Лента новостей
Обвиняемому в шпионаже американцу Уилану продлили арест до августа Общество, 14:13 Вокруг храма: какими будут последствия конфликта в Екатеринбурге Мнение, 14:04 В Туле ввели план «Перехват» после нападения на полицейского Общество, 14:04 ФОМС предупредил о социальных рисках в случае слияния с Пенсионным фондом Экономика, 14:02 Завтрак с Германом Грефом: какую одежду выбрать на мероприятие РБК и ЦУМ, 14:01 Мадуро пообещал при помощи России сделать реальностью 4G в Венесуэле Технологии и медиа, 13:59 Корбин предложил провести внеочередные выборы после отставки Мэй Политика, 13:57 В Кремле прокомментировали дело против главы банковского отдела ФСБ Политика, 13:49 Греф опроверг интерес Сбербанка к покупке «Яндекса» Бизнес, 13:40 Такого не было четыре года: Bitcoin может подорожать в несколько раз Крипто, 13:40 Какие пищевые ошибки связаны с развитием рака Стиль, 13:38 «ВКонтакте» предложила мировое соглашение издательству «Эксмо» Технологии и медиа, 13:37 Зеленский отменил указы Порошенко по Нацсовету по телерадиовещанию Политика, 13:36 Amnesty International запустила онлайн-тренажер о правах человека Партнерский материал, 13:32
Технологии и медиа ,  
0 
Кризисный мессенджер Как блокировка Telegram повлияла на регулирование Рунета
Год назад, 13 апреля 2018 года, Таганский районный суд Москвы постановил заблокировать Telegram в России. Мессенджер по-прежнему работает, но из-за него регулирование Рунета оказалось под пристальным вниманием властей
Фото: Татьяна Макеева / Reuters

Как изменилась за год аудитория Telegram

Исследовательская компания Mediascope предоставляет данные об аудитории мобильных приложений мессенджеров и Telegram, в частности в российских городах с населением от 100 тыс. человек. В октябре 2017 года приложением Telegram на своих смартфонах и планшетах ежедневно пользовались, по подсчетам Mediascope, 2,2 млн жителей крупных городов в возрасте 12–64 лет. В апреле 2018-го, когда к сервису было приковано всеобщее внимание, ежедневная аудитория возросла до 3,7 млн человек, примерно на том же уровне — 3,6 млн — оставалась она и в мае. Уже в июне произошел спад до 2,9 млн человек. Но аудиторию в том месяце теряли и другие, более востребованные, чем Telegram, мессенджеры, что позволяет говорить об общем летнем спаде.

С сентября ежедневная аудитория всех сервисов снова начала расти, а в ноябре 2018-го Telegram установил новый рекорд: в том месяце его аудитория в России превысила 4 млн человек в день. В феврале 2019-го (последние доступные данные) ежедневная аудитория достигла уже 4,4 млн жителей крупных городов. Измерения также свидетельствуют, что среднее время пользования сервисом за прошедший год осталось на прежнем уровне. И в октябре 2017-го, и апреле 2018-го, и в феврале 2019-го это были в среднем семь минут в день.

Мобильное приложение блокируемого в России Telegram остается третьим по популярности мессенджером после WhatsApp и Viber.

Какой сейчас статус у Telegram в России

Решение Таганского райсуда о блокировке Telegram было подтверждено всеми вышестоящими инстанциями, в том числе Верховным судом, рассказал Павел Чиков, руководитель международной правозащитной группы «Агора», представляющей Telegram в суде. В августе прошлого года Европейский суд по правам человека зарегистрировал жалобу на блокировку мессенджера в России.

Юридически сейчас мессенджер в России заблокирован, но с технической точки зрения он продолжает быть доступным российским пользователям. По мнению Чикова, существенную роль в том, что пользователи по-прежнему могут пользоваться сервисом, сыграл тот факт, что Telegram заручился поддержкой международного бизнеса. В частности, Amazon и американский провайдер облачных инфраструктур Digital Ocean отказались выполнить требование российских властей об исключении трафика Telegram со своих серверов, а Apple — исключить приложение этого мессенджера из App Store.

Чиков не стал комментировать возможное изменение правового статуса Telegram в России в связи с запущенной Павлом Дуровым ликвидацией британской компании Telegram Messenger LLP, основного юрлица мессенджера, сославшись на то, что это компетенция Роскомнадзора. Юридические изменения в компании, владеющей Telegram, ничего не меняют в ситуации с этим мессенджером в России, заявлял ранее журналистам руководитель Роскомнадзора Александр Жаров.

В чем проблемы Telegram в России

Одна из претензий ФСБ к Telegram — активное использование мессенджера преступниками и террористами. Судя по текстам судебных дел, опубликованных в государственной автоматизированной системе «Правосудие», Telegram упоминается в основном в делах по наркотическим статьям. Этим сервис Павла Дурова отличается от других популярных в России мессенджеров. К примеру, более половины случаев упоминания WhatsApp за последние три года приходятся на гражданские иски или административные правонарушения (оскорбления, иски о защите прав потребителей и т.д.). Упоминания WhatsApp и Viber есть и в делах о мошенничестве, Telegram в таких делах не фигурирует. Как правило, в приговоре Telegram указывается как мессенджер, в котором с потенциальными покупателями или посредниками общаются торговцы наркотиками.

Достоверно узнать, используют ли правоохранительные органы переписку в Telegram и других мессенджерах при расследовании террористических дел, невозможно. Опубликовано лишь около трети актов уголовных дел террористической направленности. Кроме того, дела, касающиеся государственной безопасности, в систему «Правосудие» не загружают вообще. Из 700 дел террористической направленности, тексты которых загружены в систему с начала 2014 года, Telegram упоминается в 13 приговорах, WhatsApp — в 30.

Как изменились сами Telegram-каналы

Судебное решение заблокировать сервис Павла Дурова не отразилось и на интересе к Telegram-каналам, свидетельствуют подсчеты «Медиалогии». По ее данным, в феврале 2018 года среднее количество просмотров одного поста в 30 самых популярных каналах варьировалось от 86 тыс. до 236 тыс., в феврале 2019-го — уже от 111 тыс. до 408 тыс. Увеличилось и число подписчиков: например, на канал «Давыдов.Индекс» в феврале 2018-го были подписаны 90,6 тыс. пользователей, спустя год — 232,3 тыс. Канал Mash увеличил, по версии «Медиалогии», свою аудиторию почти в полтора раза, до 523,8 тыс. подписчиков.

Владельцы и администраторы опрошенных РБК Telegram-каналов — «Сталингулаг», «Банкста» и др. — также говорят о росте аудитории. «Охота Роскомнадзора на Telegram, кроме как поводом для очередных шуток, ничем не обернулась», — сказал представитель канала «Сталингулаг». Есть примеры успешного запуска проектов и после блокировки: менее чем за год «Жирные коты» собрали, по собственным данным, более 75 тыс. читателей.

«Незыгарь», по собственным данным, получил за год блокировки более 94 тыс. новых подписчиков. «Telegram состоялся как социальная платформа, у него высокая цитируемость, — отметил представитель канала на запрос РБК. — Любые игры в блокировку — это дискредитация власти и общества, и люди в дорогих костюмах продолжают осознанно портить репутацию страны».

После блокировки темпы роста аудитории значительно упали, но при этом средний пользователь стал больше пересылать материалов своим друзьям и коллегам в чате, указывает основатель сообщества и Telegram-канала MDK Роберто Панчвидзе, добавляя, что активность групповых чатов, «по ощущениям», тоже выросла. В целом аудитория MDK в Telegram, по информации Панчвидзе, выросла более чем на 70 тыс. человек.

Фотогалерея 
За интернет, за Дурова: как проходили акции в поддержку Telegram

Сам Telegram свою аудиторию не монетизирует, но на рекламе зарабатывают владельцы каналов. Стоимость коммерческих публикаций в Telegram-каналах может варьироваться от 500 руб. до десятков тысяч в зависимости от количества подписчиков на канал, рассказала руководитель группы мобильного маркетинга агентства iProspect Russia Ирина Косарева. По ее оценке, в большинстве случаев цена коммерческого поста составляет 2–10 тыс. руб. за публикацию.

Как блокировка отразилась на Рунете

В феврале этого года в интервью РБК профильный вице-премьер Максим Акимов охарактеризовал действия Роскомнадзора по блокировке Telegram как «довольно незрелые технические решения». «И это само по себе вызов, — признал Акимов. — Мне бы, конечно, хотелось, чтобы сценарий решения этой проблемы был другой. Но он не по вине государства перешел в эскалирующую фазу».

Тем не менее история с Telegram получила продолжение — власти всерьез озаботились наблюдением за интернет-активностью россиян. В прошлом августе в подмосковном Реутове в испытательной лаборатории «Ростелекома» прошло тестирование оборудования для глубокой фильтрации трафика (Deep Packet Inspection, DPI), которое призвано ограничить доступ к запрещенным ресурсам. Тесты проводила межведомственная комиссия, в которую входили представители Роскомнадзора, ФСБ и Министерства цифрового развития.

В декабре в Госдуму был внесен так называемый законопроект о суверенном Рунете. Он предписывает всем операторам связи устанавливать на свои сети специальное оборудование, через которое, с одной стороны, в случае внешней угрозы Роскомнадзор сможет централизованно управлять маршрутизацией трафика, а с другой — будет фильтровать весь трафик Рунета, ограничивая доступ к запрещенным ресурсам более эффективно, чем это происходит сейчас. На реализацию всех мер, предусмотренных законопроектом, планируется потратить не менее 30 млрд руб.

Во втором чтении законопроект был принят депутатами 11 апреля. Но еще в марте, как сообщал РБК, Роскомнадзор предложил трем крупнейшим сотовым операторам протестировать в каком-либо из регионов на своих сетях систему DPI, разработанную отечественной компанией RDP.RU.

В ходе подготовки этого материала ни Роскомнадзор, ни Павел Дуров комментировать прошедший год не стали.

«Надо сказать большое спасибо Павлу»

Известные интернет-деятели о провале блокировки Telegram в России

Герман Клименко, экс-советник президента по развитию интернета

«Блокировка дала понимание того, что поверхностно подходить к решению вопросов о блокировке и безопасности в интернете нельзя. Мы видим появление законопроекта о суверенном интернете. Я бы назвал его «закон имени Дурова», потому что если бы Павел не повел себя так публично и с вызовом, то и законопроекта бы не было. По сути, Дуров не показал некомпетентность Роскомнадзора, а обратил внимание на то, что в России большие дыры в законодательстве [в части интернета]. И этот законопроект поможет как блокировкам, так и безопасности. Надо сказать большое спасибо Павлу».

Станислав Шакиров, технический директор «Роскомсвободы»

«Российским властям блокировка Telegram дала возможность заработать много денег. Потому что, несмотря на то что блокировка не является эффективной, на это выделяются средства, а с законом о суверенном интернете бюджеты возросли. Роскомнадзор как раз и является исполнителем законов, у него есть подведомственные ФГУПы, которые занимаются анализом. Такая деятельность выгодна — каждое противодействие Telegram приходится изучать заново, применять новые технологические решения».

Леонид Левин, председатель комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Госдумы

«Комплекс мер, реализованных Роскомнадзором в целях выполнения требований законодательства, высветил определенное несовершенство методов, применяющихся для блокировки. Это стимулировало вовлеченные стороны — Министерство цифрового развития, Роскомнадзор, операторов связи и других — пересмотреть своих подходы к технологическим решениям этой проблематики.

Последние заявления и действия Роскомнадзора связаны с поиском решений, тяготеющих к саморегулированию. Успешные попытки разрешить противоречия, не прибегая к репрессивным мерам или блокировкам, свидетельствуют о смягчении режима администрирования российского сегмента интернета, а также о корреляции отечественных практик с методами, используемыми за рубежом».

Ирина Левова, директор по стратегическим проектам Института исследований интернета

«Непрекращающиеся попытки блокировки Telegram принесли лишь имиджевые потери. Если Роскомнадзор не может реализовать то, что запланировал, — это промах в глазах общественности. Техническим специалистам с самого начала было понятно, что так и будет».

Денис Терехов, управляющий партнер агентства «Социальные сети»

«Историю с блокировкой Telegram я для себя называю историей про мою маму. Когда появились первые сообщения о возможном запрете мессенджера, мне позвонила моя 70-летняя мама и спросила, умею ли я пользоваться VPN, и была готова помочь мне с его настройкой (соответствующую инструкцию она нашла в «Яндексе»).

Все это демонстрирует одно: те люди, которые традиционно считались консервативной, непродвинутой аудиторией, без труда самостоятельно находят технические решения для обхода такого рода блокировок. Пытаться в XXI веке бороться с технологическими решениями с помощью запретов по меньше мере смешно».

Иван Засурский, президент Ассоциации интернет-издателей

«Благодаря истории с Telegram мы увидели, чего следует ожидать от дальнейших попыток внедрения централизованной системы контроля в децентрализованных сетях. Неудача никого не остановила и аппетиты не убавила, потому что есть возможность неконтролируемых расходов по этим статьям. Никто не ожидает окончательных успехов, готовы потратить любые деньги, при этом даже цели и задачи четко не определены».

Магазин исследований: аналитика по теме "Интернет-торговля"