Лента новостей
Владельцы АЗС заявили о нехватке дизеля на Дальнем Востоке 00:00, Бизнес Певица Валерия прокомментировала аварию с участием ее сына 08 дек, 23:53, Общество В Сербии назвали Россию главным другом и союзником 08 дек, 23:32, Общество Пленник пледа или диванный эксперт: чем заняться на Новый год. Тест 08 дек, 23:07, РБК и Huawei В Москве мужчину привязали пищевой пленкой к дереву в парке 08 дек, 22:58, Общество Загитова снялась с показательных выступлений финала Гран-при из-за травмы 08 дек, 22:53, Спорт ФСИН назвала провокацией видеообращения своих сотрудников 08 дек, 22:49, Общество Протестующие в Киеве установили палатки возле Офиса президента 08 дек, 22:35, Политика В Петрозаводске загорелся склад 08 дек, 22:06, Общество Уволенный из «Оренбурга» тренер возглавил «Сочи» 08 дек, 21:56, Спорт Герман Греф — о персональных данных, обучении и инвестициях 08 дек, 21:55, РБК и Сбербанк Первый Порошенко забросали яйцами во время митинга в Киеве 08 дек, 21:44, Политика Советник Трампа заявил о схожести стрельбы на авиабазе США с терактом 08 дек, 21:37, Политика «Ростов» разгромил «Спартак» и вышел на третье место в РПЛ 08 дек, 21:17, Спорт Художник в США съел выставленный на продажу как арт-объект банан 08 дек, 21:02, Общество От Лермонтова до Лигалайза: рэп как литературный жанр 08 дек, 20:55, РБК и Билайн Соратник Ельцина заявил о желании Донбасса и Крыма быть в составе России 08 дек, 20:30, Политика Российские биатлонистки стали пятыми в эстафете на этапе в Остерсунде 08 дек, 20:22, Спорт Посол Белоруссии сообщил число согласованных «дорожных карт» с Россией 08 дек, 20:17, Политика СМИ сообщили о смерти в США 21-летнего рэпера Juice WRLD 08 дек, 20:02, Общество Трамп напомнил Ким Чен Ыну о риске «потерять все» 08 дек, 19:56, Политика Порошенко на митинге предостерег участников саммита от уступок Путину 08 дек, 19:50, Политика Тишина, покой и звукоизоляция: как оградиться от лишнего шума. Карточки 08 дек, 19:50, РБК и ROCKWOOL Власти Украины заявили об отсутствии сигнализации в одесском колледже 08 дек, 19:41, Общество Где будет строить метро китайский щит-гигант «Победа» 08 дек, 19:40, Партнерский материал Российские лыжники выиграли золото и серебро эстафеты на этапе Кубка мира 08 дек, 19:24, Спорт Посол Белоруссии заявил о прогрессе в вопросах компенсаций от России 08 дек, 19:19, Экономика Посол Белоруссии сообщил о «развязках» по запретам поставок в Россию 08 дек, 19:07, Политика
Газета
Девальвация-2014: что происходит с рублем и когда это закончится?
Газета № 210 (1985) (1211) //3275 Общество,
0
Девальвация-2014: что происходит с рублем и когда это закончится?
Фото: Александр Щербаков/Коммерсантъ

Ослабление рубля началось гораздо раньше, чем многие думают – еще в 2011 году. И наша валюта была обречена на девальвацию на 10–15% в год. Однако теперь в действие вступили иные факторы. Что это значит для инвесторов и простых граждан?

Больше всего нынешняя ситуация на валютном рынке напоминает явление под названием «идеальный шторм». Это сочетание действия нескольких факторов в один момент времени. Каждый из них имеет свою логику и потенциал воздействия на российскую экономику, но ни один сам по себе не мог бы вызвать такую бурю. А вот их сочетание смогло.

Что было?

Первым и самым важным из этих факторов стало проедание нефтяной «подушки безопасности», что четко проявилось еще в 2013  году, и связанный с этим переход российского рубля в фазу перманентного ослабления.

Россия – страна, постоянно живущая при положительном сальдо текущих операций платежного баланса. В новейшей истории нашей страны были считаные месяцы, когда это сальдо становилось отрицательным, и каждый раз это приводило к ослаблению рубля. Уже во втором квартале 2013 года сальдо текущих операций российского платежного баланса практически обнулилось (график 1), вслед за чем началось быстрое падение курса рубля, на которое многие обратили внимание.

Но на самом деле ослабление рубля началось на два года раньше – с августа 2011 года. На графике 2 хорошо видна точка перегиба в динамике курса. Если бы после этого не возникли иные обстоятельства, влияющие на курсовую динамику рубля, то, по моей оценке, рубль бы был обречен девальвироваться со скоростью 10–15% в год. Такая девальвация позволяла бы сокращать спрос на импорт товаров и услуг и сохранять устойчивость платежного баланса. Но жизнь распорядилась по-другому: с весны текущего года в действие вступили другие факторы.

Сначала российские власти провели «крымскую операцию», которая привела к резкому росту оттока капитала из страны, что неизбежно означает рост спроса на валюту. В результате вместо притока иностранного капитала платежный баланс ощутил отток капитала российского.

Политические события продолжили развиваться, Россия стала активным участником событий на востоке Украины, и страны Запада ввели экономические санкции, в том числе запрет на привлечение средств на рынке капитала, в отношении российских государственных банков и компаний. Хотя под действие санкций попало ограниченное число банков и компаний, сегодня практически весь российский корпоративный сектор не может ни кредит привлечь на внешнем рынке, ни свои акции продать; а гасить долги (до конца следующего года – около $100 млрд) надо. Это стало резко увеличивать спрос на валюту: лучше запасаться долларами (евро) сегодня, чем покупать их по более высокой цене через полгода.

Что есть?

Но это было еще не все. С середины этого года достаточно быстро пошли вниз цены на нефть – за три месяца она подешевела более чем на 20%. А российский рубль – это валюта, зависимая от нефтяных цен, в чем россияне могли неоднократно убедиться за последние тридцать лет. Снижение нефтяных цен началось в августе, но на поступлении экспортной выручки оно отразилось только в октябре – количество валюты на рынке стало заметно меньше, чем обычно. А вот спрос на нее не успел сократиться.

20-процентное падение нефтяных цен с точки зрения платежного баланса означает потерю экспортных поступлений в объеме примерно $5 млрд в месяц. Если добавить к этому спрос корпоративного сектора на валюту для погашения внешнего долга (около $7 млрд в месяц), то станет понятно, что к октябрю сложились объективные условия для очередной волны падения курса рубля.

К чисто экономическим факторам, однако, следует добавить еще и психологический момент. Он связан с общей неопределенностью перспектив экономического развития в условиях политического противостояния со странами Запада. Существенная часть общества и бизнеса перестала понимать, что будет в стране через месяц, через полгода, через год.

Сложившаяся ситуация явно создала серьезный дискомфорт для Центрального банка, действия которого в октябре сильно способствовали обвалу курса рубля. В начале сентября ЦБ опубликовал проект «Основных направлений денежной политики», в которых заявил о намерении с 2015 года отказаться от валютных интервенций в поддержку курса рубля. О «полном отказе» от интервенций речи не было – Банк России прямо сказал, что будет выходить на рынок в случае угрозы финансовой стабильности, – но объяснено это не было, и участники рынка стали всерьез готовиться к новым реалиям.

А они наступили уже в октябре. Российские банкиры традиционно считают лучше и принимают решения быстрее, чем чиновники. И как только цены на нефть опустились ниже $100, они поняли, что пора запасаться валютой. Решение, вообще-то, рациональное, но дело в том, что своих свободных средств у банкиров немного. В такой ситуации источник рублей для покупки валюты у банков оставался один – кредиты ЦБ, которые тот продолжал выдавать в неограниченном объеме. Но кроме этого, Банк России решил еще и выстроить железобетонные сооружения для обороны курса рубля – пресловутое правило «$350 млн/5 копеек» создало банкирам идеальные условия для заработка.

Весь октябрь Банк России давал банкам рубли в кредит под 8% годовых, всего было выдано более 1,5 трлн рублей. И, естественно, все они пошли на покупку валюты – ведь одновременно с выдачей кредитов ЦБ продавал валюту, постепенно сдвигая курс рубля вниз. В результате за месяц бивалютная корзина подорожала на 15%, а это более 400% годовых. Найдите банкира, который готов отказаться от такого заработка! (Замечу в скобках, что аналогично Центральный банк вел себя в кризис 2008-2009 годов: потратил $200 млрд, а давление на рубль закончилось через два дня после того, как ЦБ перестал выдавать кредиты банкам.)

Что дальше?

Конечно, я не знаю ответа на этот вопрос. Поэтому остановлюсь лишь на нескольких важных моментах.

Во-первых, Центральный банк должен внятно сформулировать свои цели и отчетливо донести их до тех, кому это интересно. Пока такой ясности из уст Центробанка не слышно. Сначала он говорит, что переходит к плавающему курсу немедленно, не дожидаясь Нового года. А на следующий день, увидев, к чему это приводит, выпускает заявление о своей готовности «лечь костьми» на защиту курса рубля. Сила любого центрального банка в мире гораздо больше зависит от того доверия, которое вызывают его слова, нежели от тех миллиардов, которые он готов потратить.

Во-вторых, мне кажется, что в краткосрочной перспективе курс рубля явно сильно недооценен. Его падения на 30% с начала года вполне достаточно, чтобы остановить существенную часть импорта, в результате чего на рынке должно будет появиться достаточное количество «свободной» валюты. А это значит, что в этот момент курс рубля развернется в обратную сторону и может вырасти процентов на десять. Поэтому всем желающим заработать на коротком горизонте я искренне рекомендую задуматься.

В-третьих, падение рубля может продолжиться и рубль вполне может потерять еще 10-20% до конца года, если Центральный банк не пересмотрит свои подходы к кредитованию банков. Если дешевые (а 9,5% годовых – чрезвычайно низкая стоимость рублевых ресурсов в текущих условиях) рубли будут продолжать выливаться на рынок, то рубль не ждет ничего хорошего. А по каким каналам эти рубли пойдут в банковскую систему – через РЕПО, обеспеченные кредиты, кредиты на инвестиционные проекты, покупку облигаций ВЭБа – это абсолютно неважно. Все они неизбежно пойдут на покупку валюты.

И последнее. Если говорить о долгосрочной тенденции, то при российском уровне инфляции и при той экономической политике, которая сейчас проводится, рубль не сможет укрепляться в долгосрочной перспективе. Нельзя получить устойчивый платежный баланс без структурных изменений в экономике. А они, в свою очередь, невозможны без изменения взаимоотношений власти и бизнеса, без реформы судебно-правовой системы, без восстановления нормально функционирующей системы защиты прав собственности – всего того, что называется улучшением инвестиционного климата.