Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Врач допустила проблемы с фертильностью у переболевших в детстве COVID Общество, 16:30 Москва VS Подмосковье: где выгоднее работать и снимать жилье Недвижимость, 16:28 Съемки фильма о Бобе Дилане с Тимоти Шаламе отложили из-за COVID-19 Стиль, 16:25 Готовим машину к зимнему сезону. Чек-лист РБК и Авито Авто, 16:20 В Белоруссии сообщили об отказе во въезде «крепким молодым людям» Политика, 16:18 Националист Демушкин сообщил об отклонении всех заявок на «Русский марш» Политика, 16:16 Кипрский суд снял арест с активов группы ИСТ на 8 млрд руб. Бизнес, 16:15 В Петербурге задержали подозреваемого в убийстве и отсечении пальца Общество, 16:07 Каким будет бизнес-образование после пандемии Pro, 16:01 На Сахалине уволили чиновника за использование японской карты Курил Общество, 15:59 Тренер «Баварии» выделил двух игроков «Локомотива» перед матчем команд Спорт, 15:54 Болтон допустил последствия у России из-за «ошибки» санкций по Навальному Политика, 15:53 На грани фантастики: как отличить реальные технологии от выдуманных. Тест РБК и Mail.ru Cloud Solutions, 15:51 Changan опубликовал первые изображения нового кроссовера Авто, 15:25
Пандемия коронавируса ,  
0 

Американский вирусолог — РБК: «Обязательная вакцинация просто невозможна»

США удерживают первое место по числу заболевших COVID-19. РБК расспросил одного из ведущих вирусологов Америки Константина Чумакова о причинах этого, о создании вакцины в стране и возможности использовать российский препарат

Video

По состоянию на 21 августа в США зафиксировано 5,575 млн случаев заражения COVID-19 и 174 283 смерти от этого инфекционного заболевания, согласно данным Университета Джонса Хопкинса. За последние две недели динамика новых заболеваний за сутки показывает спад — с 59,69 тыс. заражений 6 августа до 44 тыс. 20-го, исключая скачок 14 августа, когда в стране за день заразились более 64 тыс. человек. Количество новых заражений растет в Южной и Северной Дакоте, Айове, Канзасе, Вайоминге, на Гавайях, а в более чем 20 штатах наблюдается снижение этого показателя, по данным The New York Times.

О том, как США ведут борьбу с коронавирусом, РБК рассказал Константин Чумаков, один из ведущих американских вирусологов.

Интервью с доктором наук Константином Чумаковым продолжает серию бесед РБК с зарубежными специалистами о проблематике COVID-19:

«Чем богаче страна, тем больше в ней случаев этой болезни»

— Вы можете назвать причины, почему в США так много заболевших?

— Во-первых, население вполне активно, страна открыта. До пандемии было большое количество международных связей, и пандемия сразу началась в нескольких местах, потому что вирус был завезен и на западное побережье, и на восточное, в Нью-Йорк, в Сиэтл, в Сан-Франциско... У нас также не было и нет серьезного карантина, в отличие от, например, России. В Китае и в Европе вводились просто драконовские меры, вплоть до полицейского преследования людей, которые не соблюдают режим самоизоляции и социального дистанцирования.

В Соединенных Штатах такого нет. Большинство населения соблюдает масочный режим, массовые собрания не поощряются, какое-то время были закрыты некоторые учреждения, такие как парикмахерские и салоны красоты, без которых сколько-то можно обойтись. Но сейчас в большинстве штатов открыты рестораны, не на полную мощность, конечно, открываются детские сады... Со школами пока не понятно. Они, скорее всего, будут работать по крайней мере первое время в начале учебного года в режиме удаленного обучения.

Как в мире меняется количество выздоровевших и умерших от коронавируса
Выздоровевшие (новые случаи)
Умершие (новые случаи)
Источник: JHU
Данные по миру i

В результате здесь эпидемия проходит более сильно, более, так сказать, интенсивно. К тому же налицо поразительная закономерность — чем богаче страна, тем больше в ней случаев этой болезни. В странах со средним и низким достатком эта пандемия проходит более мягко.

— Это с чем может быть связано?

— Я думаю, что причин много. Во-первых, в странах с более высоким достатком возрастная структура населения другая, больше пожилых людей, население более мобильно. Люди чаще ходят в разные увеселительные места, допустим в рестораны, и больше концентрация населения.

— Можно ли говорить об устойчивом тренде в США на снижение числа новых заболевших?

— Конечно, спад реальный. Но, понимаете, этот спад, если вы говорите о ситуации во всем мире, — эта суммарная кривая заболеваемости, которая складывается из многих индивидуальных кривых. Так же, как, например, и кривая заболеваемости в США складывается из многих кривых по каждому штату. И, например, в Новой Англии, Нью-Йорке, Нью-Гэмпшире, Массачусетсе эта пандемия разразилась гораздо раньше. Это был апрель—май. Сейчас там ситуация нормализовалась, не до нуля, конечно, но довольно приемлемый уровень заболеваемости. А в Калифорнии, Флориде, Техасе эпидемия только началась. Поэтому, когда вы смотрите на кривую в Соединенных Штатах, вы видите две волны. Это вовсе не означает, что это две волны реальные, просто по времени разные штаты начали заболевать в разное время. Хотя кое-где существует и реальная вторая волна. Например, в центральной части восточного побережья, в штатах Мэриленд и Вирджиния, действительно две волны.

— Ожидают ли в США третью волну?

— Вполне может быть. Понимаете, тут опять же все складывается из многих компонентов. Если вторая волна сойдет на нет и наступит холодная погода, то, как многие ученые предполагают, с наступлением осеннего и зимнего сезона респираторные заболевания обострятся. Это мы знаем на примере гриппа. Пользуясь этой аналогией, некоторые предсказывают, что осенью и зимой будет еще один подъем заболеваемости, но это опять же, так сказать, гадание.

«Человек сам решает, вакцинироваться ему или нет»

— В России недавно зарегистрировали вакцину. Какая ситуация в этом смысле в США? Есть какой-то головной разработчик?

— Одного такого нет. В США существует так называемая программа Warp Speed, которую можно перевести на русский как «сжатое время» или «согнутое время». Она была запущена правительством США, это программа сотрудничества между Министерством здравоохранения и Министерством обороны, которые бросили все силы на разработку нескольких вакцин. Они поддерживают сейчас разработку шести вакцин, которые разрабатываются и испытываются параллельно друг другу в надежде, что хотя бы одна из них окажется эффективной.

В частности, одна из вакцин, которая сейчас испытывается в США, была разработана в Национальном институте здоровья — это государственное учреждение, но для производства она была передана в компанию Moderna, которая уже и занимается ее изготовлением и испытанием. Государство, конечно, очень помогает и финансово, и с точки зрения логистики всего процесса. Но здесь задействованы инвестиции частного капитала, потому что можете себе представить — это будет достаточно выгодное предприятие: если кто-то начнет производить эффективную вакцину, можно сделать большие деньги.

— Есть ли какие-то способы ускорить производство вакцины?

— Безусловно, есть способ сделать это быстрее. Обычно разработка вакцины занимает годы и даже иногда десятилетия. Ускорить можно разными способами. Обычно вакцину сначала разрабатывают концептуально, потом проводят лабораторные тесты, потом начинаются опыты на животных, потом переходят к первой фазе клинических испытаний, смотрят на безопасность, потом вторая фаза — смотрят на иммуногенность, способность стимулировать иммунитет; потом третья, когда уже на эффективность испытывают.

Обычно никто не движется к следующему шагу, пока успешно не завершился предыдущий. В данном случае, конечно, имея в виду значимость проблемы и тот экономический урон, который этот вирус нанес, было принято решение рисковать, то есть двигаться к следующей фазе, еще не дождавшись результатов предыдущей, и начать подготовку массового производства, еще не убедившись, что вакцина эффективна. В худшем случае вы теряете деньги и потраченные усилия, но, по всей видимости, это оправданно, имея в виду важность этой проблемы.

Другой способ ускорить процесс — это использовать так называемые платформенные технологии. Когда разработаны некоторые схемы производства вакцины против аналогичного вируса, и вы просто заменяете один антиген, грубо говоря, на другой. Оба способа сейчас, конечно, применяются достаточно активно.

— Когда мы говорим о вирусах, коронавирусе или других, одной из основных является тема мутаций. Могут ли мутации COVID-19 быть опаснее нынешнего вируса и возможен ли сценарий, при котором вакцинация защитит и от будущих мутаций?

— Вы знаете, мутации могут быть разного типа. Если вы говорите о мутации в том смысле, в каком мы говорим о вирусе гриппа, который очень быстро приспосабливается и пытается увернуться от иммунного ответа, что уже через пару лет приводит к тому, что иммунитет не помогает, — это одно. Для этого коронавируса и для других коронавирусов такого феномена не описано.

На самом деле то, что происходит с вирусом гриппа, — уникальная ситуация. Поэтому я не думаю, что здесь будут проблемы такого рода, связанные с мутациями антигенных свойств, так сказать. Но то, что и с этим вирусом происходят мутации, это безусловно; тот вирус, который сейчас циркулирует, — не тот, что циркулировал, допустим, в начале года. Потому что практически во всех странах популяция вируса сменилась. Возникли некоторые мутации, которые изменили свойства вируса, и сейчас появляются сообщения, что циркулирующий сейчас вирус уже менее опасный и менее смертельный, чем тот, который циркулировал в начале года.

— Может ли вакцина быть опасной для человека или противопоказанной какой-то группе населения?

— К сожалению, да. Потому что тот факт, что вакцина вызывает иммунные ответы, не означает, что она будет защищать. Иммунный ответ бывает разного рода. Например, аллергия тоже иммунный ответ, но аллергия запускает другой механизм, и поэтому в организме возникает патологический процесс. Иногда, к сожалению, вакцины могут вызывать усиленную инфекцию. Если иммунитет индуцирован не тот, который защищает, а тот, который вызывает повышенную неправильную реакцию организма, то может быть усиленное заболевание.

Есть некоторые основания думать, что это может быть и здесь. Пока прямых данных нет. Но поскольку есть косвенные данные — с другими вирусами, что такое возможно, то здесь надо быть очень осторожным. Особенно при иммунизации уязвимых слоев населения. И тот факт, что вакцина защищает молодых, в общем-то, не всегда означает, что она будет защищать и пожилых людей тоже. Поэтому здесь надо двигаться достаточно осторожно. Нужно быть готовым, что даже после того, как вакцина будет внедрена, могут выявиться осложнения и, может быть, какие-то вакцины придется снять с использования.

— Сейчас обсуждается, что в некоторых странах будет обязательная вакцинация. По вашему мнению, возможен такой сценарий и будет ли эта мера эффективной?

— Обязательная вакцинация? Не знаю... В Северной Корее может, но я думаю, что в нормальных странах это просто невозможно. Каждый человек сам решает, вакцинироваться ему или нет. Поэтому я не думаю, что этот сценарий возможен где-нибудь. Может быть, обязательная вакцинация детей при приеме в школу, может быть, вакцинацию будут требовать для тех, кто путешествует... А так, в широком смысле, конечно, каждый решает для себя.

— Недавно стало известно о регистрации российской вакцины от коронавирусной инфекции. Возможна ли ситуация, при которой США будут закупать этот препарат, и что для этого нужно сделать российским производителям?

— Я не думаю, что это реальная возможность. Существует огромное количество вакцин, которые разрабатывают в Соединенных Штатах. Как я уже сказал, по крайней мере шесть уже находятся в продвинутых стадиях испытаний. Мне не известны какие-то факты, которые говорили бы, что российская вакцина уникальна. Она, наверное, хорошая. Я думаю, что она вполне должна быть не хуже других. Но как-то не вижу, чтобы Соединенные Штаты и какие-то другие страны стали бы закупать российскую вакцину. И прежде всего потому, что она не проходит испытания в США, а без полученных там данных о ее эффективности и безопасности вряд ли это возможно.

Центр Гамалеи опубликовал противопоказания к вакцине от COVID-19
Общество
Фото:пресс-служба АФК «Система»

— Вы в других интервью говорили о планах испытания оральной полиомиелитной вакцины в Америке, про которую говорят, что она может помочь и при борьбе с пандемией. Скажите, может вообще вакцина от полиомиелита заменить вакцину от COVID как эффективное средство защиты от коронавируса?

— Полностью, конечно, заменить не может. Когда мы это обсуждали, речь шла об использовании этой вакцины как об экстренной мере для защиты от любого вируса при помощи неспецифической стимуляции иммунитета на какое-то время. К сожалению, у нас испытания полиомиелитной вакцины так и не начались — просто потому, что все силы были брошены на создание специфических вакцин. Была сделана ставка на вакцины, которые будут защищать на более длительное время.

Я знаю, что в некоторых странах испытания полиомиелитной вакцины уже начались или планируются. Поэтому я думаю, что это очень перспективное направление. Оно может помочь и для коронавируса, потому что опять же мы не знаем, что получится со специфическими вакцинами. Может быть, полиомиелитная вакцина пригодится и здесь. Ну и потом, конечно, это универсальное средство в борьбе с любым новым вирусом: и с вирусом, который меняется, и в общем с вирусом гриппа. Но это долгосрочная разработка, которая требует, так сказать, дополнительных исследований.

Константин Чумаков — специалист по вакцинам, выпускник Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, доктор биологических наук. Работает в Министерстве здравоохранения и социальных служб США, занимает должность заместителя директора по науке отдела вакцин государственного агентства Food and Drug Administration (FDA).

В интервью РБК Константин Чумаков выражал исключительно свою личную точку зрения.

Является членом Глобальной вирусологической сети (GVN), советником Всемирной организации здравоохранения, адъюнкт-профессором в Университете Джорджа Вашингтона.