Лента новостей
Кадры начала переговоров Путина с королем Бахрейна 13:30, Новость Акции «Газпрома» упали до минимума с февраля 2022 года 13:29, Статья Глава Крыма Аксенов рассказал о четырех покушениях на его жизнь 13:25, Статья Автомобильные перевозки могут подорожать на 20%: что ждет отрасль дальше 13:23, Статья Путин увидел хорошие тенденции в торговле с Бахрейном 13:19, Новость Мэр Воронежа объявил об отставке 13:19, Статья На недвижимость и активы замглавы Генштаба наложили арест 13:17, Статья В сгоревшем хостеле в Истре нашли восьмого погибшего 13:15, Новость Сын Кадырова стал президентом футбольного клуба «Ахмат» 13:12, Статья Между Ростовской областью и Донбассом появится особая зона в 5 км 13:12, Статья Минобороны сообщило о взятии Андреевки 13:07, Статья Спецслужбы стран ШОС в 2023 году предотвратили 181 теракт 13:04, Новость Как расслабиться за пять минут: практика мышечной релаксации 13:03, Статья В Нижнекамске вслед за Казанью ввели временные ограничения на полеты 12:58, Новость Тело иранского президента доставили в его родной город для похорон 12:49, Новость В «Сбере» рассказали о появлении в России нового среднего класса 12:48, Статья Обмануть обманщика: как остановить хакера, который уже в вашей IT-системе 12:45, Статья Производитель упаковки для молока «Ламбумиз» сообщил о плане выйти на IPO 12:43, Статья
Газета
Мы не позволим внушить нам мысль о том, что мы находимся в кризисе
Газета № 091 (1624) (2805) Общество,
0

Мы не позволим внушить нам мысль о том, что мы находимся в кризисе

Глава Siemens о перспективах глобального роста, сокращении издержек и распродаже непрофильных активов
Фото: EPA
Фото: EPA

Сейчас ни одна страна в мире не может претендовать на роль локомотива мировой экономики, убежден глава немецкого концерна Siemens ПЕТЕР ЛЁШЕР. В интервью HANDELSBLATT он рассказал, как компания адаптируется к слабому росту в Европе, США и Китае, а также о том, как важно не проглядеть структурные изменения на рынках вроде спада в сфере солнечной энергетики.

— Г-н Лёшер, последнее время в ваш адрес раздавалось много критических замечаний из-за целого ряда нестыковок в работе Siemens: срыв поставок скоростных поездов ICE, невозможность подключения к сети парка ветряков. Вы не боитесь за свое место?

— Ни в коем случае. Siemens находится в хорошей форме. Мы не позволим внушить нам мысль о том, что мы находимся в кризисе. Впрочем, подобные рассуждения характерны для некоторых СМИ, но не для инвесторов. В ходе минувшего общего собрания акционеров наша работа получила высокую оценку, а собственно мою деятельность одобрили 98,9% его участников.

— Когда вы в 2007 году возглавили Siemens, на вас смотрели, как на героя. Вы разобрались с коррупционными схемами и сделали ставку на экологичность. Теперь же вам приходится заниматься самой что ни на есть прозой будней.

— Я пришел в Siemens, когда он находился в глубоком корпоративном кризисе. Мы его преодолели. Мировая же экономика прошла через глобальный финансовый кризис. Европа в кризисе до сих пор. Несмотря на это, наши показатели двух последних лет стали лучшими за всю историю концерна.

— Но вы ведь сами признали, что «значительный потенциал использован не был».

— Конечно, мы хотим завтра быть лучше, чем сегодня. Как же иначе?

— В 2012 году вы обещали получить прибыль в размере 6 млрд евро, но в итоге — 5,2 млрд.

— Тогда встречный вопрос: сколько еще компаний в Германии имеют аналогичную прибыль? Еще никогда Siemens не был так силен, как сегодня. Вот что главное.

— Значит, никаких ошибок вы не совершали?

— Да кто же может сказать о себе такое? Я не могу. Мы сравниваем себя с наиболее сильными конкурентами. И в последнее время другие были лучше нас.

— Два года тому назад вы видели себя равным конкурентом General Electric. В программах экономии Siemens не нуждается, говорили вы. А теперь в рамках программы Siemens 2014 вам предстоит сэкономить 6 млрд евро.

— Ну посмотрите же внимательно на то, что предпринимают наши конкуренты! О программе экономии объявили General Electric, АВВ, многие другие компании. И мы не остались в стороне. Именно в трудные для конъюнктуры времена необходимо работать над повышением производительности труда и использовать собственные резервы.

— Насколько болезненно вы воспринимаете разговоры о «царящем в руководстве Siemens хаосе»?

— Не скажу, что это меня совсем не трогает, но и поддаваться всему этому я не намерен. Я продолжаю спокойно работать.

— Хорошие хозяйственные показатели заставили бы эти разговоры поутихнуть. Как чувствует себя ваш бизнес?

— В настоящее время мировой экономике не хватает настоящего локомотива. Мы это тоже чувствуем.

— Некоторые считают, что эту роль могли бы взять на себя США…

— Этот локомотив в лучшем случае слишком неповоротлив. Во время последнего кризиса у нас был Китай, да и большинство развивающихся стран демонстрировали высокие темпы роста.

— А сейчас Китай на роль локомотива не тянет?

— В среднесрочной перспективе я по-прежнему жду от этой страны очень многого. Но в ближайшее время никакого импульса от Китая не будет. Новое руководство КНР хочет поддержать внутреннюю конъюнктуру и дать возможность подрасти отечественным компаниям.

— Больше всего вас пугает кризис евро?

— Положение по-прежнему тяжелое. Зона евро переживает экономическую рецессию. Пример Кипра свидетельствует, что неуверенность рынков никуда не исчезла. В среднесрочной перспективе рост в Европе будет медленным. К сожалению.

— Что это означает для Siemens?

— Пока легче бизнесу не становится. Не хватает импульса даже сделкам короткого цикла. Попутного ветра мы по-прежнему не ждем ни от мировой конъюнктуры, ни от рынков. Многие эксперты прогнозируют рост конъюнктуры во втором полугодии. Пока же ничего, что это предвещало бы, мы не чувствуем.

— Каков же ваш ответ на такую ситуацию?

— Последовательное осуществление стратегии развития как многоотраслевого экологичного концерна с максимальной концентрацией внимания на том, на что мы способны повлиять. Я имею в виду нашу программу Siemens 2014, то есть минимизацию издер­жек и повышение производительности труда. Наша задача состоит в том, чтобы к 2014 году достичь уровня рентабельности не менее 12%. Сейчас этот показатель составляет 9,5%.

— Вы исходите из того, что постепенный рост экономики все же начнется, но если этого не случится, то вам придется экономить еще сильнее?

— В этом плане мы хорошо начали и уже сэкономили несколько сотен миллионов евро, но большую часть пути пройти еще только предстоит, а это потребует серьезного напряжения сил.

— Профсоюзы недовольны, что вы объявляете о новых сокращениях чуть ли не каждую неделю.

— Изменения идут постоянно: где-то идет сокращение, где-то — набор новых работников. Пользуясь случаем, хотел бы напомнить, что в последние годы мы постоянно увеличивали свой штат. Так, только за два последние года в Siemens было создано более 30 тыс. новых рабочих мест. Мы принимали людей на работу по мере роста наших мощностей.

— Таким образом, вы инвестировали в экономический рост, который в итоге так и не последовал?

— Нет, наша выручка увеличилась за минувший год на 7%. Но одновременно некоторые рынки фундаментально изменились, и мы должны с этим считаться. Тем не менее Siemens будет продолжать расти, входить в технологии будущего, создавая тем самым и новые рабочие места. Тяжелые потери рабочих мест имели место тогда, когда мы упускали связанные с изменением рынка сделки и теряли конкурентоспособность. Это по-настоящему больно. В дальнейшем постараемся реагировать своевременно, чтобы предотвратить подобное.

— Проф­союзы критикуют вас и за то, что вы избавляетесь от своих активов в самых разных производственных секторах — от солнечной энергетики до сортировочного обору­дования.

— Мы анализируем, в каких сферах идут структурные изменения и как мы должны на них реагировать. Возьмем, к примеру, солнечную энергетику. Мы были уверены, что это та технология, которую мы могли бы развивать. Но потом рынки рухнули. Испания сократила дотации, а США открыли сланцевый газ.

— Вы не только продаете «солнечный» бизнес, но и хотите сократить свою 50-процентную долю в Nokia Siemens Networks (NSN).

— NSN прогрессирует, но сейчас встал вопрос о стратегии ее дальнейшего развития. Здесь существуют различные сценарии, которые мы изучим, прежде чем примем окончательное решение.

— Наряду с продажей активов вы намерены делать и новые покупки. Насколько верны слухи о том, что вы, возможно, купите сталелитейный бизнес концерна Thyssen-Krupp?

— Этот вопрос задают часто, и отвечаю я на него всегда одинаково: делать это мы не планируем.

Петер Лёшер изучал эконо­миче­скую науку в университетах Вены и Гонконга. За плечами 55-летнего австрийца работа в подразделениях концернов Hoechst, Aventis, Amersham и General Electric, расположенных в Японии, Германии, Испании, Великобритании и США. В Siemens он пришел из американ­ского фармацевтического гиганта Merck в 2007 году, став первым в 160-летней истории немецкого концерна руководителем, который до этого не работал в компании. В первые годы работы на посту гендиректора Siemens ему удалось оптимизировать структуру компании и повысить ее рентабельность. Трудовой договор Петера Лёшера с Siemens действует до 2017 года.