Лента новостей
Путин заявил о вкладе мусульман в единство народа России 01:38, Новость Покинувший правительство Ганц присоединился к акциям протеста в Израиле 01:10, Статья В Белом доме заявили, что соглашение с Украиной «не высечено в камне» 01:06, Статья Фон дер Ляйен обвинила Россию в росте цен на энергию и продукты 00:28, Новость Си заявил о попытке США подтолкнуть Китай к нападению на Тайвань 00:16, Статья «Они офонарели». Как в России отреагировали на недопуск лидеров к ОИ-2024 00:00, Статья Италия обыграла Албанию после пропущенного самого быстрого гола на Евро 15 июн, 23:59, Статья Экс-премьер Ирландии назвал политической целью объединение страны 15 июн, 23:59, Новость Италия одержала волевую победу. Что происходит во второй день Евро 15 июн, 23:57, Статья В Полтаве прогремели взрывы 15 июн, 23:28, Новость Зеленский сообщил о плане закончить конфликт на втором «саммите мира» 15 июн, 23:21, Статья Кремлев вопросом «Кто это?» ответил на видео с дракой его «зама» 15 июн, 23:02, Новость Премьер Испании заявил о боязни ядерной войны из-за конфликта на Украине 15 июн, 22:49, Новость Следователи завели уголовное дело после отравления людей в Москве 15 июн, 22:47, Новость Игрок РПЛ дебютировал на Евро 15 июн, 22:33, Статья Хуситы заявили, что атакованное ими украинское судно затонуло 15 июн, 22:32, Статья Сборная Италии пропустила самый быстрый гол в истории Евро 15 июн, 22:16, Статья США нанесли авиаудар по главному лидеру ИГИЛ 15 июн, 22:10, Статья
Газета
Что принесут России беженцы с Украины
Газета № 152 (1927) (2008) //2337 Общество,
0

Что принесут России беженцы с Украины

Фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА
Фото: ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА

Власти говорят уже о миллионе прибывших из Донбасса переселенцев. Телевидение рапортует, что беженцы находят в России работу и жилье —в общем, едут надолго, если не навсегда. Может ли этот миграционный поток решить наши давние демографические проблемы?

Гуманитарный кризис вокруг беженцев с Украины в Россию все больше становится вопросом не только внешне-, но и внутриполитическим. И это весьма необычная ситуация. Первое, что бросается в глаза, —резкое расхождение в оценке числа беженцев в России. По последним сообщениям российских государственных телеканалов, к нам уже прибыли более 730 тыс. вынужденных переселенцев. В Общественной палате считают, что даже больше — около 1 млн. Украина же отрицает факт такого массового переселения. Глава европейского отделения управления верховного комиссара ООН по делам беженцев Венсан Коштель повторяет российскую оценку в 730 тыс., но подчеркивает, что официально обратились в ФМС лишь около 170 тыс.

Любопытно, что противоречия в оценках возникают даже между российскими госструктурами. Так, на конец июня данные по Ростовской области между ФМС и МЧС расходились более чем в двадцать раз (510 тыс. против 18 тыс.). При этом более высокие цифры давала ФМС, разрабатывающая стратегию миграционной работы. Были ли у службы резоны завышать число прибывших к нам граждан Украины?

Прежде чем ответить на этот вопрос, стоит изучить отличия нынешнего кризиса от других ситуаций такого рода. Вспомните палестинцев, афганцев или более свежие примеры —Косово, Дарфур, Сирию, Ирак: ни в одном из этих случаев принимающая сторона не расселяла беженцев в максимально быстром порядке по всей своей территории, не озадачивалась тем, как им найти работу, жилье, побыстрее предоставить гражданство. Напротив, беженцы содержались в лагерях для перемещенных лиц, и даже арабские страны делали все возможное, чтобы бежавшие палестинцы не могли получить у них гражданство. Можно вспомнить и мультикультурную политкорректную Европу, где беженцев отнюдь не встречают с распростертыми объятиями, подолгу держат их в разного рода фильтрационных заведениях, частично отправляют назад; оставшимся приходится довольствоваться нелегальными подработками и крохами «вэлфэра».

В случае украинских беженцев в Россию все наоборот. Им целенаправленно ищут место жительства по всей стране вплоть до Сибири и Дальнего Востока. Им разрешают получать российское гражданство без подтверждения отказа от украинского, причем по ускоренной схеме — за три месяца. Им обещано облегченное получение разрешения на работу или на проживание на территории РФ в случае нежелания менять гражданство. Глава администрации президента Сергей Иванов даже предложил идти по американскому варианту — автоматически давать гражданство всем детям беженцев, родившимся в России.

Обращают на себя внимание содержание и тональность репортажей о беженцах на основных телеканалах страны. Телерепортажи пестрят отчетами о том, как востребованы украинские специалисты тех или иных профессий, как быстро они находят себе работу, заполняя пустовавшие вакансии. Другими словами, всячески проводится мысль о том, что переселение украинских граждан в Россию —это благо.

При этом прибытие беженцев обрастает в Интернете и соцсетях самыми нелепыми слухами. Достаточно ввести в поисковик фразу «украинские беженцы», и появится подсказка-продолжение по самым популярным запросам —«наглеют», «не хотят работать», «вы на нас напали, платите нам». «Одноклассники» переполнены «достоверными рассказами» о том, как в городе Энск лучшие квартиры отдают беженцам, как они смеются над наивными принимающими и т.д. Все это —сумбурное отражение очевидной реальности, осознаваемой людьми: на беженцев с Украины государство делает некую ставку.

Ситуация напоминает массовую раздачу гражданства РФ на территории непризнанных Абхазии и Южной Осетии в начале двухтысячных. Только теперь паспорта не пересекают границу, а ожидают своих владельцев на территории России, подталкивая к переселению. Похоже, государство увидело в гражданской войне на Украине и вызванных ею миграционных потоках еще и шанс изменить демографическую ситуацию в России. Медийная активность ясно говорит о том, что беженцев (и коренное население) ориентируют на то, что им предстоит поселиться здесь надолго —скорее всего, навсегда. Отсюда и рассказы о вышеперечисленных мерах, призванных ускорить интеграцию беженцев в местную жизнь.

Возможные плюсы понятны: вместо мигрантов из Азии и Кавказа в Россию прибывают сотни тысяч переселенцев-славян, разделяющих с местным населением язык и бытовую культуру. У них выше, чем у рабочих из Средней Азии, уровень профессиональной подготовки и общего образования. И они, люди, выбитые из колеи и лишившиеся дома, по идее, должны быть более покладисты при выборе места дальнейшего жительства.

И логика в таких доводах есть. Известный русскоязычный блогер с Украины loboff, живший до последних дней в Макеевке под Донецком, и тот в последних постах рассказывает, что решил покинуть страну и отправиться искать счастья в России, не намереваясь возвращаться на родину —там, по его мнению, произойдет откат к эпохе девяностых. Думается, подобные настроения характерны для многих, пересекших границу. Жители Донбасса, которые на майском референдуме голосовали за вхождение в состав России, получают шанс попасть в Россию в буквальном смысле и начать новую жизнь в мирной обстановке.

Так что преувеличивать число беженцев в России и громко кричать об этом в официальных СМИ, возможно, нужно не столько для создания картинки о том, как мужественно несет Россия новые тяготы, помогая пострадавшим соседям, сколько чтобы указать жителям Донбасса альтернативу: приезжайте, вас здесь ждут.

Но переселение несет и множество рисков. То и дело вспыхивающие скандалы с вывозом в Россию детей из детдомов бьют по имиджу страны. Любое массовое перемещение людей чревато нарушением демографического баланса, который складывается десятилетиями. Как показывает мировой, да и отечественный опыт, реальные итоги экспериментов с переселением бывают далеки от запланированных. Люди все равно перетекают жить туда, где им удобней, а не где хотелось бы государству. И если российские чиновники надеются заполнить больницы в глубинке врачами из Донбасса, то надеются они зря. А недовольство переселенцами и предоставляемыми им льготами, особенно на фоне вопиюще пренебрежительного отношения к соотечественникам, бежавшим в Россию в 1990-е годы, может вспыхнуть быстро и легко.