Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В аэропорту Екатеринбурга грабители отобрали у курьера 30 млн руб. Общество, 00:38 Самолет Turkish Airlines совершил аварийную посадку в Одессе Общество, 00:36 Промсвязьбанк заявил о готовности обслуживать 100% гособоронзаказа Финансы, 00:26 Valve представила трейлер новой игры из вселенной Half-Life Технологии и медиа, 00:14 Власти запланировали поднять долю рубля во внешней торговле до 30% Экономика, 00:00 ЦБ ответил на критику слишком мягкого подхода в борьбе с отмыванием Экономика, 00:00 Два пилота погибли в результате аварии на авиабазе США Общество, 21 ноя, 23:53 В РАТЭК назвали вредным закон о предустановке российского ПО на гаджеты Технологии и медиа, 21 ноя, 23:43 Президент Сербии заявил о нежелании вступать в НАТО и ОДКБ Политика, 21 ноя, 23:37 Несколько тысяч человек вышли на митинг в годовщину начала Евромайдана Политика, 21 ноя, 23:27 Пользователи Twitter смогут скрывать ответы к своим публикациям Технологии и медиа, 21 ноя, 23:25 Вучич обратился к России с вопросом после публикаций о вербовщике ГРУ Политика, 21 ноя, 23:21 На МЦД назвали срок устранения проблем с чтением транспортных карт Общество, 21 ноя, 23:16 Эксперты оценили решение Минздрава отложить новый порядок медосмотра Общество, 21 ноя, 23:15
Финансы ,  
0 
Калви приписал идею сделки из уголовного дела автору заявления в ФСБ Какие подробности американский инвестор раскрыл в Басманном суде
Майкл Калви рассказал в суде новые подробности об уголовном деле Baring Vostok. РБК разбирался, как заявления американского инвестора встраиваются в хронологию акционерного конфликта и судебного процесса
Майкл Калви (Фото: Maxim Shemetov / Reuters)

Идею сделки, которая стала причиной уголовного дела против основателя инвестфонда Baring Vostok Майкла Калви, предложил миноритарий банка «Восточный» Шерзод Юсупов, позднее написавший заявление на Калви и его партнеров в ФСБ. Такое заявление сделал сам Калви во вторник, 8 октября, на заседании Басманного суда, рассматривавшего вопрос о продлении ему меры пресечения — теперь он останется под домашним арестом до 13 января 2020 года. Сам Юсупов заявляет, что менеджеры Baring пытаются «обмануть следствие и суд».

Контекст

Основой для обвинений против Калви и других топ-менеджеров Baring Vostok стала сделка с погашением кредита на 2,5 млрд руб., выданного Первому коллекторскому бюро (аффилировано с Baring), в обмен на 59,9% акций люксембургского инвестфонда IFTG. Следствие посчитало, что эти акции стоили всего 600 тыс. руб., а Калви ввел совет директоров банка и миноритария Шерзода Юсупова, проголосовавшего за сделку, в заблуждение. Майкла Калви в феврале поместили в СИЗО, а затем перевели под домашний арест. Его партнеры также находятся под арестом — дома или в изоляторе.

Заявление, после которого Следственный комитет возбудил дело, Юсупов подал в ФСБ. «Я не мог бездействовать, потому что нарушения были настолько явными, что бездействие сделало бы меня соучастником происходящего», — заявлял он. Теперь же Калви назвал его автором формата сделки, который в конечном счете не устроил силовиков.

Общество
Суд продлил арест Майклу Калви до 2020 года

Банк «Восточный» в нынешнем виде — результат объединения «Восточного», который контролировал Baring Vostok, с банком «Юниаструм» Артема Аветисяна. Весной 2016 года Baring искал инвестора для своего банка, который нес убытки. Фонд вел переговоры с BOC Russia Holdings Аветисяна (позднее получила название «Финвижн»). Также Baring необходимо было решить вопрос с выданным ПКБ кредитом на 2,5 млрд руб., который бюро взяло не на собственные цели, а для погашения забалансовых обязательств самого банка «Восточный» перед БКС, по которым были заложены евробонды банка на 5 млрд руб., рассказывал Калви.

  • «В апреле 2016 года мы предлагали простую сделку в деньгах: «Юниаструм» должен был инвестировать в новую эмиссию «Восточного» и потом купить у фонда Baring Vostok дополнительные акции за 4,5 млрд руб., из которых мы договорились 2,5 млрд руб. передать ПКБ для погашения долга [перед банком] в деньгах», — рассказал 8 октября в суде Калви. По его словам, согласие на такую схему было получено от Юсупова и Аветисяна.
  • «Но спустя несколько недель Юсупов пришел в Baring Vostok с новой идеей. Вместо этого сделать слияние двух банков — «Юниаструм» и «Восточный» — и найти компании для приобретения, которые можно использовать для погашения долга ПКБ через отступное», — продолжил основатель Baring. Юсупов даже предлагал компанию для этих целей — Arius, которую, как он считал, можно оценить в 2,5 млрд руб. благодаря синергии с «Восточным», рассказал Калви. Информации про компанию с таким названием в открытом доступе почти нет, но известно, что в 2017 году Arius объединилась с SBC в бренд SBC Technologies, который предоставляет сервисы, связанные с приемом платежей.
  • Мотивацией проведения такой сделки для акционеров «Юниаструма» Калви назвал уменьшение суммы выплат за контроль над «Восточным»: вместо 4,5 млрд руб. Аветисяну и Юсупову нужно было инвестировать только 700 млн руб., чтобы получить контроль.
  • Но Arius участие в сделке так и не приняла. В октябре 2016 года инвестфонд Da Vinci Capital, который вкладывался в ПКБ вместе с Baring, предложил «Восточному» инвестировать в IFTG. «Da Vinci, Юсупов и мы видели большой потенциал синергии между компаниями IFTG и банком», — заявил Калви. В контрасте с Arius у «дочек» IFTG (фонд владел долями в нескольких финтех-стартапах) уже был успешный и прибыльный бизнес, объяснил основатель Baring. По его словам, выбор IFTG для этой сделки утверждал в том числе и Юсупов.

Контекст

Соглашение об объединении было подписано в августе 2016 года, Baring получил больше 50% в новом банке. Фонд не собирался управлять банком самостоятельно, поэтому стороны заключили с «Финвижн» соглашение об опционе на 9,99% акций, принадлежащих Baring. Опцион был исполнен в июне 2019 года — через суд, так как фонд Калви не захотел продавать акции добровольно. После этого инвестфонд утратил контроль над банком.

  • «Юсупов нас уговорил, что «Восточный» в результате слияния с «Юниаструмом» получил бы большую подушку капитала. Мы верили словам Юсупова и договорились менять структуру сделки, но при условии, что опцион можно будет выполнить, только если кредит ПКБ будет погашен к удовлетворению всех сторон», — заявил Калви.

Контекст

Ограничения в уставе IFTG, которые накладывали ограничения для «Восточного» на получение доходов при ликвидации инвестфонда, были выявлены аудиторами PwC, писал Юсупов в РСПП. Компания IFTG исправила эти ограничения в сентябре 2018 года, но на момент сделки в феврале 2016 года они еще имели силу. По утверждению Калви, в 2018 году, когда стороны ненадолго подписали мировое соглашение, Юсупов «признавал», что заказанная PwC экспертиза неправильна, так как у банка был опцион на вложения в IFTG. Сейчас в уставе IFTG за пакетом банка закреплены доли в работающих на фондовых рынках ITI Capital и ITI Funds, маркетплейсе Finvale и стартапе в сфере эквайринга 2can & iBox.

Что говорит Юсупов

Юсупов в ответ на запрос о своей роли в организации сделки сказал РБК, что «менеджеры Baring Vostok идут в своем мошенничестве дальше, пытаясь обмануть следствие и суд», однако не уточнил деталей. Он также заявил о новых претензиях к фонду: по его словам, голосующие права на акции IFTG у «Восточного» составляют всего 7%, а не 59,9%. Кроме того, «ликвидные акции ММВБ и «РуссНефти», которые были на балансе IFTG в рамках раздутой оценки в 3 млрд руб., испарились», сказал он.

Контекст

Калви прокомментировал и оценку акций IFTG, из-за которой было заведено дело. Изначально «Восточный» оценил их в 2,5 млрд руб., силовики — в 600 тыс. руб., а позднее следствие заказало новую экспертизу. Ее провело Российское общество оценщиков (РОО). Экспертиза показала, что пакет стоил 4,4 млрд руб., сказал Калви в суде.

Впрочем, это рыночная стоимость акций, а в материалах РОО была и другая оценка, учитывавшая ограничения в уставе IFTG, которые не позволяли получить от вложений в эти акции сумму больше первоначальных инвестиций. Она составляла $4,4 млн (или 260 млн руб.), писал РБК.

IFTG получила доли в финтех-компаниях в декабре 2016 года, после того как кипрская Balakus внесла в фонд $4,4 млн. Но перед этим такая сумма, как считает Юсупов, была выведена из «Восточного». «Мои адвокаты с удивлением изучают все подробности забалансовых схемных сделок, которые, кроме прочего, означают, что Baring Vostok ранее увеличил свой пакет акций банка за счет средств самого банка», — заключил Юсупов.