Лента новостей
Моряки арестованного в Турции судна отправились в Россию Общество, 04:08 В Мексике разбился вертолет Ми-17 Общество, 03:39 Умер нобелевский лауреат Марри Гелл-Манн Общество, 03:27 Роскомнадзор опроверг экспертизу текстов поп-группы «Френдзона» Общество, 03:04 СМИ узнали о планах Рамоса по уходу из «Реала» Спорт, 02:47 Галкин назвал мудрым решение по победителям «Голос.Дети» Общество, 02:28 Ушедший в отставку премьер Украины объявил о планах создать новую партию Политика, 02:15 Белый дом решил продать оружие арабским странам в обход конгресса Политика, 01:57 Все победители шоу «Голос.Дети» получат по 1 млн руб. Общество, 01:38 В Москве эвакуировали жильцов горящей пятиэтажки Общество, 01:14 Политик в Нидерландах поспорил с премьером о роли России в крушении MH17 Политика, 00:48 Адвокат сообщил о задержании в аэропорту Афин россиянина с $800 тыс. Общество, 00:36 «Скажи что-нибудь на футбольном»: что такое пента-трик РБК и Футболер, 00:09 СМИ показали фото предполагаемого террориста в Лионе Общество, 00:03
Давосский форум — 2018 ,  
0 
«Американцы прячутся от нас»: что Россия рассказала на форуме в Давосе
Макроэкономика стабильна, поэтому пора переходить к реформам микроуровня, рассказали на Давосском форуме представители российской делегации. Россия — лидер в блокчейне, а санкции не так важны, считают они
Фото: Gian Ehrenzeller / EPA

Представители российского правительства и бизнеса попытались объяснить иностранным инвесторам на форуме в Давосе, как обстоят дела в экономике страны. С их точки зрения, после макроэкономической стабилизации нужно сосредоточиться на изменениях на микроуровне, а также стать лидерами в блокчейне. Иностранцев больше интересовали санкции, но россияне об этом говорили неохотно — это не тот вопрос, на котором стоит зацикливаться.

Ждать ли перемен

Россия столкнулась с самой затяжной рецессией с начала правления Владимира Путина — как убедить инвесторов в Давосе, что его новый срок будет другим? Такой вопрос вице-премьеру Аркадию Дворковичу на стратегической сессии о России в среду, 24 января, задал редактор Bloomberg Джон Фрэер. Цифры говорят сами за себя, дал понять Дворкович, который в этом году возглавил делегацию России на Всемирном экономическом форуме (ВЭФ): инфляция рекордно низкая, что дает хороший шанс для роста реальных доходов, ставки снижаются, тем самым давая новые возможности для инвестиционных проектов, малого и среднего бизнеса, ускоряются сельское хозяйство, химическая промышленность и другие отрасли, растут иностранные инвестиции, безработица по-прежнему низкая, а демографическая ситуация стабилизируется. «И результат — мы полностью восстановились от рецессии 2015–2016 годов», — объявил вице-премьер. Росту может навредить разве что снижение производства нефти, которое стало результатом сделки ОПЕК, добавил он, хотя сама договоренность — правильный шаг.

Экономика
Занесенные снегом: с чем Россия и мир едут на Давосский форум

Правительство не оценивает экономическую ситуацию как великолепную, подчеркнул Дворкович. Однако больших изменений после выборов ожидать не стоит. «Мы должны просто продолжать то, что мы делаем», — подчеркнул Дворкович. Макроэкономические риски очень низкие, нужно сосредоточиться на улучшении бизнес-климата и структурных реформах на микроуровне, сказал вице-премьер.

О бизнес-климате говорили на встрече Путина с бизнесменами в декабре, поделился основной владелец «Северстали» Алексей Мордашов, также участвовавший в «русской» сессии Давоса. Россия, считает он, будет пытаться получить больше от развития технологий, а корпорации могли бы помочь в цифровизации и обучении людей. Сейчас рост основан на «традиционной» экономике, и пора переходить к технологиям будущего, рассуждал глава Внешэкономбанка Сергей Горьков. Россия, уверял он, может стать лидером в блокчейне (хотя биткоин Горьков считает пузырем) благодаря, в частности, сильным кадрам. А к концу своей речи о технологиях глава ВЭБа и вовсе пришел к выводу, что Россия уже лидер в сфере блокчейна.

Сдвиг нужен «срочно»

О плотных связях с Россией говорила председатель крупнейшей итальянской нефтегазовой компании Eni Эмма Марчегалья. Санкции итальянцам не нравятся, и даже в этой непростой ситуации европейцы и американцы должны оставаться в контакте с Москвой, подчеркнула она. Итальянское правительство и компании близки к России, но они следуют решениям Еврокомиссии, сказала Марчегалья, добавив, что не знает, до каких пор продлится нынешнее положение дел. Объем внешней торговли России с другими странами упал на 40–50%, но не только из-за санкций, отметил, в свою очередь, Дворкович: во-первых, сказываются более низкие цены на нефть, во-вторых — ослабление рубля, которое сократило импорт.

Фотогалерея 
«Санкции — это безумие»: о чем говорят российские гости Давосского форума

Отношения России и США «довольно токсичные», рассуждал президент американского экспертного центра Atlantic Council Фредерик Кемп. США готовы плотно работать с Россией в сферах контртерроризма или борьбы с наркотрафиком, но экономические отношения не изменятся без перемен в ситуации с Украиной, объяснял он присутствующим.

Макроэкономическая ситуация стабильна, но это стагнация, которая длится с 2004 года, считает Кемп: размер экономики уменьшился, санкции съедают по 1–1,5% ВВП в год, уровень развития технологий отстает, а таланты уезжают из страны. «Реальный вопрос — будет ли после выборов существенный сдвиг в подходе [к экономике]. Я не знаю, будет ли он, но России это нужно срочно», — заключил он, напомнив о докладе Минфина США по возможным новым санкциям, который будет готов 29 января. Упоминание в докладе приближенных к Кремлю людей не означает автоматического введения санкций, отметил он, но это в любом случае скажется на репутации фигурантов доклада при ведении бизнеса с ними.

Незначительная проблема

О возможности попадания в новый санкционный список США модератор спросил Горькова. ВЭБ как государственный институт развития очень близок к правительству, ответил он. «Но наша миссия — создать новую экономику для России и профинансировать конкретные проекты», — указал Горьков. Прямое влияние на бизнес-климат от санкций вряд ли есть, так как они распространяются на отдельные секторы экономики и нужно отделять частный бизнес от государства, рассуждал затем Мордашов. «Для частных компаний, как «Северсталь»… Мы не имеем ничего общего с правительством, — отметил Мордашов. — У нас нет государственного участия, мы не участвуем в государственных программах». С другой стороны, санкции способствуют тревожности и неопределенности, которые уже наблюдаются в России, полагает Мордашов. Если в санкционные списки люди попадут просто за то, что у них успешный бизнес, — это будет провалом, добавил Кемпе.

Экономика
Дворкович заявил о прячущихся от делегации России в Давосе американцах

Но России пора что-то решать с ограничениями и понять, как позиционировать себя, подчеркнул он. «Без финансирования, без доступа к технологиям, без открытости и открытых отношений с Европой и США — я не думаю, что Россия когда-либо сможет реализовать​ весь свой потенциал», — сказал эксперт.

Разговоры о санкциях к этому времени надоели Дворковичу. ​«Санкции не самая важная вещь в мире, это незначительная проблема, на обсуждение которой мы не должны тратить много времени. Мы должны просто работать все более эффективно. Это не Россия прячется от диалога, это не Россия не открыта [к нему]. Американцы прячутся от нас в Давосе. Это маленькая деревня, но они не хотят разговаривать, прячась от реальной дискуссии», — заявил он. США считают, что санкции эффективны, и приводят в пример Иран и КНДР, но Россия не Иран и не КНДР, отметил вице-премьер. Гораздо важнее, что Россия делает со своими институтами и юридической системой, заключил Дворкович.

Фотогалерея 
Как менялась повестка экономического форума в Давосе

Снова о Магнитском

Завершилась русская сессия вопросом, который стал практически традиционным. Глава фонда Hermitage Capital Management Уильям Браудер, рассказав о своих «непростых» отношениях с Россией и напомнив о «пытках» и «убийстве» аудитора фонда Сергея Магнитского, спросил Дворковича, почему Россия «настаивает на покрывательстве убийц Магнитского». Вице-премьер сказал, что на этот вопрос отвечали неоднократно, в том числе и на ВЭФ. Дворкович подчеркнул, что не работает в правоохранительных органах и не может дать дополнительных разъяснений «по этому конкретному делу».

Подобный вопрос Браудер задал на ВЭФ и в 2015 году. Ему отвечал первый вице-премьер Игорь Шувалов. «Если в смерти Магнитского виновны люди, которых не провели через надлежащую процедуру судопроизводства, не наказали, — это безобразие, это плохо», — ответил тогда Шувалов.