Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Ассоциация врачей предупредила о риске появления штамма COVID как Эбола Общество, 12:29
Гинцбург рассказал о свойствах назальной вакцины от COVID-19 Общество, 12:28
Глава МЧС вылетел к месту пожара на оборонный завод в Дзержинске Общество, 12:21
Никола Тесла, диагональный лифт и дома будущего: где бы жили великие РБК и Галс-Девелопмент, 12:19
Власти Кузбасса начали выплаты семьям пострадавших и погибших на шахте Общество, 12:04
В СБР заявили об отсутствии у биатлонистов медального плана на Олимпиаду Спорт, 12:01
Диверсификация портфеля: как инвестору не прогореть во время кризиса Инвестиции, 11:50
В России за сутки выявили менее 34 тыс. заразившихся COVID-19 Общество, 11:42
Глава МЧС встретился с семьями погибших в Кузбассе спасателей Общество, 11:33
Прыжок в будущее: зачем нужны квантовые компьютеры и нейроморфные чипы РБК и Росатом, 11:30
Рынок замер до зимы. Как инвесторы оценили угрозу дефолта «Роснано» Pro, 11:30
Россиянин впервые за 4 года года победил в ски-кроссе на этапе Кубка мира Спорт, 11:17
Потерпит ли «Зенит» первое за 12 игр поражение от клуба из Москвы Спорт, 11:10
Суд арестовал директора аварийной шахты в Кузбассе Общество, 11:06
Финансы ,  
0 

Госкорпорации ВЭБ.РФ ужесточили цель по эффективности расходов

Административные траты должны будут расти медленнее инфляции
ВЭБ до 2024 года должен выдать кредитов на 3 трлн руб. и добиться роста эффективности собственных расходов. Такие цели прописаны в новой стратегии госкорпорации
Фото: Владислав Шатило / РБК
Фото: Владислав Шатило / РБК

Госкорпорация ВЭБ.РФ в срок до 2024 года должна повысить эффективность своих вложений: один из ее целевых индикаторов подразумевает сокращение соотношения операционных расходов к активам (cost to assets ratio). Такая цель прописана в стратегии развития ВЭБ.РФ на 2021–2024 годы (презентация стратегии есть у РБК, ее подлинность подтвердил источник, близкий к ВЭБу). Документ утвержден наблюдательным советом корпорации. Другие цели связаны с финансированием промышленности, инфраструктуры, городов, инноваций и т.д.

За последние четыре года, в 2017–2020 годах, cost to assets ratio для ВЭБ.РФ составлял 0,9% при объеме оказанной корпорацией «прямой поддержки» в размере 1,6 трлн руб. за тот же период, следует из презентации стратегии. В следующие четыре года корпорация намерена сократить показатель до менее чем 0,7% и предоставить еще 2,9 трлн руб. «прямой поддержки». Активы ВЭБа по итогам шести месяцев 2021 года насчитывают 3,62 трлн руб.

Чтобы повысить эффективность вложений, ВЭБ планирует «существенно увеличить объем выдач средств в проекты развития: за ближайшие четыре года их объем составит 3 трлн руб., в то время как в предыдущем периоде — лишь 1,6 трлн руб., то есть почти в два раза меньше», сказал РБК его представитель. Объем бизнеса ВЭБа на конец 2024 года (активы и гарантии по проектам развития) «достигнет порядка 4,6 трлн руб., то есть вырастет на 53%», добавил он.

«Административные расходы самой ВЭБ.РФ будут расти ниже уровня инфляции», — обещают в ВЭБе. Госкорпорация уже установила для своих сотрудников дисконт к оплате труда по сопоставимым должностям в коммерческих банках.

В июле, еще до утверждения стратегии, были приняты поправки в закон о ВЭБе. Теперь в ответственности корпорации находится «обеспечение «здорового» портфеля и недопущение дефолтов», говорил глава ВЭБа Игорь Шувалов. В среднесрочной перспективе организация будет рассматривать только безубыточные проекты, хотя правительство, в свою очередь, «может принять решение о том, чтобы осуществить тот или иной проект, даже с убытком», если у проекта общегосударственное назначение. «В конечном итоге, если такие убытки возникнут, Минфин и правительство в целом должны понимать, что риск оплаты такого чека — это, конечно же, ответственность правительства, — указывал Шувалов. — Нам не разрешено принимать такие проекты».

Во второй половине 2010-х ВЭБ нес существенные убытки из-за качества кредитного портфеля — они достигали 287 млрд руб. в 2017 году. С 2016 по 2019 год госкорпорация фактически находилась в состоянии санации, признавал Шувалов на Петербургском международном экономическом форуме. При этом за 2016–2020 годы ВЭБ получил 866 млрд руб. господдержки. В 2020 году он показал прибыль впервые за пять лет.

Эффективен ли ВЭБ

Cost to assets — это один из показателей оценки эффективности банковского бизнеса. «Для оценки эффективности деятельности банков используется обычно показатель отношения операционных расходов к доходам (cost-income, 40% в среднем по сектору в первом полугодии 2021-го), а также отношение расходов к активам (cost/assets, 2,4% за последние 12 месяцев)», — отмечает аналитик Fitch Антон Лопатин.

«Для оценки эффективности коммерческого банка обычно используется соотношение cost to income, но поскольку прибыльность не является для банка развития целевым показателем, то должна быть другая метрика», — отмечает старший кредитный специалист Moody’s Ольга Ульянова. «В принципе, cost to assets — это адекватный индикатор для института развития. В то же время на рынке немного банков с похожей бизнес-моделью, поэтому трудно сказать, насколько по этому показателю ВЭБ работает лучше или хуже рынка», — добавляет она. Показатель эффективности ВЭБа сейчас 0,9%, следует из презентации, что лучше среднего по сектору.

В случае коммерческих банков показатель cost to assets может достигать 2%, но у них бизнес менее концентрированный, поэтому для них оправданно иметь высокие расходы, объяснила Ульянова. «ВЭБ проводит крупные сделки, которые требуют меньше трудовых ресурсов и подразумевают меньший объем издержек на их обработку, поэтому применение такого индикатора и цель по его сокращению выглядят разумно», — добавила она.

Функция ВЭБа в том, чтобы как агент правительства наращивать портфель кредитов, направленных на развитие экономики и поддержку важных отраслей, доходность же второстепенна, указывает Лопатин. «Чтобы добиться снижения показателя, ВЭБу необходимо дальше оптимизировать расходы и наращивать объем поддержки, вероятно, поэтому такой показатель ВЭБ и использует для оценки своей эффективности, так как это его стратегическая цель», — говорит эксперт.

Иностранные институты развития в среднем показывают худшие результаты в сравнении с коммерческими банками, показало исследование Moody's. Так, по последним данным на 2019–2020 годы, маржинальность Банка развития Китая составляла 1,1% (маржинальность банковского сектора Китая соответственно — 2%), Банки развития Японии и Кореи обладали маржинальностью на уровне 0,5 и 0,7% при секторальных показателях 0,5 и 1,5%. Маржинальность ВЭБа составляла 0,4% при 4% для российского банковского сектора.

Какие еще цели предусмотрены для ВЭБа

На 2021–2024 годы ВЭБ заложил и другие стратегические индикаторы, которые затрагивают сферы промышленности, инфраструктуры, городского развития, МСП, экспорта и инноваций, следует из презентации стратегии ВЭБа. В частности, в документе заложен рост доли поддержанных кредитов малому и среднему бизнесу в общем объеме таких кредитов с 3 до 4%. ВЭБ также запланировал нарастить годовую выручку инновационных компаний, поддержанных институтами развития, с 150 млрд до 250 млрд руб. В сфере промышленности и поддержки экспорта госкорпорация рассчитывает увеличить свое участие с 5 до более чем 9% и с 15 до 16% соответственно. Наконец, в городском развитии ВЭБ планирует поучаствовать в проектах на более чем 1 трлн руб. в 50 городах.

Всего, как анонсировал на ПМЭФ Шувалов, ВЭБ намерен за три года поддержать проекты, стоимость которых оценивается в 17 трлн руб. В 2017–2020 годах ВЭБ поддержал проекты стоимостью 10 трлн руб.

«В прошлом периоде на 1 руб. инвестиций ВЭБ.РФ мы привлекали 1 руб. 10 коп. от частных банков, достигая мультипликатора наших средств в 2,1 раза. В рамках нашей новой стратегии мы намерены улучшить данный показатель до 3,2», — отмечает представитель корпорации.

Магазин исследований Аналитика по теме "Банки"