Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Врач предупредил о сохранении коронавируса на годы Общество, 07:53 Трамп обвинил СМИ в замалчивании коррупции Байдена Политика, 07:49 В Верховной Раде предложили взыскать с России миллиарды долларов Политика, 07:33 Денис Савостин — какой бизнес ни в коем случае не стоит открывать РБК и ВТБ Привилегия, 07:30 СМИ узнали о переговорах Apple и Netflix по покупке прав на показ «Бонда» Бизнес, 07:07 "Лучший боец всех времен". Реакция на уход Хабиба Нурмагомедова Спорт, 06:40 Обама усомнился в способности Трампа защитить американцев от коронавируса Общество, 06:16 Как облегчить боль: 10 способов помочь себе Совместный проект, 05:59 В Азовском море начали буксировку поврежденного взрывом танкера Общество, 05:13 Умер глава Samsung Ли Гон Хи Общество, 05:06 Состояние богатейшего европейца выросло на $8 млрд за неделю Бизнес, 04:47 Почему людям стало важно делать что-то своими руками. Исследование РБК Стиль и Яндекс Дзен, 04:30 Гидрометцентр пообещал аномально теплый конец октября в России Общество, 04:29 В Донбассе погиб командир батальона ЛНР «Призрак» Марков Общество, 03:49
Экономика ,  
0 

Россия объявила о разрыве налогового соглашения с Кипром

Как теперь бизнес сможет экономить на налогах
Разрыв Москвой налогового соглашения с Кипром подстегнет бизнес к переводу структур обратно в Россию. Но способы продолжать экономить на налогах, переводя капитал за рубеж, остаются, пояснили РБК налоговые консультанты
Фото:Petros Karadjias / AP
Фото: Petros Karadjias / AP

После того как Минфин объявил о начале денонсации соглашения об избежании двойного налогообложения (СИДН) с Кипром, структурирование холдинговых компаний через это государство станет менее выгодным. Однако оснований для срочного бегства бизнеса с Кипра нет, считают опрошенные РБК налоговые консультанты.

Рост налогового бремени и рисков

Налоговое соглашение с Кипром вряд ли будет расторгнуто без замены на новое, полагает партнер по международному налогообложению «Кроу Экспертиза» Рустам Вахитов: «Кипрской стороне несравнимо более выгодно принять измененное соглашение. В отсутствие серьезных рычагов давления на Россию вариантов развития событий не так уж много».

Минфин заявил о запуске процедуры денонсации соглашения с Кипром, не сказав ничего про возможное новое соглашение. Кипрские СМИ сообщали, что республика надеется на заключение пересмотренного договора в сентябре, когда на Кипре с официальным визитом будет министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Если налоговое соглашение сохранится даже в измененном виде, то объективных причин для срочной миграции не будет. Большинство компаний уже платит налоги по максимальным ставкам, сказал Вахитов.

Изменения подстегнут интерес к смещению налогового резидентства в Россию или «переезду» в специальные административные районы (САР) — «русские офшоры» в Калининграде и Владивостоке, отмечает директор департамента налогового и юридического консультирования КПМГ Александр Токарев.

Сейчас соглашение с Кипром предусматривает, что налог на выплаты дивидендов в пользу резидентов Кипра из России можно снизить до 5 или 10%, а на проценты по займам — до 0%. После выхода из СИДН с Кипром все выплаты в пользу резидентов Кипра из России будут облагаться в соответствии с российским Налоговым кодексом, то есть по ставке 15% (дивиденды) и 20% (проценты, роялти).

Кипр относят к так называемым транзитным юрисдикциям. Перевод прибыли в виде дивидендов, процентов по кредитам или роялти в эти страны облагается по пониженным и даже нулевым ставкам. Затем деньги перетекают в офшоры.

Помимо резкого роста налоговой нагрузки, разрыв соглашения с Кипром грозит бизнесу двойным налогообложением. Могут пострадать российские компании и физлица, которые получают доходы с Кипра. «Налогообложение таких доходов за рубежом будет осуществляться уже по праву иностранного государства и без применения положений соглашений», — отмечает партнер практики налоговых споров МЭФ PKF Александра Амбрасовская. В наибольшей степени риск двойного налогообложения грозит крупным российским холдингам с дочерними компаниями на Кипре. Физлица же не смогут зачесть в России налоги, уплаченные на Кипре.

Video

Налоговикам изменения, наоборот, упростят работу — станет проще облагать все доходы одного типа по одной ставке, существенно сократятся административные издержки на сбор доказательств для подтверждения отсутствия у получателя права на доход, что является одной из весьма распространенных категорий налоговых претензий и споров в настоящее время, сказала Амбрасовская.

Перспективы миграции компаний

Одной из стратегий для бизнеса может стать «переезд» компании в страну, с которой у России остается налоговое соглашение с привлекательными условиями. Альтернативой Кипру могут стать Нидерланды и Швейцария — «любимые страны россиян», отмечает Вахитов. Среди восточноевропейских стран благоприятные условия ведения бизнеса и относительно невысокое налоговое бремя в Польше и Хорватии. Среди стран с нулевым налогообложением бизнес может рассмотреть Объединенные Арабские Эмираты, добавил эксперт.

Однако с 2021 года в России начнет применяться Конвенция (MLI) против ухода от налогов. Согласно ей в льготах по налоговым соглашениям будет отказано, если цель сделки — исключительно налоговая экономия.

Кроме того, смена страны регистрации потребует от компаний значительных затрат на создание достаточного уровня присутствия и деятельности в этой стране, но не гарантирует стопроцентный результат. Нет никакой гарантии, что другие страны не получат «письма счастья» от российских властей о пересмотре налоговых соглашений, предупредил Токарев. Разумно взять паузу в пару лет, чтобы понять, соглашения с какими странами и как изменятся, рекомендует Вахитов.

Помимо Кипра, уведомления о пересмотре налоговых соглашений Минфин России направил Люксембургу и Мальте. Подготовка к расторжению договора с Мальтой уже началась. Конкретного списка стран, соглашения с которыми будут пересмотрены или расторгнуты, пока нет. Эксперты отмечают потенциальные риски для Нидерландов и Швейцарии.

Вряд ли произойдет массовый переезд холдингов и казначейских компаний с Кипра в другие страны, подытожил партнер юридической компании Amond & Smith Ltd Сергей Назаркин. Подходы и методы «атаки» налоговиков на схемы налоговой экономии одинаковы вне зависимости от того, будет ли это Кипр, который у всех на слуху, или респектабельная Швейцария. «Собственникам таких компаний надо задуматься над тем, чтобы перестроить свой бизнес таким образом, чтобы исключить использование транзитных компаний в схеме работы и перейти на более «экологичные» методы ведения бизнеса», — считает эксперт.

Стратегии для бизнеса

Способы продолжать экономить на налогах, переводя капитал за рубеж, еще остаются. Уже сейчас многие структуры во главе с российским налоговым резидентом применяют «сквозной» подход и платят налоги при выплате на Кипр так, как будто дивиденды получают конечные бенефициары, отмечает Токарев. На таком бизнесе разрыв налогового соглашения с Кипром никак не скажется.

Но если бенефициары не готовы к такой открытости, а также не готовы «переехать» в Россию, возможно, они будут готовы смириться и платить налог по максимальной ставке.

При «сквозном» подходе иностранная структура должна заявить, что реальным получателем дохода из России является не она, а российское лицо. Это позволит снизить ставку до 13% и даже до 0%. Условия льготы: срок владения акциями — более года, портфель, по которому платятся дивиденды, не менее 50%, а плательщик не является резидентом офшоров из черного списка.

Минфин планировал закрыть эту лазейку уже с 2021 года. Но бизнесу удалось пролоббировать переходный период до 2024 года, выяснил РБК. Еще на три года льгота сохранится только на выплаты в страны, которые не входят в черный список офшоров. После разрыва налогового соглашения Кипр рискует попасть в этот список, и тогда пришедшие оттуда компании уже с 2021 года не смогут облагать полученные дивиденды по ставке 0%.

Другая возможная стратегия — «переезд» компании в специальные административные районы (САРы). Редомициляция, или смена корпоративной прописки, позволяет осуществить полную «миграцию» компании в Россию — сменить налоговое резидентство и личный закон (страну регистрации).

На рост привлекательности «русских офшоров» и делает ставку Минфин, стимулируя перевод холдинговых структур обратно в Россию. При этом приток компаний в САРы вряд ли принесет значительные поступления в бюджет, отмечает Токарев. Кандидатов на переезд больше всего привлекает нулевая ставка налога на дивиденды от российских дочерних компаний.

Для международных холдингов в САР действует ставка 0% на дивиденды. Условие: не менее года владеть долей от 15% в уставном капитале юрлица. Кроме того, непубличным компаниям — резидентам САР обещана ставка 5% вместо 15% на дивиденды за рубеж. Сейчас такая возможность есть только у публичных компаний.

Риски разрыва сотрудничества

Денонсация соглашения вряд ли автоматически означает включение Кипра в черный список ФНС, считает Токарев. Но такое развитие событий нельзя исключать, если в ответ на разрыв соглашения налоговые органы Кипра перестанут предоставлять информацию российским коллегам. В этом случае российские холдинги лишатся возможности применять нулевую ставку по дивидендам от кипрских «дочек», прогнозирует Токарев.

Федеральная налоговая служба включает в черный список юрисдикции с льготным налоговым режимом, которые не предоставляют России информацию о финансовых операциях. Сейчас в перечне 98 государств и 18 территорий. Ранее Кипр действительно был аналогом классического офшора, но после выполнения ряда требований был исключен из черного списка в 2013 году.

Потенциально прекращение обмена налоговой информацией приведет к дополнительным негативным последствиям для структур, попадающих под действие российских правил о трансфертном ценообразовании или о контролируемых иностранных компаниях (КИК), предупредила Амбрасовская.

Кипр не должен рассматриваться как офшор, необходимо сохранить обмен налоговой информацией, подчеркивает партнер EY Марина Белякова. Иначе негативный эффект будет шире, чем от повышения налоговых ставок. В перспективе перестанут работать некоторые льготы по КИК и может стать невозможным применение «сквозного» подхода.

При этом для части бизнеса будет на руку ухудшение контакта между налоговыми органами двух стран, полагает Назаркин. Российский средний бизнес уже достаточно давно не регистрирует холдинги и казначейские компании на Кипре для вывода дивидендов и процентов по заниженным ставкам — слишком велики риски налоговых претензий и доначислений, пояснил он.

Вместе с тем набирает обороты использование операционных компаний на Кипре, в том числе ИТ-индустрией. Регистрируя компанию на Кипре и получая доход по всему миру, бизнес сохраняет существенное присутствие в России — управление, офисы и сотрудников. Российские же бенефициары такого бизнеса «уже тем или иным образом решили вопрос со своим налоговым резидентством и проводят большую часть времени за пределами России», отметил Назаркин.

Именно таким компаниям будет на руку ухудшение коммуникации между налоговыми органами двух стран, считает Назаркин. Российским налоговым органам станет сложнее доказывать связь между зарубежной и российской частями такого бизнеса и то, что структура на Кипре управляется и контролируется из России.