Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Лента новостей
МИД назвал лицемерной блокировку США российской резолюции по Сирии 20:31, Политика При стрельбе в Стокгольме ранили человека 20:26, Общество Адвокат заявила о недопуске скорой к вскрывшим вены в Мосгорсуде 20:10, Общество Минобороны опубликовало видео ударов Ту-22М3 по ИГ в Сирии 19:51, Политика Путин выступил за реформу системы госзакупок в области культуры 19:50, Общество Исинбаева объявила о присоединении к движению Putin Team 19:46, Политика Вместо вклада: стоит ли покупать «народные» облигации банков 19:42, Деньги Бывший форвард сборной России Погребняк забил впервые за два года 19:20, Спорт Путин сократил штат Вооруженных сил на 293 человека 19:17, Политика Министр иностранных дел Ливана обсудил в Москве судьбу премьера страны 19:14, Политика Соколов раскритиковал план Карлова по спасению «ВИМ-Авиа» 19:05, Бизнес С 1917 до 2017: хорошо ли вы знаете историю российских денег 19:01, РБК и Ситибанк Итальянский хирург заявил об успешной пересадке головы трупу 19:00, Общество Путин ответил на просьбу найти время в «плотном графике» в 2019 году 18:53, Политика Элементарные частицы истории: как точные науки помогают гуманитариям 18:44, Мнение «Опора России» заявила о риске массовых банкротств из-за дефицита вагонов 18:40, Бизнес В Аргентине пропала военная подлодка с экипажем из 44 человек 18:37, Общество Минобороны сообщило об ударе шести Ту-22М3 по террористам под Абу-Кемалем 18:26, Политика В Великобритании самолет столкнулся с вертолетом 18:26, Общество Акционеры «Делового Петербурга» предложили группе ЕСН купить издание 18:16, Технологии и медиа Лэптопы снова в топе: ноутбуки возвращают себе популярность 18:13, Партнерский материал В британском парламенте появилась первая женщина-герольдмейстер 18:09, Общество В НАТО извинились перед Турцией за «вражеский плакат» с Ататюрком 18:06, Политика «Совкомфлот» получил $6,8 млн убытка по итогам девяти месяцев 2017 года 17:58, Бизнес Мэр Каракаса Ледесма сбежал в Колумбию 17:58, Политика Патрушев обвинил «Ростех» в срыве сроков строительства медцентра 17:51, Общество Собчак прочтет лекцию в Оксфорде и пообщается с Ходорковским 17:47, Политика В РЖД заявили о восстановлении работы сервиса по продаже билетов 17:39, Технологии и медиа
Владислав Иноземцев: Что даст России союз с Азией
Газета № 105 (1880) (1606) //1717 Общество, 16 июн, 2014 04:51
0
Владислав Иноземцев: Что даст России союз с Азией
Фото: ИТАР-ТАСС

После смены власти на Украине и ее конфликта с Россией развод бывших республик СССР перешел в новую стадию — окончательного распада союза на экономическом уровне. И создание Евразийского экономического союза этот распад не остановит.

После смены власти на Украине и ее конфликта с Россией развод бывших республик СССР перешел в новую стадию — окончательного распада союза на экономическом уровне. И недавнее создание Евразийского экономического союза этот распад не остановит.

Полная дезинтеграция постсоветского пространства — лишь вопрос времени, поскольку Россия больше не может конкурировать с новыми центрами экономического притяжения — ЕС и Китаем. Украина неизбежно уйдет на Запад, а Центральная Азия — на Восток. Процесс экономической дезинтеграции бывших советских республик начался задолго до событий на Украине, но конфликт сделал выбор не в пользу России проще.

Договор о создании Евразийского экономического союза, подписанный Россией, Казахстаном и Белоруссией в конце мая, не должен никого вводить в заблуждение: «новое интеграционное объединение» — это лишь попытка сохранить иллюзию, что Россия не одна в своем геополитическом противостоянии с Западом.

Выгоды сомнительны

На деле Евразийский экономический союз (ЕАЭС) — это «расширенный и углубленный» Таможенный союз, да и то с многими проблемами. Экономики трех стран-участниц разительно отличаются по размерам: в тройке на Россию приходится 87,9% ВВП, на Казахстан — 9,2%, на Беларусь — всего 2,9%.

Экономики и России, и Казахстана — сырьевые придатки остального мира (только на энергоносители и металлы в их экспорте приходится соответственно 77,3 и 89,1%). Поэтому на какую-то синергию отраслей рассчитывать не приходится.

Беларусь и Казахстан, объединяясь с Россией как членом ВТО, попадают в крайне сложную ситуацию: первая открывает свои границы товарам из третьих стран, но ничего не получает взамен; второй фактически приостанавливает переговоры по вступлению в ВТО, так как ему придется пересогласовывать все ранее обсужденные тарифы. С потенциальными членами союза — Арменией и Киргизией — тоже не все просто: они давно уже члены ВТО, и вступление в ЕАЭС создаст немалые проблемы и для них, и для России.

Что стороны надеются получить от нового союза? Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев говорил на церемонии подписания о «дополнительных 900 млрд долл. ВВП стран-участниц к 2030 году». Звучит впечатляюще, но если распределить эту сумму пропорционально весу экономик, то на Россию придется 49 млрд долл. в год. Это трудно выполнить, учитывая, что в 2013 году экспорт из России в Беларусь и Казахстан составил 37,5 млрд долл. и сократился за год на 8%.

Объединение России с Казахстаном, Белоруссией, Арменией и Киргизией по определению не сможет принести России больше, чем «весят» сами эти экономики, то есть больше 310 млрд долл., или 14,5% российского ВВП. На деле же стоит ориентироваться на 15—20% этой суммы в самом лучшем случае — это то, что может дать России расширение рынка и рост эффективности за счет растущей конкуренции. То есть экономический эффект интеграции для России укладывается в 2,3—3,0% ВВП. Для сравнения: за первые 20 лет после заключения в 1957 году Римского договора о создании Европейского экономического сообщества эффект интеграции составил около 30% ВВП стран-участниц, а доля внутрисоюзной торговли достигла 62% товарооборота (в ЕАЭС сейчас чуть более 9% товарооборота).

Цена интеграции

Интеграция традиционно обходится России очень дорого. Только совокупный объем субсидий, дотаций и преференций, предоставленных Россией Белоруссии с 2000 по 2013 год, составил 70 млрд долл. (расчеты доцента ВШЭ Андрея Суздальцева).

С Казахстаном такой проблемы нет, но интеграция с ним тоже не в пользу России: Астана обеспечивает лучший налоговый и предпринимательский климат, поэтому наши предприятия будут регистрироваться (и платить налоги) там, а иностранные компании начнут развивать производства для поставок на российский рынок не в России, а в Казахстане.

Долги Армении и Киргизии перед Россией продолжают расти, причем киргизские обязательства списываются и будут списываться. Одна лишь скидка на газ, которая была предоставлена Армении в декабре, составляет почти 200 млн долл. в год.

Итог достаточно ясен. Россия на постсоветском пространстве формирует объединение, которое, с одной стороны, призвано показать привлекательность отечественной экономической модели, и с другой — немного «скрасить» впечатление от потери Украины. За это Владимир Путин готов платить высокую цену при неочевидных результатах, продолжая традиционную политику обмена экономических преференций на политические уступки.

СССР не возродить

Но Советский Союз не возродить уже никакими преференциями. Прежде всего из-за нового характера и качества постсоветских элит, каждая из которых воспринимает свою страну как свою собственность. Процесс дезинтеграции советского пространства продолжается и будет продолжаться. Формирование Евразийского союза принесет выгоды «младшим партнерам» России, но не ей самой.

Есть еще одна проблема — выбор вектора развития. С потерей Украины Евразийский союз не только «азиатизировался» до крайности и все больше отражает поворот России куда угодно, только не в сторону Запада. Союзников России географически объединяет отсутствие выхода к океану. Весь мир сегодня льнет к океанической хозяйственной модели (в середине 2000-х годов 68% глобального валового продукта производилось в регионах, отстоящих от морских берегов не более чем на 100 миль), почему-то только Россия уверенно «закапывается» в пески Центральной Азии и горы Кавказа. На мой взгляд, это означает одно: мы хотим иметь союзниками тех, у кого практически нет альтернатив. Но в этом случае их участие в нашей интеграции как минимум не доказывает привлекательность российской модели.

Все относительно успешные интеграционные объединения — Европейский союз, АСЕАН, Меркосур — строятся государствами, не только тесно связанными экономически, но и бывшими на протяжении столетий участниками относительно равноправного политического взаимодействия. Мы же интегрируемся с нашими бывшими колониями, большинство из которых, как и любые колонии, строят свою идентичность на отторжении ценностей метрополии.

Пора осознать, что Советский Союз не подлежит восстановлению; несколько отстающих экономик не сложатся в одну передовую; замкнутые в глубинах континентов государства не станут локомотивами мировой экономики. Сегодня в России — время не политики, а экономики, и потому неэффективность Евразийского союза не стоит обсуждать. Стоит лишь ждать, когда она станет очевидной.