Лента новостей
«Арсенал» продлил беспроигрышную серию в чемпионате России до семи матчей Спорт, 13:43 Лукашенко попросил российских политиков не «страдать» из-за своих фраз Политика, 13:39 В ВСУ после слов Зеленского заявили об отсутствии в ЛНР и ДНР повстанцев Политика, 13:37 Власти поручили расширить репертуар театров оперы и балета классикой Общество, 13:18 Аваков сравнил реальность на Украине с сериалом «Игра престолов» Политика, 13:08 В Стерлитамаке грабители избили сторожа храма и похитили пожертвования Общество, 12:54 Еда на колесах: сколько стоит открыть и как окупить свое мобильное кафе РБК и ГАЗ, 12:35 Вице-премьер Борисов обсудил с Асадом восстановление экономики Сирии Политика, 12:32 Индийская Reliance объяснила покупку венесуэльской нефти через «Роснефть» Экономика, 12:31 Елена Зеленская: что известно о жене кандидата в президенты Украины Спецпроект РБК PINK, 12:02 Реставрация Макрона: повлияет ли пожар в Нотр-Даме на политику во Франции Мнение, 11:58 Депутат назвал версию попадания 9,5 т кокаина на сухогруз с россиянами Общество, 11:56 Американские ученые назвали способ борьбы со слабоумием Общество, 11:55 В Кабуле возле здания Министерства связи прогремел взрыв Общество, 11:38
Технологии и медиа ,  
0 
Звонок из банка: зачем Газпромбанк купил 19% «МегаФона»
Шведская Telia Company решила полностью выйти из состава акционеров «МегаФона». Покупателем ее 19-процентного пакета стал Газпромбанк. Но эксперты и участники рынка уверены, что у доли в итоге будет другой владелец
Фото: Владислав Шатило / РБК

Во вторник, 31 октября, шведская Telia Company объявила, что договорилась о продаже 19% ​акций сотового оператора «МегаФон» Газпромбанку. Одна акция компании обойдется банку в 514 руб. (на 10% ниже котировки акции на закрытии торговой сессии на Московской бирже 30 октября), а весь пакет — в 60,4 млрд руб. ​Газпромбанк профинансирует сделку из собственных средств.

Реакция инвесторов

О сделке стороны объявили до начала торговой сессии на Московской фондовой бирже. Открытие торгов началось с падения котировок «МегаФона» на 5%, но в течение дня цена корректировалась и по итогам дня выросла на 1,5% к предыдущему дню — до 580 руб. за бумагу. На Лондонской фондовой бирже торги закрылись снижением котировок GDR «МегаФона» на 1,32% по сравнению с предыдущим днем, до $10,45. Для сравнения, бумаги «Ростелекома» на ММВБ за вторник подорожали на 0,59% (капитализация — 175,86 млрд руб.), МТС — снизились на 0,39% (562,54 млрд руб.). 56,32% акций «МегаФона» принадлежат USM Group, 3,92% — «дочке» «МегаФона» Megafon Investments, 20,79% — торгуются на биржах.

Компания «Северо-Западный GSM» (на базе которой впоследствии был создан «МегаФон») запустила первую сеть сотовой связи в 1993 году. Telia (на тот момент — Telia International) была одним из зарубежных инвесторов компании вместе с финской Sonera и норвежской Telenor. Шведская компания неоднократно заявляла о намерении получить контроль в «МегаФоне», но максимальный размер пакета, который принадлежал Telia за всю историю отношений компаний, не превышал 40%. В итоге в 2015 году Telia объявила, что намерена сосредоточиться на бизнесе в Европе и готова продать активы в Евразии. До осени 2017 года Telia принадлежало 25,17% акций «МегаФона», но в начале октября этого года она продала на бирже 6,2% акций оператора за 22,52 млрд руб. (585 руб. за штуку).

Газпромбанк объяснил приобретение доли в «МегаФоне» тем, что «позитивно оценивает потенциал роста стоимости» оператора «как одной из самых динамично развивающихся компаний в телекоммуникационном секторе» и ожидает дальнейшего усиления его рыночных позиций, а среди возможных точек роста — «развитие банковских продуктов» с помощью оператора.

На конец ноября 2012 года, когда «МегаФон» разместил акции на Московской фондовой бирже, его капитализация составляла 390,6 млрд руб., на конец торгового дня вторника, 31 октября, — ​359,6 млрд руб. Выручка сотового оператора выросла с 272,6 млрд руб. в 2012 году до 316 млрд руб. по итогам 2016 года (прирост 16%). ​За аналогичный период выручка, например, у МТС выросла на 23% — с 337,9 млрд руб. по итогам 2012-го до 400,6 млрд руб. на конец 2016 года.

Контролирующий акционер «МегаФона» — USM Group миллиардера Алишера Усманова (владеет 56,32% оператора) — заявил, что «приветствует Газпромбанк в качестве нового акционера» и надеется, что банк имеет долгосрочные планы на инвестиции в оператора, «будет действовать исходя из интересов компании» и сохранения ее «финансовой и операционной устойчивости» в длительной перспективе. «Со своей стороны USM предпримет все усилия для сохранения Газпромбанка в качестве стратегического инвестора «МегаФона». Мы верим, что у нас и Газпромбанка единый взгляд на будущее и стратегические цели оператора», — говорится в сообщении группы. Согласно сообщению Telia, банк взял на себя обязательство не перепродавать акции в течение минимум шести месяцев после приобретения.

«МегаФон» в своем сообщении лишь заявил, что пока ждет официального извещения о продаже акций и «не владеет полной информацией». В то же время компания указала, что у нее «исторически сложилось тесное плодотворное сотрудничество с Газпромбанком по широкому спектру финансовых продуктов» и «МегаФон» «приветствует вхождение банка в состав акционеров компании».

Не стратег

Для большинства опрошенных РБК экспертов и участников рынка сделка, по их собственному признанию, стала полной неожиданностью. Многие из собеседников РБК при этом поставили под сомнение утверждение, что ​Газпромбанк будет стратегическим инвестором для «МегаФона». «Зачем Газпромбанку самому инвестировать в «МегаФон» — не очень понятно. Рынок телекоммуникаций в последнее время стагнирует и не слишком привлекателен для непрофильных инвесторов», — говорит старший аналитик «Уралсиб Кэпитал» Константин Белов. Он напоминает, что на российском телекоммуникационном рынке есть только один пример инвестиций банка в оператора — это ВТБ, ставший акционером «Т2 РТК Холдинга» (оказывает услуги под брендом Tele2). Однако и в этом случае «есть большие опасения», что рано или поздно этот пакет акций может перейти к «Ростелекому», отметил Белов.

С этим согласен и аналитик «Открытие Капитал» Александр Венгранович. «Скорее всего, банк все-таки является финансовым инвестором, который попытается продать пакет стратегическому инвестору. Как акционер Газпромбанк может привнести в «МегаФон» мало преимуществ. К тому же наличие в составе владельцев компании структуры, находящейся под санкциями, может даже отпугнуть часть инвесторов», — рассуждает Венгранович. Он предположил, что у потенциального покупателя могло не оказаться сейчас средств на сделку, поэтому покупателем пакета выступил банк. Такое же мнение высказали два собеседника РБК, близкие к крупным телекоммуникационным компаниям.

Фото: Олег Яковлев / РБК

Кому принадлежит Газпромбанк

Согласно информации ЦБ, основными акционерами Газпромбанка являются ПАО «Газпром» (29,764%) и его «дочка» АО «Газпром Газораспределение» (16,2555%), ОАО «Газкон» (13,5931%), находящееся под контролем управляющей компании «Лидер», ОАО «Газ-сервис» (13,5853%) и ОАО «Газ-Тек» (9,3061%), а также Внешэкономбанк (8,5341%) и «дочка» Газпромбанка ООО «Новфинтех» (3,5618%). Основными акционерами компании «Лидер», в свою очередь, являются НПФ «Газфонд», «Газпром», Газпромбанк и Внешэкономбанк. В июле 2014 года Газпромбанк вместе с другими четырьмя российскими финансовыми институтами был включен в санкционные списки США и Евросоюза: был, в частности, наложен запрет для иностранных инвесторов на операции с долгосрочными долговыми инструментами банка.

Государственный сценарий

Государство имеет возможность косвенно определять решения, принимаемые Газпромбанком (через возможность распоряжаться более чем 50% голосующих акций банка, отмечается в материалах ЦБ) — таким образом, оно теперь имеет косвенное отношение и к бизнесу «МегаФона». На российском телекоммуникационном рынке уже есть крупный оператор связи, который контролируется государством, — компания «Ростелеком». В 2009 году в стратегии «Связьинвеста» (владел операторами фиксированной связи по всей стране, которые впоследствии были объединены и присоединены к «Ростелекому») был описан сценарий объединения компании с одним из сотовых операторов «большой тройки». Предполагалось, что это позволит компании получить федеральное покрытие сотовой связи, выйти на высокодоходный московский рынок, а также корпоративный и зарубежные рынки. Позже «Ростелеком» частично реализовал этот план, объединив свои мобильные активы с «Tele2 Россия» в совместное предприятие «Т2 РТК Холдинг» (оказывает услуги под брендом Tele2). Сделке предшествовал выход шведской Tele2 AB из состава акционеров российского оператора. Это происходило в два этапа. Сначала весной 2013 года банк ВТБ приобрел «Tele2 Россия» у Tele2 AB, осенью того же года ВТБ продал 40% в операторе структуре банка «Россия» и 10% — Алексею Мордашову.

Аналитики затруднились предположить, кто может быть потенциальным стратегическим инвестором «МегаФона» в случае, если Газпромбанк решит перепродать пакет. При этом один из бывших сотрудников Газпромбанка в разговоре с РБК допустил, что банк мог покупать акции в интересах банка «Россия». «Если это предположение верно, то сделка по объединению «МегаФона» и Tele2, долей в котором также владеет банк «Россия», вполне может состояться в ближайшем будущем», — указал он. При этом он считает неэффективным объединять «МегаФон» с «Ростелекомом», поскольку на данный момент у обеих компаний большая долговая нагрузка. На 30 июня 2017 года чистый долг «МегаФона» составлял 217,4 млрд руб., «Ростелекома» — 185,5 млрд руб.

По словам Александра Венграновича, если будущий покупатель доли у Газпромбанка планирует участвовать в объединении «МегаФона» с «Т2 РТК Холдингом», 19-процентный пакет в первой компании позволит претендовать на заметную долю в совместном предприятии​. Он объяснил это тем, что стоимость «МегаФона» существенно выше «Т2 РТК Холдинга». Хотя контролирующий акционер «МегаФона» — USM Group — сможет претендовать на более крупный пакет акций в объединенной компании, оговорился аналитик.

Магазин исследований: аналитика по теме "Связь"