньше, чем сейчас обнаружилось в Крыму.

Если этот процесс довести до логического завершения, в России появится пять федеральных округов или специализированных министерств, руководители которых в ранге министра или даже вице-премьера будут ответственны за территории с 13,6% населения страны, 9,5% ВВП и триллионными инвестиционными программами, финансируемыми из центра.

Урок СССР

Сегодня модно доказывать, каким прекрасным политическим конструктом был Советский Союз — государство, перенаправлявшее гигантские ресурсы из центра в регионы и впоследствии сполна испытавшее «благодарность» окраинных территорий. После распада СССР ни одна из бывших советских республик — даже те, которые обладают огромными запасами ценных природных ресурсов, — не достигла такого уровня благосостояния, как Россия (за исключением стран Балтии, быстро переориентировавшихся на стабильный европейский путь развития). Это подтверждает существование огромного трансферта благосостояния из Москвы на периферию в советские времена. Стоит учитывать, что большинство ныне окраинных территорий самой России были в период советской власти намного более производительными, чем сегодня (достаточно сравнить тогдашние и нынешние показатели добычи нефти в Чечне или состояние сельского хозяйства в Осетии или Дагестане). Но каким бы щедрым ни был Советский Союз, он рухнул в ходе самого большого центробежного движения территорий, ранее составлявших единое государство.

К сожалению, Россия сегодня все более напоминает Советский Союз не только по риторике, но и по практическим действиям властей. Оказываясь «в плену у окраин», правительство в результате осознанно ставит крест на их устойчивом развитии. Сибирь и Дальний Восток на рубеже XIX и ХХ столетий формировались как новые центры российского экономического роста в первую очередь по причине гораздо большей свободы хозяйственной деятельности, которую получали местные крестьяне, торговцы и промышленники. Приходящая в запустение Калининградская область была житницей Пруссии также благодаря особому отношению к местным предпринимателям. Рыночно развивающиеся приарктические страны и территории — Норвегия, Исландия, северные территории Канады и Аляска — сегодня тоже не нуждаются в дотациях и «министерствах развития».

Российские власти делают большую ошибку, погребая нормальные институты федерального правительства — в том числе, например, пока не упраздненное Министерство регионального развития — под завалами новых бюрократических структур. Единственное, чего можно ждать в результате этого — переход всех регионов в статус дотационных (к чему мы в последние годы, собственно, и идем).

Вектор развития должен быть повернут от поощрения слабых к созданию условий для их развития. К 2020 году в стране не должно остаться дотационных федеральных округов. Если они есть сейчас, это свидетельство только одного: плохого качества управления территориями. Пока Россия еще является, пусть в основном и на словах, федерацией, правительство имеет все основания для диверсификации условий хозяйствования, которая позволила бы раскрепощать инициативу регионов в мобилизации местных источников развития, а не в «вышибании» денег из федерального центра. Устойчивой может быть лишь та великая держава, которая черпает развитие из своей периферии, а не тратит все свои силы на то, чтобы развивать ее. Это, пожалуй, один из важнейших уроков из истории великих империй (и Советского Союза в том числе), и к нему стоит сегодня отнестись со всем возможным вниманием.

ИТАР-ТАСС