Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Трамп выдвинул в Верховный суд США выпускницу Нотр-Дама Эми Баррет Политика, 01:01 Минздрав Белоруссии объяснил рост заболеваемости COVID-19 протестами Общество, 00:04 СМИ сообщили о взломе хакерами сайта Белтелерадиокомпании и канала ОНТ Технологии и медиа, 26 сен, 23:30 Маск показал фото космического корабля Starship с хвостовым оперением Технологии и медиа, 26 сен, 23:11 В Москве зафиксировали максимум смертей за сутки от COVID-19 с конца июля Общество, 26 сен, 23:05 Байден сравнил Трампа с Геббельсом Политика, 26 сен, 22:59 Ученые оценили возможность пожизненного иммунитета к COVID-19 Общество, 26 сен, 22:58 Сына бывшего вице-губернатора Брянской области арестовали по делу о ДТП Общество, 26 сен, 22:56 Украинские дипломаты возмутились материалом Би-би-си о крушении Ан-26 Политика, 26 сен, 22:32 Как продуктивно провести время за рулем РБК и Mercedes-Benz, 26 сен, 22:28 «Сочи» в меньшинстве не позволил «Краснодару» одержать 4-ю победу подряд Спорт, 26 сен, 22:15 Патриарх Кирилл выразил соболезнования в связи авиакатастрофой на Украине Политика, 26 сен, 22:05 Джонсон назвал сумасшедшими противников вакцинации Общество, 26 сен, 21:48 Уступавший 0:3 «Челси» сумел вырвать ничью с «Вест Бромвичем» в концовке Спорт, 26 сен, 21:33
Политика ,  
0 

Посол в Великобритании — РБК: «Лондон не готов возобновлять отношения»

Посол в Соединенном Королевстве Андрей Келин рассказал РБК о перспективах налаживания диалога с Лондоном, ответе Москвы на июльские санкции и о том, что не понимают о России британские политики

«Отношения в последнее время были достаточно трудными»

— В опубликованном во вторник докладе комитета британского парламента по разведке Россия упоминается не как потенциальный партнер, а как угроза безопасности всего Запада. Что в документе сказано о нынешнем состоянии отношений Москвы и Лондона?

— Там, конечно, не только про вызов сказано, но откровенно указывается, что Россия осуществляет враждебные действия. Надо иметь в виду, что это не официальная точка зрения правительства: доклад подготовлен группой парламентариев с соответствующими советниками. Там четыре советника, все они нам хорошо известны. Первый из них — Уильям Браудер, второй — Крис Доннелли, который создавал идеологию НАТО. Ну и остальные двое сделали карьеру на русофобии. Поэтому это скорее их точка зрения на текущее состояние отношений. Она заключается в том, что улучшать отношения с Москвой нельзя. И они отговаривают всех других от улучшения отношений с Москвой. Вот это, я думаю, самое нехорошее, самое неприятное и наиболее злое из того, что есть в докладе.

— После прочтения доклада кажется, что отношения Британии и России сводятся к ограничению ущерба от конфронтации. Возможно ли выйти из этого тупика и какие действия обеим сторонам стоит для этого предпринять?

— Я думаю, что мы не будем предпринимать никакие действия до тех пор, пока к этому не будет готова британская сторона. Отношения в последнее время были достаточно трудными, но они не сводятся к политике. Политические отношения действительно, я бы сказал, на уровне замораживания или близко к тому. Что касается других — экономических, культурных, научных и так далее связей, — то здесь заморозки никакой нет.

— То есть по этим темам идут какие-то созидательные инициативы?

— Они, без сомнения, шли, пока не наступил период коронавируса, который повлиял на все действительно. По мере ослабления ограничений, я так думаю, будут и определенные возобновления в этих областях отношений.

Политические отношения — это совсем другое. Здесь Лондон, а не мы, настаивает на том, чтобы они были в состоянии, близком к заморозке. И доклад, о котором мы говорим, — сигнал крайне негативный. Получается, что Лондон не готов к тому, чтобы возобновлять отношения. Это парламентский доклад, но мы учитываем и контекст.

— В какой мере высказывания и призывы парламентариев ужесточить подход в отношении России влияют на политику британских властей?

— Влияют, без сомнения. Действительно, здесь, в Лондоне, сложилось очень мощное проамериканское лобби, которое намерено идти в русле всего того, что делает Вашингтон, а это подразумевает антагонизацию отношений с Россией.

«Британская политика дрейфует в сторону США»

— В начале июля Британия ввела санкции против россиян в соответствии с «поправкой Магнитского». Прорабатываются ли какие-то ответные действия и что они могут в себя включать?

— Да, действительно, британское правительство ввело санкционный механизм на основе «закона Магнитского». То же самое было сделано раньше в США, Канаде, Литве и Нидерландах, если я не ошибаюсь. Сейчас этот вопрос рассматривается в Австралии. Это относится все к событиям 2007 года. На эти события все ответы нами были даны в Москве. Те люди, которые были в чем-то виноваты, были наказаны. Поэтому мы не видим никаких оснований, чтобы заниматься вот такими мерами. Но американцы несколько раз переиздавали «список Магнитского», добавляя туда все новых и новых людей, которые не имели отношения к этому делу.

Если здесь пойдут на эскалацию и расширение этих списков, то, скорее всего, именно на том этапе будут приниматься ответные меры. Я бы лично принимал их в отношении тех, кто придумывает такие злобные истории, как недавний сюжет о том, что Россия якобы платила за убийство американских солдат в Афганистане. Это — фейковые вбросы, и, конечно же, за них должны расплачиваться те, кто их придумывает.

— Насколько высок риск, что Британия последует примеру США и будет ужесточать санкционный режим в отношении России в одностороннем порядке?

— Я думаю, что это произойдет, без сомнения. Британская политика действительно дрейфует в сторону США. Это обусловлено целым рядом причин. Если до сих пор британская политика в основном осуществлялась на согласованных принципах с другими членами Евросоюза, то в настоящее время прорабатывается вопрос усиления экономической составляющей в торговле с США и в целом ряде других направлений. Британская политика будет неизбежно подстраиваться под американскую политику и те требования, которые выставляет Вашингтон.

— США выразили намерение выйти из Договора по открытому небу. Как вы оцениваете будущее договора и обсуждали ли этот вопрос с британскими коллегами?

— Это хороший договор. Мы к нему шли очень долго. Все европейские страны шли к нему много лет. И он один из последних, которые поддерживают стабильность и транспарентность в Европе. Он полезен, и это признано всеми, кроме США. На каком-то этапе, насколько мы понимаем, США испугались новых технических средств, которые были, в частности, использованы в рамках договора. Перспективы его пока туманные.

Мы сохраняем все возможные позиции, поскольку не уверены, что вслед за США из договора не будут выходить другие страны, в частности Великобритания, поэтому я не могу сказать, что произойдет дальше. Мы действительно обсуждали эти вопросы с британскими дипломатами. Они считают, что договор должен быть сохранен. Им эта позиция США не нравится, поскольку не так много инструментов осталось, которые поддерживают безопасность в области обычных вооружений в Европе.

«Британские политики слабо понимают, что представляет собой Россия»

— Как развивается сейчас ситуация с делом Скрипаля? Можно ли считать этот вопрос исчерпанным?

— Она никак не развивается. Никакой новой информации по делу Скрипалей не поступает. Мы обеспокоены судьбой российских граждан. Мы не знаем, где они находятся, в Великобритании или они уехали в Новую Зеландию. Информация на этот счет противоречивая. Продолжаем направлять запросы в отношении этого дела. Британское правительство намеренно сохраняет эту тему на плаву, в общем-то, прикрывается ей, стремясь не допустить возобновления отношений. Эта тема упоминается в докладе, о котором мы сегодня с вами говорили. Тут интересная формулировка. Они отговаривают другие страны от улучшения отношений с нами, с Россией, поскольку это, дескать, может подорвать международный ответ по делу Солсбери, лидером которого является Великобритания. Вот такая формулировка.

СМИ узнали о начале расследования дела Скрипалей прокуратурой Германии
Общество
Подозреваемые в отравлении Скрипалей Александр Петров и Руслан Боширов 

— Исходя из опыта общения с британскими коллегами, какие темы вы считаете наиболее приоритетными в отношениях России и Британии?

— Некоторые сферы я уже назвал — это научная, культурная и т.д. Что касается общения с британскими официальными лицами, то я считаю здесь главным образовательный процесс. Их проблема заключается главным образом в том, что они очень мало знают о нашей политике, о нашей повседневной жизни, о том, как Россия развивается и что она собой представляет. Эти сведения в основном британские политики черпают из собственных газет, от собственных корреспондентов, а те, как вы хорошо знаете, в основном пишут о нас гадости. Там позитива не найдешь.

— Посол России в США Анатолий Антонов жаловался на проблемы с доступом к американским политикам и дипломатам на фоне обвинений в адрес Москвы во вмешательстве в американские дела. Удается ли вам свободно обмениваться мнениями с британскими коллегами?

— Анатолий Иванович Антонов заехал в Вашингтон значительно раньше меня, поэтому ему там обстановка гораздо виднее. Что касается Лондона, так сложилось, что сейчас произошел длительный перерыв в контактах из-за коронавируса. До того, что касается контактов, я не могу пожаловаться на отсутствие доступа. Посмотрим, что сейчас будет по мере ослабления ограничений, связанных с вирусом.

— Сейчас между Россией и Британией по большому счету отсутствует межпарламентский диалог. Почему его не удается наладить и можно ли ожидать каких-то подвижек на этом направлении?

— Не совсем так. Британские парламентарии были в Москве в конце декабря прошлого года и, кстати, довольно неплохо провели там диалог. У меня запланирован контакт с группой британских парламентариев на 5 октября, раньше не получается, вот там я и задам этот вопрос.

«Нас Brexit никак не затронет»

— Британия отказалась продлить переходный период в отношениях с ЕС, он истекает в конце этого года. На ваш взгляд, удастся ли сторонам достигнуть соглашения по поводу будущих отношений? Может ли возможный срыв переговоров негативным образом затронуть Россию?

— Я начну с России. Я думаю, что нас это никак не затронет и мы тут своего угла, в общем-то, не видим. Это дело исключительно Великобритании. На данный момент те позиции, которые занимают в переговорах Евросоюз и Великобритания, во многом противоположны. Есть некоторые общие элементы, но в целом здесь действительно различный подход — и по рыболовству, и по торговле, и просто даже по количеству соглашений: Евросоюз хотел бы иметь одно соглашение и один контрольный орган — Суд Евросоюза, а Великобритания хотела бы иметь набор соглашений, в каждом из которых был бы указан отдельный орган, который будет заниматься урегулированием возникающих проблем. Поэтому и по форме, и по содержанию стороны пока действуют с противоположных позиций. И здесь потребуются, несомненно, какие-то кардинальные решения, которые можно будет принимать, видимо, позже, ближе к часу икс, когда все это будет заканчиваться. Это действительно должны быть радикальные решения. Но когда Великобритания выйдет из Евросоюза, 50% ее торговли будет все равно осуществляться внутри Евросоюза, и с этим надо считаться.

Мишель Барнье и Жозеп Боррель Как ЕС будет строить отношения с Великобританией после Brexit
Мнение
Фото:Matt Dunham / AP

— Ведутся ли сейчас дискуссии о том, как выстраивать двусторонние отношения после полноценного выхода страны из ЕС?

— Нет, никаких разговоров на этот счет не ведется. Хотя попытки их начать действительно предпринимались. Моя коллега, посол Великобритании в Москве Дебора Броннерт, пробовала заниматься этой темой, но, судя по всему, никакой поддержки из Лондона ей оказано не было. Официальные британские лица здесь также молчат. Частично это объясняется ситуацией с коронавирусом, поскольку пока все служащие британских министерств и ведомств работают дистанционно.

— Роспотребнадзор предложил возобновить авиасообщение с несколькими европейскими странами, в том числе с Великобританией. Как вы оцениваете эпидемиологическую обстановку в стране?

— Находиться в стране по-прежнему небезопасно. Здесь уровень опасности понижен на одну ступеньку, но меры предосторожности по-прежнему принимаются. Буквально с 24 июля вводится масочный режим во всех магазинах, чего, кстати, не было за все время коронавируса. Так что определенная опасность сохраняется. В Британии довольно высокое количество зараженных людей и высокий уровень смертности — на это закрывать глаза нельзя. Вместе с тем авиационное сообщение и с Лондоном, и с другими странами не прерывалось, в небе по-прежнему много самолетов. Вопрос о восстановлении авиационного сообщения прорабатывается, а решения будут приняты согласно эпидемиологической обстановке — решения об открытии России для поездок иностранцев по деловым и прочим визам, а также с целью туризма.

Кто такой Андрей Келин

Андрей Келин родился в 1957 году, окончил факультет международной журналистики МГИМО. На государственной службе с 1979 года.

1979–1995 годы — работал в посольствах СССР, а потом — России в Нидерландах и Бельгии.

1995–1998 годы — возглавлял отдел в департаменте общеевропейского сотрудничества МИДа.

1998–2003 годы — заместитель постпреда России при НАТО в Брюсселе.

2003–2005 годы — заместитель директора департамента общеевропейского сотрудничества МИДа.

2005–2011 годы — директор четвертого департамента стран СНГ МИДа.

2011–2015 годы — постпред России при ОБСЕ в Вене.

2015–2019 годы — возглавлял департамент общеевропейского сотрудничества МИДа.

С 5 ноября 2019 года — посол России в Соединенном Королевстве. Владеет английским, французским и голландским языками.