Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Цены на нефть обвалились на 4% на фоне распространения коронавируса Quote, 14:36 ЕС выделит €232 млн на борьбу с коронавирусом Экономика, 14:23 Европейские индексы просели максимально с 2016 года из-за коронавируса Бизнес, 14:06 Гончарук заявил о необходимости торговать оружием для выплаты ипотеки Общество, 13:43 «Известия» сообщили об отказе Латвии пустить в страну журналиста Технологии и медиа, 13:12 Участники детского хоккейного турнира в Тольятти устроили массовую драку Спорт, 13:06 Премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад подал в отставку Политика, 12:51 Суд арестовал создателя «Красной кнопки» Литреева по делу о наркотиках Общество, 12:32 Посол Китая в России заявил о разработанной в КНР вакцине от коронавируса Общество, 12:11 В московских автобусах отключат Wi-Fi Общество, 11:54 В Совфеде ответили на слова Трампа о примирении России и Украины Политика, 11:46 В Италии допустили массовый перенос футбольных матчей из-за коронавируса Спорт, 11:38 Жилье нам только снится: что ждет строительную отрасль в 2020 году Pro, 11:28 National Interest назвал странным калибр российских патронов Политика, 11:21
Дело Шакро ,  
0 

Прокурор попросил 16 лет для генерала СКР Александра Дрыманова

Гособвинение попросило приговорить трех высокопоставленных офицеров СКР на сроки до 17 лет и назначить штрафы до 250 млн руб. по делу о взятке за освобождение из СИЗО криминального авторитета из окружения Шакро Молодого
Александр Дрыманов (Фото: Максим Григорьев / ТАСС)

Прокуроры Игорь Потапов и Милана Дигаева запросили наказание 16 лет лишения свободы для обвиняемого в коррупции бывшего начальника Главного следственного управления Следственного комитета по Москве Александра Дрыманова. Об этом они объявили 10 февраля в ходе прений сторон в Мосгорсуде, сообщил РБК адвокат Дрыманова Денис Кобелев.

Гособвинение также потребовало назначить генералу штраф 196 млн руб.

Для также проходящего по этому делу бывшего начальника Главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР Михаила Максименко, ранее уже осужденного за коррупцию, гособвинение запросило 17 лет и 250 млн руб. штрафа. Экс-главу управления СКР по Центральному округу Москвы Алексея Крамаренко, также обвиняемого по этому делу, прокуроры предложили осудить на 14 лет и 195 млн руб. штрафа.

Судья Сергей Груздев принял решение провести прения сторон в закрытом режиме, в отсутствие слушателей и журналистов, поскольку среди материалов дела, на которые могли ссылаться стороны, есть засекреченные сведения.

Сроки, запрошенные для офицеров, близки к максимальным. Статья УК РФ о взятке предусматривает наказание до 15 лет колонии, однако в случае Дрыманова речь идет о двух эпизодах, а в случае Максименко — о совокупности двух приговоров.

По данным Судебного департамента Верховного суда, за 2018 год более десяти лет колонии по делу об особо крупной взятке (за вычетом иных обвинений) получил только один осужденный, за первое полугодие 2019 года таких приговоров не было. На суммы свыше миллиона рублей были оштрафованы за полтора года 16 человек.

В прошлом году 13 лет колонии и 117 млн руб. штрафа получил «полковник-миллиардер» из МВД Дмитрий Захарченко, которому кроме взятки вменялось воспрепятствование расследованию. 14 лет получил экс-следователь краснодарского УФСБ Дмитрий Гнатив, также обвиненный в мошенничестве. К 15 годам и штрафу 500 млн руб. был приговорен экс-мэр Владивостока Игорь Пушкарев, которому вменяли также злоупотребление должностными полномочиями.

В чем обвиняют офицеров СКР

Дело расследовало Следственное управление ФСБ. Дрыманову, Максименко и Крамаренко вменяется получение взятки $1 млн от бизнесмена Дмитрия Смычковского за освобождение из СИЗО криминального авторитета Андрея Кочуйкова (Итальянца) и его подручного Эдуарда Романова. Они входили в окружение вора в законе Захария Калашова (Шакро Молодого), которого в прокуратуре считают «лидером российского криминального мира».

Экс-полковник СКР признался во вбросе компромата о взятках
Общество

Обвиняемые не признают вину. Дрыманов заявлял об «особом интересе ФСБ» в деле и постоянном контроле со стороны спецслужбы задолго до задержания, а Максименко утверждал, что на него оказывали давление, добиваясь оговора главы СКР Александра Бастрыкина.

Кочуйков и Романов были арестованы после перестрелки у ресторана Elements на Рочдельской улице в Москве в декабре 2015 года. Тогда были убиты два человека, еще семеро тяжело ранены. В СКР сразу взяли дело на особый контроль, поскольку одной из сторон конфликта были лица, приближенные к Шакро Молодому, утверждалось в обвинительном заключении. Вскоре офицеры СКР узнали от Смычковского, который приятельствовал со многими высокопоставленными сотрудниками комитета, что «неизвестные лица из окружения Калашова готовы передать денежные средства» за освобождение Итальянца. Со Смычковским сторговались на сумме $1 млн, утверждает гособвинение. По его версии, в конце апреля 2016 года бизнесмен передал наличные Максименко, а затем офицеры распределили их между собой. Полученные доллары следователи, по версии гособвинения, надежно спрятали, обнаружить их не удалось.

Кухня СКР: что мы узнали из процесса Максименко о жизни следователей
Общество

Участники сговора долго обсуждали способы смягчения положения Итальянца, учитывая «возможное противодействие прокуратуры», подчеркивало гособвинение. Так, на оперативное совещание, где обсуждалось дело о перестрелке на Рочдельской, намеренно не позвали заместителя начальника ГСУ СК по Москве Андрея Стрижова, который мог помешать нужным решениям. В итоге Итальянцу и Романову решено было переквалифицировать обвинение с вымогательства (ст. 163 УК) на более мягкий состав — самоуправство (ст. 330 УК). В июне 2016 года следствие «забыло» выйти в суд с ходатайством о продлении им меры пресечения.

Кочуйков и Романов вышли из СИЗО, однако через день были задержаны снова, уже сотрудниками ФСБ. Еще через несколько недель последовали задержания в руководстве СКР. По версии гособвинения, офицеры догадывались о готовящихся арестах: незадолго до них Максименко вызвал к себе Смычковского и предложил ему срочно покинуть страну. Смычковский так и поступил, он объявлен в розыск и заочно арестован, Россия добивается его выдачи из Великобритании.

Кто давал показания о коррупции в СКР

Главное доказательство обвинения в деле — показания экс-заместителя главы ГСУ СКР по Москве Дениса Никандрова. Он проходил по тому же делу и, по версии следствия, поделил с сослуживцами вознаграждение от Смычковского, однако признал вину, дал подробные показания на других офицеров, получил сравнительно мягкое наказание 5,5 года колонии и уже освободился по УДО. Никандров выступил на процессе экс-сослуживцев в закрытом режиме.

Как Шакро к генералам привел: фигуранты «дела следователей»
Фотогалерея 

Другим ценным для обвинения свидетелем был приятель Смычковского Нурдин Тугуз (по прозвищу Вася Адыгеец) — по версии следствия, он контактировал с Шакро Молодым, участвовал в сборе средств для сотрудников СКР и видел их передачу. В суде Тугуз не признал существенную часть своих показаний, данных в ходе следствия.

Шакро также участвовал в процессе по видеосвязи из колонии в Краснодарском крае, где он отбывает срок за вымогательство. Он заявил, что никакого отношения к коррупционному делу не имеет, обвиняемых не знает и отказывается свидетельствовать против себя. Поэтому к делу были приобщены сведения, изложенные им ранее на допросе. Согласно им в мае 2016 года Шакро встречался с Кочуйковым в здании управления СК по ЦАО столицы, куда его доставили на следственные действия. Но как именно Калашов, находившийся тогда на свободе, добился встречи с подручным в здании с жестким пропускным режимом, Калашов не рассказал.

Наряду со свидетельскими показаниями вину обвиняемых, по версии следствия, должны доказывать многочисленные записи, сделанные установленной дома и на работе у следователей прослушивающей аппаратурой.

Плюс личное покровительство и еще одна взятка

В деле о коррупции в СКР, которое сейчас заканчивает слушать Мосгорсуд, есть еще один эпизод, который касается лично генерала Александра Дрыманова: по версии следствия, он получил взятку от собственного заместителя генерала Дениса Никандрова. За покровительство по службе тот передал начальнику банковскую карту латвийского банка с суммой порядка €10 тыс., сообщил пин-код от нее, а также подарил iPhone с установленным на нем банковским приложением для управления карточкой.

При этом уже вынесены приговоры по делу об еще одной взятке, переданной офицерам СКР за освобождение Андрея Кочуйкова, — $500 тыс. от основателя сети ресторанов «Якитория» Олега Шейхаметова. По версии следствия, с которой согласился суд, эти деньги Максименко разделил с двумя заместителями и отставным полковником МВД Евгением Суржиковым в обмен на игнорирование «непроцессуальных решений» следователей относительно Итальянца. Максименко получил 13 лет строгого режима.