Лента новостей
Лист ожидания: как этический комитет по трасплантации может спасти жизни 23 июн, 23:44, Партнерский проект Какие практики помогают «отключиться» от мира, чтобы узнать себя 23 июн, 22:51, РБК и ГАЛС Нейрокепка и искусственный интеллект: как сконцентрироваться на дороге 23 июн, 22:15, Партнерский проект Коротко и дорого: как заработать на «красивых» автомобильных номерах 23 июн, 21:46, Партнерский проект Знакомьтесь, «Альфа»: почему это поколение психически самое устойчивое 23 июн, 20:22, Совместный проект Шесть признаков надвигающегося кризиса в компании 23 июн, 19:46, РБК и Банк Точка Устал, не выспался: как добросовестному водителю избежать ДТП 23 июн, 19:05, Партнерский проект Какой может быть математика наказаний для водителей 23 июн, 18:32, Партнерский проект Не смотря по сторонам: самый высокий риск использования смартфона 23 июн, 18:09, Партнерский проект Как будет восстанавливаться ИТ-рынок во втором полугодии 2022 года 23 июн, 18:00, Индустрия 4.0  В школьный курс истории предложили включить военную операцию на Украине 23 июн, 17:57, Общество Военная операция на Украине. Главное 23 июн, 17:56, Политика Как снизить загруженность московских улиц раз и навсегда 23 июн, 17:55 В Германии трансгендерным футболистам разрешили самим выбирать команду 23 июн, 17:53, Спорт Последствия землетрясения в Афганистане. Фоторепортаж 23 июн, 17:50, Фотогалерея  Страны БРИКС поддержали переговоры между Россией и Украиной 23 июн, 17:47, Политика Поколение альфа в цифрах: к чему готовиться маркетологам и социологам 23 июн, 17:46, Совместный проект Красный Крест ответил на запрос Москальковой о российских военнопленных 23 июн, 17:39, Политика РБК и SlovoDna выпустили совместную лимитированную коллекцию 23 июн, 17:36, Стиль КХЛ решила отказаться от плей-офф в формате «Запада» и «Востока» 23 июн, 17:30, Спорт Россиянам разрешили зачислять валюту от продажи бумаг на зарубежные счета 23 июн, 17:26, Финансы Как бизнесу реагировать на внешний кризис: четыре действия 23 июн, 17:23, РБК и Банк Точка Хедж-фонд Рэя Далио удвоил ставку на обвал европейских акций 23 июн, 17:12, Инвестиции Cisco решила уйти из России и Белоруссии 23 июн, 17:10, Технологии и медиа Эрмитаж объявил мораторий на выставки в США и Европе 23 июн, 17:02, Политика Chrome flags: десять функций браузера, которые нужно настроить уже сейчас 23 июн, 17:00, Индустрия 4.0  Турция и Израиль начали работу по повышению уровня дипотношений до послов 23 июн, 16:53, Политика Эксперт Роспотребнадзора исключила локдаун из-за оспы обезьян 23 июн, 16:52, Общество
Газета
Аргументы и контрафакты
Газета № 042 (3535) (0104) Технологии и медиа,
0

Аргументы и контрафакты

Эксперты оценили риски параллельного импорта
В условиях отказа авторизованных поставщиков электроники от работы с российскими производителями техники им приходится обращаться к независимым. Эксперты предупреждают о риске контрафакта такой продукции
Фото: Wang He / Getty Images
Фото: Wang He / Getty Images

В среду, 30 марта, премьер-министр Михаил Мишустин подписал постановление, отменяющее ответственность за серый (параллельный) импорт и позволяющее ввозить в страну востребованные товары иностранного производства без согласия правообладателей. В сообщении правительства говорится о том, что перечень оригинальных товаров будет формировать Минпромторг на основании предложений федеральных ведомств. Как ранее говорили РБК в этом ведомстве, предполагается, что в список войдет продукция, которая необходима «для насыщения потребительского рынка». При этом представитель министерства настаивал, что параллельный импорт не означает легализацию контрафакта, «речь идет именно о ввозе оригинальных товаров через альтернативные каналы».

Но по мнению экспертов, параллельный импорт повысит риски ввоза контрафактной продукции. Почему такие риски при закупке техники могут возникнуть — разбирался РБК.

Как на рынке может появиться контрафакт

Как рассказал РБК исполнительный директор Ассоциации разработчиков и производителей электроники (АРПЭ; в числе ее членов — «Байкал», iRU, GS Group и т.д.) Иван Покровский, из-за отказа многих зарубежных вендоров работать с российскими компаниями отечественным производителям электроники приходится переходить от авторизированных дистрибьюторов к независимым поставщикам, что увеличивает риск покупки контрафактной продукции.

В общих поставках в мире доля контрафакта, по его оценке, не достигает и 1%, и основной объем поставок контрафакта — 96% — приходится именно на независимых (неавторизованных) поставщиков. «При этом авторизованные каналы поставок занимают 95% мирового рынка, остальные 5% — независимые поставщики. Если взять эти цифры и провести расчеты, то оказывается, что вероятность приобрести контрафактную продукцию у независимых поставщиков в 400 раз выше», — говорит Покровский. По его утверждению, использование контрафактных компонентов в производстве электроники значительно повышает уровень брака в производстве, а также риски выхода продукции из строя в процессе эксплуатации, соответственно — претензии заказчиков и потерю репутации компании. «Китай долгое время работал не только мировой фабрикой, но и мировой свалкой, где утилизировали выброшенную технику с рынков «развитых» стран, соответственно, огромные объемы электроники находятся у них, перерабатываются специализирующимися на этом компаниями, переупаковываются, перемаркировываются и перепродаются на рынке», — говорит он.

Подобное «мусорное» производство — это один из трех основных источников контрафакта, рассказал исполнительный директор АРПЭ. Второй — так называемая четвертая смена на фабрике, которая делает нелегальный выпуск продукции на том же производстве, которое выпускает изделия по заказу производителя. «Допустим, американская компания заказывает у китайской фабрики партию изделия, и контрактный производитель, имея запас мощности, выпускает партию продукции на открытый рынок нелегально. К этим компонентам нельзя относиться так же, как к контрафактным, так как хоть на них и нет гарантии от производителя, но выпущены они на том же заводе, что и оригинальные изделия», — говорит он.

Еще один источник контрафакта — отбракованные партии. Как объяснил Покровский, производитель может передать на утилизацию партию, если доля брака в ней превышает определенный уровень, но вместо утилизации кто-то может попытаться продать эту партию на открытом рынке. «Разница в качестве у этих трех источников разное. «Четвертая смена» практически не отличается от оригинала, у отбракованной партии уровень брака выше, но, как правило, не такой высокий, как у «мусорного» производства. У последнего качество изделий непредсказуемое», — рассуждает Покровский.

По его словам, как правило, российские заказчики пытаются скрывать факты поставок контрафакта, потому что ответственность за такую закупку делят как поставщик такой продукции, так и заказчик, который допустил оплошность и как следует не проверил канал поставки. В остальном мире есть практика сбора данных о случаях контрафакта, создается база поставщиков, куда может зайти любой производитель электроники и проверить своего поставщика, привлекался ли он когда-нибудь за поставку некачественной продукции. В России несколько раз предлагалось создать подобную базу данных сбора случаев поставок контрафакта, но поддержку у компаний отрасли и регуляторов этот проект не нашел, отметил эксперт. Пока российские заказчики, понимания риск контрафакта, стараются перепроверять происхождение компонентов. «Если в Россию поставляет компоненты независимый поставщик, это не означает, что он купил эту продукцию в китайских «мусорных» производствах. Но проверка происхождения каждой партии комплектующих — это дополнительные издержки, и стоимость конечной продукции будет увеличиваться», — говорит глава АРПЭ.

Замгендиректора по маркетингу МЦСТ (разработчик линейки процессоров «Эльбрус») и гендиректор консорциума «Отечественные микропроцессоры и платформы» Константин Трушкин также видит риск поставки контрафакта. По его словам, выявить подделку сложно, а результат — сбои в работе конечного оборудования, в котором использовались контрафактные детали, снижение срока службы и другие последствия. «Нужно локализовывать производство критичных компонентов, иначе всегда будем в зависимости от внешних обстоятельств», — рассуждает Трушкин.

По словам директора компании «Промобит» (производит серверы и СХД под брендом Bitblaze) Максима Копосова, их компания не сталкивалась с фактом контрафакта. «Некачественные компоненты, конечно, попадались, но в чем причина некачественности, мы не выясняли. О проблеме контрафакта компонентов слышали от дистрибьюторов, с которыми общаемся. Знаем, что у них есть методики, оборудование и кадры, позволяющие выявить факт подделки. Однако такая проверка, конечно, увеличивает стоимость компонентов для конечного их потребителя», — согласен Копосов.

Что попало под санкции

После начала военной операции на Украине США ввели санкции на поставку высокотехнологичной продукции в Россию, в том числе микроэлектроники, различного оборудования. Евросоюз ограничил ввоз «роскошных» товаров, к которым отнес бытовую электронику, смартфоны, игровые приставки и др. дороже €750, а также электронные устройства для записи видео или звука стоимостью более €1 тыс., в том числе фотоаппараты. После этого ряд иностранных производителей техники, в том числе Apple, LG, Dell, Samsung, ограничил поставки своей продукции на территорию России.

Есть ли риски для готовой продукции

По словам Антона Гуськова, представителя Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК, включает Samsung, LG, Whirlpool, Beko и др.), сейчас на российском рынке потребительской электроники и бытовой техники практически нет контрафакта, потому что у многих компаний, таких как, например, LG, Samsung, Indesit и др., есть производство на территории России. Техника, официально произведенная в стране, занимает большую долю отечественного рынка. «Почти у каждого иностранного бренда в России есть представительство или дочерняя компания, которая, как правило, напрямую везет технику и продает ее за российские рубли, что также гарантирует легальность продукции. Плюс технически тот же телевизор почти невозможно подделать, это высокотехнологичный продукт. Если делать качественный контрафакт, то его разработка будет стоить не меньше, чем разработка оригинала, и весь смысл затеянного теряется», — рассуждает Гуськов. При этом, по его мнению, не нужно легализовывать параллельный импорт на те товары, которые производятся в России или напрямую поставляются от производителя, иначе ввозом таких изделий могут заняться недобросовестные поставщики, которые не будут гарантировать их качество.

По словам источника на российском рынке электроники, если сбудутся худшие ожидания представителей отрасли, на рынке появится в лучшем случае серая продукция, в худшем — низкокачественная и даже опасная. «Но существенно ситуация изменится далеко не во всех сегментах. Например, производители крупной бытовой техники давно локализовали свои производства здесь, и те из них, кто представлен в низком и среднем ценовом сегменте, никуда не уйдут», — говорит он. По его прогнозу, в ближайшее время китайские премиальные марки составят конкуренцию люксовым европейским, однако приверженцы последних продолжат покупать продукцию, даже если она будет поставлена неофициально.