Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Как дальнобойщикам отказаться от дизеля в грузоперевозках и сэкономить РБК и Scania, 22:29 В Башкирии загорелся склад сыпучих продуктов на площади 1,5 тыс. кв. м Общество, 22:24 Представительница Ямайки победила в конкурсе «Мисс мира 2019» Общество, 22:04 Загитова выступит в шоу перед хоккейным матчем СКА и ЦСКА Спорт, 21:48 Теннисист Медведев выиграл выставочный турнир в Саудовской Аравии Спорт, 21:44 КНДР заявила о необходимости испытаний для защиты от ядерной угрозы США Политика, 21:36 ФРГ обвинила Россию в манипуляциях по делу Хангошвили «задним числом» Политика, 21:30 «Мегасайенс»: что исследует российская фундаментальная физика РБК и Нацпроект «Наука», 21:28 «Барселона» сыграла вничью с «Реал Сосьедадом» в чемпионате Испании Спорт, 21:12 Главе Минобрнауки подарили дэйбиир из волос мамонта Общество, 21:06 «Челси» потерпел четвертое поражение в пяти матчах чемпионата Англии Спорт, 20:50 Просто и невероятно вкусно: паста без глютена с рагу из утки. Видеорецепт РБК Стиль и Barilla, 20:37 Якубович ответил на сообщения об ошибке в слове на «Поле чудес» Общество, 20:35 Клуб Бекхэма сделал «Зениту» предложение о покупке двух футболистов Спорт, 20:23
Мнение ,  
0 
Сергей Кондратьев Транзитное уравнение: каким будет новое газовое соглашение с Украиной
Возможным компромиссом между Москвой и Киевом в энергетической сфере могло бы стать соглашение о сохранении украинского транзита российского газа еще на один-два года при гарантированном уровне прокачки 25–30 млрд куб. м

В первый день 2020 года истечет действие соглашений, которые 19 января 2009-го подписали председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер и глава НАК «Нафтогаз Украины» Олег Дубина, заключив долгосрочные контракты на поставку российского газа на Украину и на его транзит в Европу. До этого Россия и Украина согласовывали условия поставок и транзита каждый год и каждый год устраивали друг другу «войну нервов». Соглашения 2009 года также предварял громкий конфликт, получивший название «газовой войны». Долгосрочные договоренности позволили избежать новых кризисов, но теперь срок их действия заканчивается. И хотя Россия и Украина при посредничестве Еврокомиссии уже полгода ведут переговоры о заключении новых договоров, прийти к консенсусу сторонам пока не удалось. При этом в отличие от ситуации десятилетней давности сейчас в переговорной повестке доминируют исключительно вопросы транзита: прямые закупки российского газа мало беспокоят «Нафтогаз», ведь с ноября 2015 года Украина импортирует его по реверсным маршрутам из ЕС, полностью отказавшись от поставок из России. Однако Украина по-прежнему сильно зависит от транзита российского газа, который в первом полугодии 2019-го обеспечил 29% всей выручки и 38% операционной прибыли «Нафтогаза».

Два взгляда

Позиция Киева предельно проста: нужен новый долгосрочный контракт на десять лет с гарантией транзита в объеме как минимум 60 млрд куб. м газа в год и оплатой по системе «вход — выход», тарифы для которой будут определяться Национальной комиссией по регулированию энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), а не подписавшими контракт сторонами. «Газпром» такие предложения совсем не привлекают. Ожидая в 2020 году запуска двух крупных газопроводов в обход Украины — «Северного потока-2» и «Турецкого потока», российский концерн хотел бы заключить с «Нафтогазом» транзитный контракт всего на год, установив обязательства по прокачке на уровне 10–15 млрд куб. м (против 86,8 млрд в 2018 году). Существенным является и требование «Газпрома» о взаимном отказе от всех претензий, даже по уже выигранным в судах делам. Это предложение особенно тяжело для украинской компании, рассматривающей свою победу в Стокгольмском арбитраже над «Газпромом» как один из главных успехов за последнее десятилетие. Присужденные этим арбитражем выплаты $2,56 млрд (как считает НАК, сейчас с учетом пени долг «Газпрома» превышает $2,81 млрд) — существенная сумма, которая более чем в пять раз превышает чистую прибыль «Нафтогаза» в 2018 году. «Нафтогаз» предлагает лишь обсуждение мировой по искам, рассмотрение которых еще продолжается, например по требованию возместить потери от прекращения транзита после 2019-го. В случае заключения нового транзитного контракта украинская компания готова снизить размер требований с $12 млрд до $2 млрд. Но вряд ли такое предложение устроит «Газпром».

Проблема анбандлинга

Еще одной преградой на пути к новому транзитному контракту может стать незавершенное разделение «Нафтогаза», ведь по украинскому законодательству компания не сможет заключать договоры о транспортировке газа после 2019 года, это должен делать новый независимый оператор газотранспортной системы. В 2011-м Украина стала членом Энергетического сообщества Европы, взяв на себя обязательства в том числе по выполнению «Третьего энергетического пакета», требующего отделения (анбандлинга) конкурентных видов деятельности (добыча, сбыт газа) от монопольных (транспортировка и распределение) в рамках одной компании. Однако модель разделения была утверждена только в сентябре 2019-го, а соответствующий закон принят Верховной радой лишь в конце октября. До конца года украинское правительство и «Нафтогаз» должны провести большую работу: передать активы ГТС (только газопроводы) в новую компанию «Оператор ГТС Украины» (ОГТСУ), пройти сертификацию у государственного регулятора (НКРЭКУ) и в ассоциации регуляторов энергетической отрасли стран ЕС (Council of European Energy Regulators, CEER).

Правительство Украины рассчитывает, что все эти требования будут выполнены до 26 декабря. После этого ОГТСУ теоретически мог бы заключить новый транзитный контракт с «Газпромом», однако по европейским правилам он в течение двух месяцев должен провести аукцион на бронирование транспортных мощностей. За это время потенциальные потребители услуг ОГТСУ (в данном случае «Газпром») могут ознакомиться с условиями аукциона и принять решение о бронировании необходимых мощностей. При отсутствии заявок компании придется проводить новый конкурс. Учитывая, что выполнить все перечисленные выше процедуры до 1 января ОГТСУ физически не сможет, проблемы с транзитом газа кажутся практически неизбежными.

Новый кризис?

Руководство НАК говорит о 13 декабря как о крайнем сроке заключения нового контракта, при этом не ясно, кто с украинской стороны сможет подписать договор: ведь НАК уже не имеет на это права, а у ОГТСУ пока нет необходимых сертификатов; не объявлены и условия транзита (будущие тарифы). Поэтому переговоры, скорее всего, продолжатся и после этой даты. Ситуация может развиваться по трем сценариям: заключение нового транзитного контракта, временное соглашение или же полная остановка транзита. Подписание нового транзитного договора стало бы лучшим выходом из ситуации, но оно потребует серьезных компромиссов и с российской, и с украинской стороны. Вероятно, новый контракт может быть заключен на один-два года, гарантированный уровень прокачки не превысит 25–30 млрд куб. м и контракт не будет касаться имеющихся взаимных претензий, ведь «Нафтогаз» не готов отказаться от победы в Стокгольме, а Россия не хочет предлагать Украине сравнимые компенсации. Альтернативой новому контракту может стать временное соглашение о транзите в зимний период 2020 года: это позволило бы спокойно пройти наиболее сложные месяцы (до запуска «Северного потока-2») и «Газпрому», и европейским потребителям.

Отсутствие договоренностей будет означать полную остановку транзита. И это будет худшим сценарием для всех, хотя и «Газпром», и «Нафтогаз», и европейские потребители активно готовятся к такому развитию событий. «Газпром» и потребители в Восточной Европе закачали в подземные хранилища (ПХГ) рекордные объемы газа (почти 30 млрд куб. м, или 97,8% от активной емкости ПХГ на начало отопительного сезона), а построенные за последние десять лет в Восточной Европе новые газопроводы позволят перераспределять газ между странами даже в отсутствие украинского транзита. Однако если пауза в транзите продлится более двух-трех недель, отдельные страны ЕС (Болгария, Румыния) могут столкнуться с дефицитом газа.

Остановка транзита станет вызовом и для украинской ГТС. В 2009 году «Нафтогазу» с немалым трудом удалось обеспечить снабжение внутреннего рынка. В августе этого года компания провела «учения» на случай прекращения транзита, ничего, правда, не сообщив об их результатах. При длительной остановке транзита под ударом окажутся потребители в Центральной Украине, в том числе в Киеве и на юге, получающие газ из транзитных газопроводов и не имеющие возможности импорта газа по реверсу. Этот факт повышает заинтересованность «Нафтогаза» в достижении договоренностей.

Хотя политики и эксперты сконцентрированы на обсуждении «проблемы 1 января», вопрос, что будет с украинским транзитом в среднесрочной перспективе, не менее важен. После ввода обходных газопроводов «Газпрому» потребуется до года на выход на проектную мощность и перезаключение договоров с европейскими потребителями: перенос точек сдачи газа, согласование схем транспортировки и т.д. Все это время продолжение транзита через Украину будет востребовано. Но и после начала полноценной работы «Северного потока-2» и «Турецкого потока» украинская ГТС была бы полезна «Газпрому» для обеспечения гибкости поставок в периоды ремонтных работ на обходных газопроводах или пикового спроса в ЕС. Другое дело, что при снижении транзита до 15–20 млрд куб. м в год стоимость прокачки газа по украинской ГТС может вырасти с нынешних $30–32 до $70–75 за 1 тыс. куб. м, а это будет не самое лучшее предложение в эпоху низких цен на газ.

Об авторах
Сергей Кондратьев заместитель руководителя экономического департамента ИЭФ
Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.