Лента новостей
Президент Абхазии обвинил оппозицию в попытке захвата власти Политика, 14:18 В Москве эвакуировали 700 человек из бизнес-центра из-за пожара Общество, 14:12 Финал «Игры престолов» посмотрело рекордное число американцев Общество, 14:09 Посол Венесуэлы заявил о потере страной $130 млрд за три года из-за США Экономика, 14:03 Минфин предложил сократить число пассажирских поездов на БАМе и Транссибе Общество, 14:01 Никаких отговорок: почему вы боитесь открыть свой бизнес. Тест РБК и «Билайн» Бизнес, 14:01 «Если вы думаете о титуле, то теряете скорость»: памяти Ники Лауды Спорт, 13:40  «Умное» жилье: как увеличить цены на квартиру на 1%, а продажи — на 20% Pro, 13:37 «Газпром нефть» отчиталась о росте добычи нефти почти на 5% Бизнес, 13:36 Замглавы Росрезерва обвинили в хищении более ₽3 млрд Общество, 13:34 Глава «Ниармедик» — о перспективах в медицине, фармацевтике и биотехе Партнерский материал, 13:30 Сбербанк предложил создать медицинскую и образовательную базы данных Технологии и медиа, 13:23 Бывшего зампреда правления «Газпрома» назначили замминистра финансов Общество, 13:23 В Раде назвали возможные сроки внеочередных выборов в парламент Украины Политика, 13:09
Экономика ,  
0 
Экономисты оценили вероятность обвала рубля, гривны и лиры
Вероятность валютного кризиса в России в ближайший год составляет 11%, показывают расчеты Oxford Economics. Среди развивающихся стран обвал валюты грозит Украине, Турции и Аргентине
Фото: Александр Демьянчук / РИА Новости

Вероятность возникновения валютного кризиса в России составляет 11% в ближайший год и 34% в следующие три года. Об этом говорится в обзоре Oxford Economics, поступившем в РБК.

Россия находится в зоне стран с низким риском вместе с Чили, Польшей, Перу, Таиландом, Малайзией и Индонезией. Всего аналитики оценивают ситуацию в 18 странах, и для большинства валют развивающихся рынков они зафиксировали ослабление рисков за последние полгода. Исключениями стали только Россия, Малайзия и Чили.

«В случае с Россией фундаментальные показатели сильны, а относительно высокие процентные ставки отражают скорее незаякоренные инфляционные ожидания, но в то же время высокие ставки также отражают подверженность рубля волатильности либо из-за глобальных рыночных, либо из-за геополитических факторов», — сказала РБК экономист Oxford Economics Евгения Слепцова. В 2018 году Банк России впервые с 2014 года повысил ставку, причем дважды на 0,25 п.п. — в сентябре и декабре. Однако сейчас регулятор допускает переход к смягчению политики: в апреле он заявил, что может снизить ставку уже во втором–третьем кварталах (ближайшее заседание совета директоров ЦБ пройдет в июне).

Экономисты не приводят конкретный прогноз по рублю в своем обзоре. Рубль во вторник торгуется вокруг 65,2 руб. за доллар, а согласно консенсус-прогнозу Bloomberg, на конец года курс составит 65,5 руб. Опрошенные РБК экономисты говорили, что российская валюта будет постепенно слабеть к концу года на фоне вероятного снижения ключевой ставки ЦБ. Основная часть прогнозов не учитывала новые санкции, однако именно они в последнее время являются ключевым риском для рубля: его курс резко упал после расширения санкций в апреле прошлого года (они, в частности, затронули компании Олега Дерипаски и Виктора Вексельберга) и угрозы новых ограничений в отношении госдолга и госбанков, которые возникли прошлым летом, по-прежнему сохраняются.

Ситуация с внешними ограничениями может влиять на рубль и положительно. Минэкономразвития отмечало, что российская валюта по итогам января—апреля стала лидером по укреплению среди валют стран с формирующимися рынками. Среди причин укрепления российской валюты эксперты министерства называют исключение из санкционного списка компаний Дерипаски: Rusal, En+ и «Евросибэнерго».

Переоцененные валюты

Высокий риск валютного кризиса Oxford Economics зафиксировал только в трех странах — Аргентине, Турции и Украине, на верхней границе нормы находится ЮАР. Вероятность падения гривны составляет 18% в течение года и 47% на горизонте трех лет, для песо и лиры показатели находятся на уровне 37% (для года) и 71% (для трех лет), для южноафриканского рэнда — 14 и 43% соответственно. Под валютным кризисом Oxford Economics понимает резкое обесценение валюты в короткий период (или, говоря техническим языком, обесценение на уровне трех стандартных отклонений от пятилетнего среднего).

Аргентина и Турция «продолжают страдать от прошлых ошибок в [экономической] политике и новых ошибок, которые мешают им более эффективно исправлять ситуацию». В Турции к этому привело нежелание правительства принять более низкие темпы роста и проблемы с прозрачностью Центробанка, которые подорвали доверие инвесторов к лире внутри страны и за ее пределами. В Аргентине резкое повышение ставки (в августе она выросла до рекордных в мире 60%) помогло лишь ненадолго сгладить проблемы, но последние шаги по поддержке песо через валютные интервенции и контроль цен закладывают предпосылки для нового кризиса, считают в Oxford Economics.

Украинская гривна во время распродаж валют развивающихся стран в прошлом году потеряла лишь 3,8% (при среднем показателе 6,5%). Но это стало возможным только благодаря продаже валюты Нацбанком Украины ($1,8 млрд по итогам прошлого года, или 10% резервов до получения финансирования от МВФ в ноябре). По оценке Oxford Economics, в результате гривна сейчас переоценена на 10%. Резервы Украины могут исчезнуть, если новое правительство страны не договорится с МВФ о финансировании, предупреждают экономисты.