Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Новак назвал сроки окончания строительства «Северного потока — 2» Общество, 18:32 Падение биткоина и убыток в миллиарды долларов. Главные события недели Крипто, 18:31 Белоруссия запретила ввоз в страну машин Skoda и косметики Nivea Политика, 18:27 Обновленный Opel Grandland X впервые заметили на тестах. Фото Авто, 18:26 Бизнес как на ладони: что вы не знали о мобильном банкинге РБК и СберБизнес, 18:19 Россиянка стала чемпионкой Европы по спортивной гимнастике в многоборье Спорт, 18:13 Адвокат сообщил об освобождении Ефремова от работ из-за самочувствия Общество, 18:11 Для возвращения войск из Крыма после учений задействуют 40 эшелонов Политика, 18:10 Глава британской спецслужбы оценил масштаб «угроз» России и Китая Политика, 18:05 На каких стадионах пройдут матчи Евро. Фотогалерея Спорт, 17:55  Украина предложила Нетаньяху стать посредником на переговорах с Россией Политика, 17:53 Чем оригинальные запасные части для автомобиля лучше. Тест на выживание РБК и Mercedes-Benz, 17:50 Хоккеист «Авангарда» решил продолжить карьеру в НХЛ Спорт, 17:49 Лучшие системы «умного» дома для новичков Индустрия 4.0, 17:40
Протесты в Белоруссии ,  
0 

Бабарико заявил из СИЗО о потере Белоруссией «подлинной независимости»

Действия белорусских властей, которые применяли силу для подавления акций протеста, привели не к спасению страны, а к снижению ее политической и экономической самостоятельности, утверждает находящийся в СИЗО Виктор Бабарико
Виктор Бабарико
Виктор Бабарико (Фото: Oksana Manchuk / BelTA / AP)

Соотношение пострадавших протестующих с одной стороны и силовиков и сторонников режима с другой — непропорционально, это опровергает тезис, что жесткость правоохранительных органов во время разгонов белорусских протестов была оправданна, заявил РБК Виктор Бабарико. РБК удалось передать вопросы банкиру и политику, находящемуся с июня прошлого года под арестом, и получить на них ответы.

О том, что силовые разгоны оппозиционных акций позволили спасти страну, удержать независимость, воспрепятствовали передаче власти олигархам и сохранили предприятия в рабочем состоянии, говорили белорусские чиновники и сторонники президента Александра Лукашенко, в том числе участники прошедшего в феврале шестого Всебелорусского народного собрания.

Бабарико называет ошибочным тезис о спасении страны, так как, по его мнению, оно возможно «только от внешней угрозы, которой не было»: «Миротворческие войска НАТО и стянутые к границе танки и самолеты были только на экранах БТ (Белорусского телевидения. — РБК) и в информационных сообщениях госСМИ». Поэтому, по его мнению, руководство страны спасало «собственную власть от людей, которые хотели изменить жизнь к лучшему, и для этого готово было использовать даже привлечение внешних вооруженных сил».
Об угрозе со стороны стран НАТО неоднократно говорил Лукашенко, обвиняя Польшу и Литву в поддержке белорусской оппозиции. О создании спецрезерва для возможного оказания помощи властям Белоруссии сообщала Москва — это делалось по решению президента России Владимира Путина в ответ на просьбу Лукашенко. Официальные представители НАТО заявляли, что укрепления сил на границе с Белоруссией не велось.

С начала протестов в августе до конца прошлого года, по данным МВД, в республике было зарегистрировано 1750 преступлений, связанных с массовыми беспорядками, угрозами, насилием, сопротивлением правоохранителям. Из них 667 — в отношении сотрудников милиции.

По данным правозащитного центра «Весна» (за участие в наблюдении во время президентских выборов 2001 года центр лишили госрегистрации в Белоруссии), от действий силовиков погибли по меньшей мере трое человек, задокументировано более 1000 свидетельств жертв пыток. В целом, по информации центра, с мая до конца прошлого года было задержано более 33 тыс. граждан, большая часть которых были подвергнуты судами административным арестам и крупным штрафам.

Сохранить подлинную независимость стране не удалось, считает Бабарико. «Как и у любого человека, у государства независимость опирается на экономику. Если не можешь обеспечить сам себя, а берешь деньги на свое содержание у родителей, родственников или друзей, то говорить о независимости сложно», — объясняет он. За прошедший год внешний долг Белоруссии вырос на $1,4 млрд, или более чем на 8%, приводит пример Бабарико. Белоруссия и так находилась в сильнейшей экономической зависимости от одного или двух рынков сбыта и привлечения финансирования, а «сейчас ни о какой многовекторности и диверсификации говорить не приходится», — продолжает он.

«Находясь под санкциями большей части цивилизованного мира, надеяться на расширение наших возможностей на рынках развитых и развивающихся стран, увы, нельзя. Каждый день мы выпрашиваем деньги у партнеров, прикрываясь тезисами о либерализации и напоминаниями «о братской любви», проявленной в окопах войн. А сейчас у нас даже теоретической альтернативы иных партнеров не осталось», — отмечает Бабарико. 

Союзником и финансовым партнером Белоруссии остается Россия. Во время визита в Сочи в феврале президент Лукашенко обсудил с российским президентом Владимиром Путиным возможность использования ранее выданного кредита на строительство белорусской АЭС и на другие нужды Минска.

Тезис о спасении страны от олигархов тоже несостоятелен, уверен Бабарико. «С учетом того, что было озвучено с экранов высшим должностным лицом, протестующие представляли из себя мелкую буржуазию. Поэтому речь не идет о людях, которые выходят на улицы. Что касается возможных «олигархов» внутри страны, то, очевидно, они уже встроены в действующую систему власти и точно не претендовали на власть», — считает он. По его мнению, когда власть использует аргумент о том, что в случае революции закроются белорусские предприятия, она также вводит людей в заблуждение. «Проблема уже многих десятилетий — нам обещали знаменитые «по пятьсот» (среднюю зарплату в $500. — РБК). А сегодня об этом уже речи не ведется. Получается, что с каждым годом мы все больше работали, но работали только ради работы, и наши предприятия сохраняются только для сохранения», — отмечает Бабарико.

Кроме того, добавляет он, лидеры оппозиции никогда не говорили, что закрытие предприятий или их продажа — единственный и неизбежный вариант действий. «Существует множество вариантов «несилового» перехода к более эффективной экономике, апробированных и реализованных в других странах. Поэтому «страшилки» про массовую безработицу и распродажу «наследия» больше напоминают истории про бабайку или чупакабру. Никто не видел, но все боятся», — отмечает он. Опираться на эти страшилки, по мнению Бабарико, можно, если хочется сохранить «ориентир на устаревшую систему управления, основанную на лжи, ненависти и страхе». «Но сохранить что-то невозможно. В природе нет длительного состояния устойчивого равновесия. Вы или развиваетесь, или падаете вниз. Можно только регулировать скорость движения», — уверен он.

Месяц протестов в Белоруссии. Фоторепортаж
Фотогалерея 

Виктор Бабарико с 2000 года по 2020 год возглавлял правление Белгазпромбанка (дочерний банк российского «Газпрома» и Газпромбанка). Он мог стать одним из основных соперников Александра Лукашенко на президентских выборах в августе прошлого года, но в бюллетени его имя не попало. Бабарико задержали в июне, до регистрации кандидатов, а баллотироваться он не смог, так как ЦИК забраковала большинство подписей, поданных за него.

Когда Бабарико был задержан, занимавший пост председателя Комитета госконтроля Иван Тертель (сейчас возглавляет КГБ) заявил, что за деятельностью банкира стоят «кукловоды» — «большие начальники» в российском «Газпроме», «а может быть, и выше», которые опасаются, что раскроется их причастность к незаконной деятельности. 17 февраля над ним и другими фигурантами дела Белгазпромбанка начался суд. Меньше чем через неделю заседания были прерваны на неопределенный срок из-за болезни одного из участников процесса.