Лента новостей
В Тбилиси протестующие отказались расходиться после уступок от властей Политика, 20:27 В Ростовской области произошел пожар в автобусе с 70 детьми Общество, 20:18 Cadillac рассказал об обновленном CT6 для России Авто, 20:00 Минобороны «в качестве жеста доброй воли» сообщило ОБСЕ о проверке войск Политика, 19:51 3 правила от Аполлона: как правильно фотографировать на смартфон РБК Стиль и HUAWEI, 19:41 Минобороны вслед за ракетчиками по тревоге подняло общевойсковую армию Политика, 19:34 Эксперты зафиксировали сокращение среднего класса до минимума за 15 лет Экономика, 19:30 Медведев пригласил премьера Франции в Россию Политика, 19:29 Потребкредитование впервые с 2013 года обогнало ипотеку по темпам роста Финансы, 19:24 Зимняя Олимпиада 2026 года пройдет в двух итальянских городах Спорт, 19:15 Евкуров объявил об отставке с поста главы Ингушетии Политика, 19:11 Адвокат Аршавина опроверг наличие у спортсмена задолженности по алиментам Общество, 19:05 Во внезапной проверке войск ЦВО задействовали около 150 тыс. военных Общество, 19:04 Федерация футбола Грузии поддержала антироссийский протест игроков Спорт, 19:03
Технологии и медиа ,  
0 
«МегаФон» выкупит 20,36% своих акций у миноритариев
Владельцы 20,36% акций «МегаФона» предъявили их к выкупу. Среди тех, кто избавился от акций, крупнейший миноритарий — Газпромбанк. В результате сотовая компания станет менее прозрачной, опасаются аналитики
Фото: Владислав Шатило / РБК

В понедельник, 11 марта, «МегаФон» объявил результаты оферты на выкуп собственных акций у акционеров, говорится в материалах компании. Всего компании предъявили к выкупу около 126,25 млн обыкновенных акций, что составляет 20,36% ее уставного капитала. Покупателем выступила 100-процентная «дочка» «МегаФона» — «МегаФон-Финанс», которая уже владеет 22,52% в капитале оператора. Всего «МегаФон» потратит на выкуп 83,3 млрд руб. «МегаФон» предоставит «дочке» заем в размере 90 млрд руб. сроком до трех лет с нулевой процентной ставкой. После выкупа в обращении на Мосбирже останется 0,8% акций компании. Они переведены в некотировальную часть списка и являются ограниченно ликвидными.

Основным продавцом акций стал Газпромбанк, владевший 117,58 млн акций «МегаФона» (соответствовали 18,96-процентной доле в компании). Согласно опубликованному 5 марта сообщению банка, он полностью вышел из капитала оператора. Ни «МегаФон», ни Газпромбанк не комментировали это сообщение.

Выход Газпромбанка из капитала оператора представитель «МегаФона» также не стал комментировать. Он лишь отметил, что цена оферты предполагала «существенную премию к котировкам, поэтому подавляющая часть миноритарных акционеров «МегаФона» воспользовалась возможностью продать акции». Представитель оператора также сказал, что они продолжат взаимодействие со структурами Газпромбанка «в рамках партнерств и проектов в сфере цифровой экономики». Представитель Газпромбанка не ответил на запрос РБК.

Банк стал акционером «МегаФона» осенью 2017 года, купив пакет, ранее принадлежавший шведской Telia Company. Одна акция обошлась банку в 514 руб., а весь пакет — в 60,4 млрд руб. В Газпромбанке объясняли приобретение доли в «МегаФоне» тем, что позитивно оценивают потенциал роста этого актива «как одной из самых динамично развивающихся компаний в телекоммуникационном секторе».

Технологии и медиа
Звонок из банка: зачем Газпромбанк купил 19% «МегаФона»

Аналитики и участники рынка тогда отмечали, что банк, скорее всего, является для «МегаФона» не стратегическим, а финансовым инвестором и со временем продаст приобретенные акции другой компании.

Почему «МегаФону» пришлось делать оферту

В июле 2018 года совет директоров «МегаФона» одобрил делистинг ценных бумаг компании с Лондонской фондовой биржи. Как пояснял гендиректор «МегаФона» Геворк Вермишян (на тот момент занимал должность исполнительного директора), классические модели телекома перестают работать и требуют изменения стратегии. «Но правила лиcтинга, время, усилия и внимание, которые менеджмент тратит для его поддержания, ограничивали нужную для трансформации бизнеса гибкость», — отмечал он.

В преддверии делистинга оператор объявил оферту миноритариям от имени своей 100-процентной «дочки» — Megafon Investments Cyprus Limited. Она готова была выкупить обыкновенные акции и глобальные депозитарные расписки (GDR) по 659 руб. и $9,75 за штуку соответственно. Компания получила заявки на продажу от владельцев 57,03 млн обыкновенных акций и 58,29 млн GDR на общую сумму 76 млрд руб. Указанные бумаги соответствуют 18,6% акций «МегаФона». В октябре «МегаФон» завершил делистинг с Лондонской биржи.

Крупнейшие акционеры «МегаФона» не имели права принять участие в том выкупе. Помимо Газпромбанка среди акционеров оператора были USM Group (56,32%) и «МегаФон-Финанс» (22,52%), еще 2,2% акций находились в свободном обращении. В конце декабря «МегаФон-Финанс» направил миноритарным акционерам оферту, поскольку после конвертации GDR в обыкновенные акции доля компании с учетом долей аффилированных лиц в капитале оператора превысила 75%. Предлагаемая цена приобретения составила 659 руб. 26 коп. за одну акцию. Акционеры могли принять предложение до 7 марта 2019 года включительно.

Сколько заработал Газпромбанк

Исходя из цены оферты, стоимость пакета Газпромбанка должна была составить 77,5 млрд руб.​ За полтора года, когда банк владел долей в «МегаФоне», ее стоимость выросла более чем на 28%, или на 17,1 млрд руб., исходя из цены покупки в 2017-м и оферты. За этот же период капитализация «МегаФона» на Московской бирже увеличилась на ​11,2%, до 393,7 млрд руб.

Однако аналитик ФК «Уралсиб» Константин Белов отметил, что доходность индекса Мосбиржи за указанный период с учетом дивидендов составила примерно 28%, то есть подорожание пакета акций соответствовало динамике рынка. «Для Газпромбанка это, безусловно, выгодная сделка, так как компания вышла с прибылью», — считает Белов. В то же время аналитик «Уралсиба» указал, что после выкупа доли Газпромбанка почти все акции «МегаФона» оказались сконцентрированы в руках одного круга лиц. «Фактически компания перестает быть публичной, а ее деятельность становится менее прозрачной. В итоге аналитикам и другим компаниям станет намного сложнее оценивать ситуацию на рынке», — указал Константин Белов.

«Для Газпромбанка мобильный оператор, очевидно, был непрофильным активом. Обычно логика подобных сделок заключается в том, что банк выступает в роли временного, но надежного держателя, который при этом не станет вмешиваться в корпоративное управление и стратегию. Для России это достаточно распространенная практика, когда по какой-либо причине не удается быстро найти покупателя и при этом банк является крупным кредитором. Как показывает практика, подобные сделки сложно реструктуризуются, чтобы обезопасить временного владельца от снижения ​стоимости актива, но и доходность от владения невысока», — отметил аналитик «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин.

Магазин исследований: аналитика по теме "Связь"