Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Марсоход Perseverance впервые проехался по поверхности Марса Технологии и медиа, 03:02 В Минэнерго Украины назвали сроки отключения от энергосистемы России Экономика, 02:22 Власти Франции допустили блокировку поставок вакцин от COVID-19 Политика, 02:18 Кравчук предупредил Россию о возможных «радикальных шагах» по Донбассу Политика, 01:44 Феномен черного: как цвет изменил жизнь, моду и представления о вселенной РБК и ASUS, 01:16 Киев заявил о помощи в борьбе с олигархами после санкций по Коломойскому Политика, 01:14 ЕС и США заморозят введенные в рамках спора Boeing и Airbus пошлины Бизнес, 01:04 Власти порекомендовали переводить сотрудников старше 65 лет на удаленку Общество, 00:10 Не того пола: почему в российских компаниях дискриминируют мужчин Pro, 00:00 На грани отставок. Реабилитируются ли лидеры РПЛ за февральские неудачи Спорт, 00:00 В российских школах запретят доступ к «негативному» контенту по Wi-Fi Общество, 05 мар, 23:54 Гастротуризм на Кубани: еда не культ, а смысл жизни РБК и Николаевские сыроварни, 05 мар, 23:51 Турция продлила требование о наличии теста на COVID для прибывающих Общество, 05 мар, 23:36 Основатели Fix Price после выхода компании на IPO стали миллиардерами Бизнес, 05 мар, 23:18
Общество ,  
0 

Глава СПЧ заявил о необходимости пересмотра приговоров за репосты

После частичной декриминализации ст. 282 УК (экстремизм) осужденный за репосты или его адвокат должны поставить вопрос о пересмотре приговора, заявил глава президентского Совета по правам человека (СПЧ) Михаил Федотов. Об этом сообщает «РИА Новости».

«Естественно, это возможно, только это не амнистия, но эти приговоры [касающиеся репостов экстремистской информации] должны быть пересмотрены. То есть осужденный или его адвокат ставит вопрос о пересмотре дела в связи с новыми обстоятельствами», — сказал Федотов

УК лишился лайка: почему Путин предложил смягчить наказание за экстремизм
Политика
Владимир Путин

3 октября президент Владимир Путин предложил смягчить уголовную ответственность за экстремизм и разжигание ненависти. Глава государства предлагает не привлекать к уголовной ответственности за экстремистские высказывания, которые были совершены однократно и не представляли серьезной «угрозы для основ конституционного строя и государственной безопасности».

Так, предлагается исключить уголовное наказание за однократные экстремистские высказывания и публикации и заменить его административным штрафом от 10 тыс. до 20 тыс руб., или 100 часов обязательных работ, или административный арест на срок до 15 суток. Для юридических лиц штраф составит от 250 тыс. до 500 тыс. руб. Уголовное наказание в виде лишения свободы от двух до пяти лет предлагается ввести в случае повторного нарушения в течение года. По данным судебного департамента Верховного суда, всего в России за пять лет — с 2012 по 2017 год — по ч. 1 ст. 282 были осуждены более 1,5 тыс.​ человек.

Несвободный интернет: кого судили за посты в социальных сетях
Фотогалерея 
<p>В июне 2018 года районный суд в Тверской области <a href="https://memohrc.org/ru/news_old/sud-prigovoril-vladimira-egorova-obvinyaemogo-v-ekstremizme-za-post-s-kritikoy-putina-k">приговорил</a> к двум годам условно главу местного отделения партии &laquo;Яблоко&raquo; Владимира Егорова. По мнению суда, Егоров разместил в модерируемом им сообществе &laquo;Граждане Торопца&raquo; текст, содержащий призывы к экстремистской деятельности</p>

До этого в июне с инициативой смягчения наказание за репосты по ст. 282 УК выступила группа депутатов Госдумы и внесла соответствующий законопроект. Тогда его поддержали Минкомсвязи, омбудсмен Татьяна Москалькова и компания Mail.Ru, которая также выступила за амнистию по делам за репосты. В то же время в Госдуме рекомендовали полностью не убирать ст. 282 из УК. В конце сентября Верховный суд принял решение уточнить судебную практику по делам, связанным с публикациями экстремистских материалов в интернете и в частности. в соцсетях, а также «учитывать контекст». Основанием для данного постановления было конституционное право граждан делиться информацией.