Лента новостей
Медведчук оценил рост цен на газ при Порошенко на Украине в 1090% Экономика, 07:49 В Cаратове мужчина погиб от ножевого ранения в драке с группой девушек Общество, 07:20 Неизвестный проник в офис конгрессмена в Нью-Йорке Политика, 06:54 Во время массовых протестов в Гонконге погиб активист Политика, 06:29 В Новой Зеландии столкнулись два легкомоторных самолета Общество, 05:51 Число жертв взрыва на танкере в Махачкале выросло до четырех Общество, 05:26 СМИ опубликовали видео с места ДТП с восемью жертвами под Воронежем Общество, 05:01 Трамп назвал статью NYT об активизации кибератак на Россию предательством Политика, 04:44 Футболку бейсболиста Бейба Рута продали на аукционе за рекордные $5,6 млн Общество, 04:25 AP сообщило о возможных европейских санкциях против Мадуро Политика, 04:08 Аргентина уступила Колумбии в матче Кубка Америки Спорт, 03:46 В приморском городе загорелся склад на площади 1,5 тыс. кв. м Общество, 03:25 У берегов Новой Зеландии произошло землетрясение магнитудой 7,2 Общество, 03:06 Бриедис и Дортикос вышли в финал Всемирной боксерской суперсерии Спорт, 02:58
Финансы ,  
0 
Аналитики спрогнозировали первое за год снижение ставки ЦБ Регулятор переоценил риски из-за повышения НДС
Экономисты почти единодушно ждут от ЦБ снижения ключевой ставки до 7,5%. Одно из главных препятствий для смягчения денежной политики — сильный рост потребкредитования, но регулятор борется с ним не за счет изменения ставки
Фото: Петр Ковалев / ТАСС

Совет директоров ЦБ в пятницу, 14 июня, снизит ключевую ставку на 0,25 п.п., до 7,5%, считают большинство экономистов, опрошенных РБК. Аналогичен и консенсус-прогноз Bloomberg: 32 из 34 аналитиков прогнозируют снижение. Его ждут и финансовые рынки, показывает динамика котировок фьючерсов на ставку межбанковского рынка RUONIA.

ЦБ допускал возможность снижения ставки в июне, председатель банка Эльвира Набиуллина подтверждала, что такой вариант будет рассматриваться. Регулятор может вернуться к смягчению политики впервые с марта прошлого года — именно тогда он последний раз снижал ставку. Впрочем, некоторые эксперты считают, что делать это пока рано.

Инфляцию переоценили

Повышая ключевую ставку в сентябре и декабре прошлого года, ЦБ предупреждал о риске всплеска инфляции и инфляционных ожиданий из-за увеличения базовой ставки НДС с 18 до 20% с 2019 года. Регулятор ждал, что рост цен этой весной ускорится до 5,5–6% в годовом выражении, но оказалось, что налоговый риск он переоценил. Годовая инфляция достигла пика (5,3%) в марте, после чего стала снижаться.

Почему настало время снижать ставку

  • Хотя инфляция все еще остается повышенной, месячные темпы роста цен со снятой сезонностью уже три месяца остаются на уровне 0,33%, что соответствует 4% в годовом выражении — таргету ЦБ, констатирует главный экономист Нордеа Банка Татьяна Евдокимова. Сам ЦБ признавал, что предпринятых повышений ключевой ставки достаточно и инфляция вернется к 4% в первом полугодии 2020 года. К концу этого года регулятор ждет замедления инфляции до 4,7–5,2%, но вскоре может снизить этот прогноз до 4–4,5%, пишут аналитики «ВТБ Капитала». А в первом полугодии следующего года темпы роста цен будут ниже 4%, считают они.
  • Риски ускорения инфляции в краткосрочной перспективе резко снизились, как и инфляционные ожидания населения и бизнеса, признает главный экономист Российского фонда прямых инвестиций Дмитрий Полевой. Ожидания населением роста цен на 12 месяцев вперед сократились с 10,2% в декабре до 9,3% в мае, показал опрос «инФОМ».
  • Потребительский спрос остается слабым, констатирует Евдокимова: в январе—апреле 2019 года он увеличился всего на 1,7% в годовом выражении.
  • Экономическая активность в целом ниже ожиданий, отмечают аналитики «ВТБ Капитала»: рост ВВП в первом квартале замедлился до 0,5%, а значит, с учетом сезонности рост в квартальном сопоставлении был отрицательным. Есть подозрение, что слабым будет и второй квартал, предупреждает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова, на это указывает, в частности, падение продаж автомобилей в мае. В такой ситуации ЦБ предпочтет среагировать на упреждение и снизить ставку уже в июне, считает она.
  • Угроза санкций, на фоне которой ЦБ дважды повышал ставку, отошла на второй план: законопроект о санкциях против российского госдолга и госбанков американский конгресс так и не принял.
  • Грядущее решение ЦБ очевидно: снижение на 0,25 п.п., уверен директор аналитического департамента «Локо-Инвеста» Кирилл Тремасов.

Почему ЦБ может отложить смягчение политики

Сохраняется достаточно рисков, на фоне которых ЦБ мог бы сейчас ключевую ставку и не менять, признает Орлова: инфляция все равно пока выше 5%; непонятно, что будет в июле с внутренними ценами на бензин; продовольственная инфляция, судя по маю, пока продолжает ускоряться; ускоряется и рост розничного кредитования. Но фактор замедления экономической активности перевесит, полагает она: иначе на ЦБ могут возложить ответственность за замедление темпов экономического роста, что фактически и происходит, когда его обвиняют в неспособности справиться с кредитным перегревом.

Рынок действительно ждет снижения, но лучше было бы регулятору с ним повременить, говорит главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров. Внутренние инфляционные риски действительно снижаются, признает он, но остаются два серьезных неинфляционных риска. Во-первых, внешний — обострение торговых конфликтов между США и Китаем, новая волна снижения цен на нефть и усиление давления на рубль, которое спровоцирует отток иностранных инвесторов с российского рынка. Неопределенность здесь будет сохраняться еще три недели. ЦБ мог бы и подождать со снижением ставки хотя бы до июля, когда снизится внешний риск, считает Тихомиров.

Второй риск — стремительный рост потребительского кредитования (в мае — на 23,8% в годовом выражении), который решение о снижении ключевой ставки может подстегнуть, продолжает эксперт.

Другой путь

Впрочем, судя по комментариям Набиуллиной, снижать риски розничного кредитования ЦБ предпочитает при помощи нормативного регулирования, и они пока существенно не влияют на решения о ставке, рассуждают аналитики «ВТБ Капитала». За три дня до заседания регулятор объявил о новых мерах для недопущения пузыря при выдаче потребкредитов: коэффициенты риска для банков, выдающих кредиты, будут зависеть от долговой нагрузки заемщиков и в первую очередь коснутся уже сильно закредитованных граждан.

Регулятор снизит ставку в июне до 7,5%, а к концу года — до 7,25%, полагают в «ВТБ Капитале». Тихомиров прогнозирует, что регулятор все же отложит снижение до июля или сентября, но к концу года снизит ее до 7,25%.

Полевой из РФПИ допускает снижение к концу года до 7%. А в 2020 году регулятор может опустить ставку и до 6,5%, пишет он, но с уверенностью это утверждать нельзя из-за все тех же внешних рисков и недавнего заявления вице-премьера — министра финансов Антона Силуанова о возможном расходовании средств Фонда национального благосостояния на проекты внутри страны, а не только за рубежом.

Как это скажется на потребителях

Снижение ставки может стимулировать дальнейший рост розничного кредитования, предупреждает Евдокимова. Банкам кредитовать некого, а снижение ставки смягчит меры самого ЦБ по замедлению роста потребкредитов, указывал и главный экономист «ПФ Капитал» Евгений Надоршин.

«Мы ожидаем, что уже в текущем году, возможно, даже уже во втором квартале, будет возможность для того, чтобы регулятор принял ряд мер по смягчению своей кредитно-денежной политики, и, возможно, это приведет к снижению процентных ставок», — заявлял глава ВТБ Андрей Костин.

Однако банки вряд ли начнут снижать ставки кредитования сразу после решения ЦБ, замечает аналитик Moody’s Ольга Ульянова. Банки могут снизить их даже сильнее, чем на 25 б.п., но вовсе не в связи с позицией регулятора, а из-за ужесточающейся конкуренции за платежеспособных заемщиков, добавляет она.

С другой стороны, снижение ставки ЦБ подстегнет тренд на снижение депозитных ставок и тем самым позволит банкам немного увеличить маржу, рассуждает Ульянова.

На изменение средней стоимости фондирования банков влияют в первую очередь их ожидания относительно динамики ставок на рынке и сложившаяся конкурентная среда, нежели величина ключевой ставки ЦБ, говорит аналитик S&P Роман Рыбалкин. Банковский сектор по-прежнему сохраняет профицит ликвидности, и доля обязательств, привязанных к ключевой ставке, невелика по сравнению с 2015–2016 годами, когда ЦБ фактически был крупнейшим кредитором банковского сектора.

Впрочем, решение ЦБ может опосредованно повлиять на ставки межбанковского рынка, признает Рыбалкин. Например, в структуре фондирования ВТБ доля межбанковского кредитования относительно велика, и изменение ставок повлияет на него сильнее.